2016-08-24T03:16:35+03:00
КП Беларусь

«Тот, у кого в Ольшанах нет теплиц, - либо больной, либо алкоголик пропащий!»

«Комсомолка» побывала в белорусском огуречном раю: коттеджи на льготные кредиты для многодетных и заработки по 10 тысяч долларов за сезон [фото]
Поделиться:
Работа на оптовом рынке в Ольшанах кипит уже с 6 утраРабота на оптовом рынке в Ольшанах кипит уже с 6 утраФото: Сергей ГАПОН
Изменить размер текста:

В массовом сознании уже давно закрепилось: агрогородок Ольшаны - огуречная столица Беларуси. Все знают, что у местных жителей - шикарные коттеджи, в почти семитысячной деревне никто не пьет и не курит, зато за сезон можно заработать по 10 - 15 тысяч долларов. Ведь белорусские огурцы фурами едут в Россию. Но как так случилось, что рай - именно здесь, а в соседней деревне - уже нет. Неужто дело только в плодородной земле и климате? И рай ли это вообще при ближайшем рассмотрении?

«Хай тому пусто будет, кто этот труд придумал!»

- Дурны труд! Хай тому пусто будет, кто его придумал! - говорит нам местный житель, который привез на оптовый рынок сдавать 200 кило огурцов - средний урожай за день. - Подъем у нас сразу, как только светать начнет. Это четыре или пять утра. И сразу собирать огурцы. Потом - на рынок. А по возвращении - прополка, подкормка, пасынки с огурцов нужно срезать… Это еще сейчас теплицы не нужно топить. А вот в марте - начале апреля совсем тяжело приходится…

Ольшанец про огуречный бизнес: "Дурной труд! Пусть тому пусто будет, кто его придумал!" Фото: Сергей ГАПОН

Ольшанец про огуречный бизнес: "Дурной труд! Пусть тому пусто будет, кто его придумал!"Фото: Сергей ГАПОН

- Но зато зарабатываете вы тут хорошо. Говорят, около 10 тысяч долларов за сезон!

- Ну да. Даже если десять тысяч. Думаете, это много? Посчитайте: один рулон пленки стоит около миллиона, чтобы укрыть мою теплицу в 10 соток, нужно три таких рулона. Еще дрова, для того чтобы теплицу отапливать, рейки, чтобы основу ремонтировать. Плюс семена, удобрения. Разделите на 12 месяцев! Что нам на жизнь остается? Много получается? Вот. Да если бы у нас в деревне работа какая-нибудь другая была, на заводе или фабрике, все бы с удовольствием туда пошли. За зарплату в 3 - 4 миллиона. Мы на огурцах, если разделить нашу выручку за сезон на 12 месяцев, примерно столько и зарабатываем. А на заводе рисков нет, и день рабочий нормирован. А у нас - тяжелая работа от рассвета до заката.

- Вот у меня недавно сосед новую теплицу построил, - вступает в разговор другой мужчина. - 50 миллионов в нее вбухал! Теперь не знает, когда отобьется…

Огромные теплицы - неотъемлемая часть ольшанского пейзажа. Фото: Сергей ГАПОН

Огромные теплицы - неотъемлемая часть ольшанского пейзажа.Фото: Сергей ГАПОН

- Если бизнес настолько невыгодный, то откуда в деревне столько дорогих коттеджей?

- Все коттеджи построены в основном на льготные кредиты, которые положены многодетным семьям. А семьи тут почти все многодетные. Вот и получается, что дома у всех хорошие, но чтобы содержать их, приходится работать не покладая рук.

Белорусские огурцы едут в Москву и Питер

Оптовый рынок в Ольшанах - это стоянка для фур. На 90% - российских.

- Белорусы наш товар почти не берут, - рассказывает мужчина, перегружающий огурцы в ящики.

Несмотря на то, что на улице проливной дождь, а часы еще не показывают восьми утра, жизнь на рынке кипит.

Копейка рубль бережет. При перевозке огурцов можно сэкономить на бензине. Фото: Сергей ГАПОН

Копейка рубль бережет. При перевозке огурцов можно сэкономить на бензине.Фото: Сергей ГАПОН

Ольшанские огурцы увозят в Россию фурами Фото: Сергей ГАПОН

Ольшанские огурцы увозят в Россию фурамиФото: Сергей ГАПОН

- С шести утра мы тут, вы, наоборот, поздно приехали, - говорят азербайджанцы, сидящие на ящиках в кузове своей уже нагруженной огурцами машины.

Именно азербайджанцы в основном закупают огурцы. Как правило, их потом везут в Москву и Питер.

