2016-08-24T03:32:18+03:00
КП Беларусь

Путешественник Федор Конюхов: «Нырял в белорусскую Березину за мореным дубом»

Федор Филиппович рассказал "Комсомолке", как учился в Бобруйске и чем встречает его жена из долгих экспедиций [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments1
Известный путешественник Федор Конюхов привез в Минск выставку своих картин.Известный путешественник Федор Конюхов привез в Минск выставку своих картин.Фото: Сергей ГАПОН
Изменить размер текста:

Самого известного российского путешественника Федора Конюхова мы привыкли видеть по телевизору за штурвалом яхты, идущего в горах или в специальном дутом костюме среди снегов Антарктиды. И не узнать было бы его в толпе обычных людей. Только фирменная моряцкая кепочка, чуть отросшие волосы и борода выдают в нем героя сотен экспедиций и опасных путешествий. В Минск Федор Филиппович привез выставку своих картин. А еще белорусскую столицу путешественник посетил, чтобы помочь собрать средства на возведение храма Богоявления в минском микрорайоне Лошица.

Приезжая из долгих поездок в Москву, Конюхов возвращается к своей главной должности – священника. Но признается, что в городе ему неуютно. Только в море он чувствует себя на своем месте, поэтому и постоянно ждет: когда же следующая экспедиция?

«Жена встречает вареной картошечкой с селедочкой»

- Федор Филиппович, в первое самостоятельное путешествие вы отправились в 15 лет - пересекли Азовское море на рыбацкой весельной лодке. Родители были в курсе вашего выхода в море?

- Я сделал это тайком. Но родители догадывались, ведь я строил весельную лодку. Когда папа увидел, что она ненадежная, порубил ее. А я взял в его бригаде другую (отец Федора Конюхова - потомственный рыбак - ред.) и вышел в море.

- Влетело потом от папы?

- Хорошо попало (смеется). Но для меня это была и радость, и наука.

- Вы отправляетесь в путешествия в полном одиночестве. Многие люди не умеют проводить время наедине с собой. А вам комфортно в этом состоянии?

- Это самый тяжелый труд. Работа, холод, голод - все это можно претерпеть и перенести. Когда был молодой, одиночество очень сильно на меня действовало. А когда начал взрослеть и постарел, мне стало легче его переносить. Я понял, что на земном шаре нет одиночества. Всегда рядом присутствует кто-то: дельфины рядом, киты, птицы летят, альбатросы. А если и их нет, ты чувствуешь, что океан живой, горы живые. А если и этого нет, знаешь, что рядом всегда присутствует сам Господь Бог и те святые, которым ты молишься. Я уже больше тысячи дней провел в одиночестве.

На своих картинах Федор Конюхов изображает то, что видел в своих экспедициях. Фото: Сергей ГАПОН

На своих картинах Федор Конюхов изображает то, что видел в своих экспедициях.Фото: Сергей ГАПОН

- Когда ваши дети были маленькие, что они отвечали на вопрос: кем работает твой папа?

- А я же много работаю! 16 лет возглавляю лабораторию дистанционного образования в Современной гуманитарной академии. А в государственной академии водного транспорта я профессор, преподаю на кафедре мореплавания. Я же еще художник, писатель. Есть много других профессий. В том числе путешественник.

- Есть ли в вашей семье ритуал или традиция, как ваша семья провожает вас в экспедиции и встречает?

- Они просто молятся за меня.

- А чем вкусненьким встречает жена дома из поездок?

- Я люблю, чтобы была сварена картошечка, селедочка нарезана с лучком. Ну и раньше не было, а сейчас еще и с лимончиком. Это самое любимое! Жена это знает и всегда готовит.

«С 8 лет знал, что дойду до Северного полюса»

- Чего вам больше всего не хватает из цивилизации во время путешествия?

- Общения с людьми. Я скучаю по людям, когда один, по словам, по речи. В океане же нет голосов, там есть только звуки. А человек все-таки привык к голосам. Когда по 200 дней подряд находишься в океане, тяжело еще и потому, что там нет вертикальных линий. Человек привык видеть горизонт и вертикаль. А там нет столбов, деревьев, башен, домов. Это очень выбивает. То же самое с разными цветами. Вот по этому я скучаю.

Над своими работами Конюхов трудится в перерывах между путешествиями. Фото: Сергей ГАПОН

Над своими работами Конюхов трудится в перерывах между путешествиями.Фото: Сергей ГАПОН

- Говорят, когда много времени проводишь наедине с природой, начинаешь подчиняться ее ритмам: просыпаешься с восходом солнца, засыпаешь с заходом. И никакие часы не нужны!

- Если я на яхте, то почти не сплю. Так, 15 - 30 минут поспишь, час-два работаешь… Но с двух ночи до четырех утра я молюсь. И если раньше ставил для этого будильник, то сейчас всегда автоматически встаю к нужному времени.

- Вы с детства понимали, что то, чем вы хотите заниматься, опасно?

- Все в твоих руках и воли божьей. Были разные экстремальные ситуации в горах, в океане, ураганы, переворачивался… Господь бог миловал - видите, стою рядом с вами.

Я же к этому шел и тренировался! Я с 8 лет знал, что пойду к Северному полюсу, и начал готовиться. И только через 30 лет первый раз дошел до него. Где бы ни был, только об этом и думал. В школе сижу, рисую, пишу, читаю и знаю про себя: мне надо идти к Северному полюсу. Математику не очень любил, но знал, что надо зубрить ее, потому что если не буду знать математику, не найду Северный полюс. Тогда же не было GPS! По формулам высчитывали координаты: где ты находишься и куда тебе идти. Вот я и старался. Потом, чтобы подняться на Эверест первый раз, занимался альпинизмом. И только через 19 лет подготовки сделал это. Чтобы дойти до Южного полюса, мне потребовалось пять лет подготовки. А для первого путешествия вокруг света - 20 лет подготовки. Занимался на яхте, стал мастером спорта, потом заслуженным, участвовал во многих регатах. И только потом смог пойти. Сейчас уже 6 раз сходил! Мне сейчас 61 год. А когда посчитали, сколько я провел в экспедициях и подготовке, сложили и говорят: «Ты прожил 300 лет» (смеется).

- А физически как подготовить тело к таким поездкам?

- Когда маленький был, перед школой бегал по 5 км по берегу моря. А потом приходил на занятия, и очень хотелось спать (улыбается). Но надо готовиться еще и духовно. Я занимался спортом и молился. Господь Бог дал тело, и надо, чтобы оно было красивое и сильное. Дух надо тренировать. Многие вещи нельзя взять физически, но можно взять духовно. Когда шел в Антарктиде, нужно было тащить нарты, это саночки такие, 1 350 км по побережью. Весили они 135 кг! Ураганный ветер, температура до 53 градусов мороза. И нужно было идти. Поэтому нужно тренировать свой дух, волю.

«Сколько к родителям не приезжай, всегда будет мало»

- Знаю, что вы учились в Бобруйске. А как вы там оказались?

- После морского училища служил на флоте, на Балтике. И на корабле у меня был товарищ из Беларуси. А я хорошо рисовал. И он говорит: «У меня брат учится в Беларуси, надо и тебе учиться рисованию». Еще один из Киева звал к себе на родину. А я приехал в Бобруйск и подумал, что если мне понравится, останусь. Вот и остался учиться. Я любил ходить писать этюды - поля, леса. Ныряли мы в реку Березину и доставали оттуда мореный дуб для резьбы. От Бобруйска остались только светлые воспоминания. Приезжал туда 2009 году, мне там сделали православный крест, который мы установили на мыс Горн. Я забирал его из училища. Не был там 30 лет. Но зашел, и ничего не изменилось! Как будто и не уезжал. Картины мои там, резьба, все, что я делал.

В Москве у Федора Филипповича есть своя мастерская. Фото: Сергей ГАПОН

В Москве у Федора Филипповича есть своя мастерская.Фото: Сергей ГАПОН

- Вашим родителям больше 90 лет. Часто в гостях у них бываете?

- Редко. Сколько к родителям не приезжай, всегда будет мало! У меня 4 внука и 2 внучки, я их очень редко вижу. А некогда! Или им некогда ко мне приехать. Но я бы не хотел, чтобы мои внуки шли на Эверест. Я бы тогда сильно переживал (улыбается).

Еще больше материалов по теме: «Беларусь: Звезды в Минске»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также