- Они с утра договариваются и выставляют цену, за которую мы и продаем им наши огурцы. Вчера это было 10 тысяч за килограмм, сегодня 9. Завтра вообще может быть 8 или 7. И никуда не денемся, будем продавать, - вздыхает жительница Ольшан, которая привезла свой урожай на рынок.

Основные покупатели- азербайджанцы. Они и устанавливают цену. Порой для продавцов не выгодную. Фото: Сергей ГАПОН

Основные покупатели- азербайджанцы. Они и устанавливают цену. Порой для продавцов не выгодную.Фото: Сергей ГАПОН

Деньги на ольшанском оптовом рынке витают в воздухе. В прямом смысле. Фото: Сергей ГАПОН

Деньги на ольшанском оптовом рынке витают в воздухе. В прямом смысле.Фото: Сергей ГАПОН

- Поехали ко мне, посмотрите на мою теплицу, - любезно приглашает мужчина, который только что продал свой утренний урожай.

Гигантская теплица в 20 соток похожа на джунгли или лабиринт. Свернул не туда - и можно заблудиться. Все огурцы аккуратно подвязаны, на земле ни одного сорняка.

- И сколько человек тут работает? - удивляюсь я.

- Я да жинка моя. - Надько! Ходь сюды! Гурьки показывать будешь! - Жинка у меня вяликая, але, слава богу, рабочая, - говорит хозяин, любовно хлопая жену по плечу.

Фермер: "Жинка у мяне рабочая, слава Богу!" Фото: Сергей ГАПОН

Фермер: "Жинка у мяне рабочая, слава Богу!"Фото: Сергей ГАПОН

«Пять детей - это у нас многодетной семьей не считается»

Ольшаны на самом деле не похожи ни на одну другую деревню. Они - как отдельная страна. Даже язык у них свой, ольшанский. Разговаривают местные жители не по-русски и даже не по-украински, несмотря на близость с украинской границей. Такая интересная смесь белорусского, украинского и польского языков.

Демографическая ситуация тоже особенная. В прошлом году в районе было зарегистрировано аж 400 беременных. В деревне, где живет 7 тысяч человек, уже есть три детских садика и две школы. С такими темпами рождаемости в ближайшее время, наверное, придется строить третью.

Многодетные семьи - это отдельный разговор.

- Познакомьте меня с многодетной семьей, чтобы детей пять, - прошу я учительницу одной из школ.

- Пять детей - это у нас многодетной семьей не считается, - улыбается женщина. - Вот, смотрите, Мишка, - показывает она на белобрысого мальчугана. - У них в семье 14 детей. Есть и по 15. В среднем - 9 - 11.

Спортивная олимпиада в местной школе. Фото: Сергей ГАПОН

Спортивная олимпиада в местной школе.Фото: Сергей ГАПОН

- Ничего себе! - не могу я скрыть удивление.

- Ну а что? Замуж девушки выходят в основном рано, рожают первого тоже рано. Лет в 18. А дальше - каждый год по ребеночку. В деревне живут в основном баптисты. Предохраняться им вера не позволяет. Сколько бог дает - столько и рожают. Вот мама одной моей ученицы в январе родила одного ребеночка, а уже в декабре еще одного. Получается - двое за год!

- Столько детей - это же очень тяжело!

- Дети - помощники. Вместе с родителями встают ни свет ни заря, помогают собирать, пропалывать, поливать огурцы. Потом идут в школу.

Дети встают с рассветом, чтобы помочь родителям с огурцами. Поэтому большинство учится не очень охотно. Фото: Сергей ГАПОН

Дети встают с рассветом, чтобы помочь родителям с огурцами. Поэтому большинство учится не очень охотно.Фото: Сергей ГАПОН

- Учатся, наверное, не очень хорошо. У них другие интересы…

- Раньше так и было. А в последнее время я замечаю, что дети очень стараются. Их родители видят, что огуречный бизнес с каждым годом становится все менее и менее выгодным, и хотят, чтобы их дети хорошо учились, а потом поступали в университеты. Смотрят в будущее. Ведь сейчас все дорогое, кроме огурцов, которые мы выращиваем! Но все равно после университетов все в основном возвращаются в родные Ольшаны.

После школы- снова в теплицу. Фото: Сергей ГАПОН

После школы- снова в теплицу.Фото: Сергей ГАПОН

- А пары себе находят в основном из местных или из городов женихов-невест привозят?

- В основном женятся между собой. Куда ж городской с огурцами справится! Вот у меня зять из города. Приехал ко мне и сразу говорит: «Мама, давайте я вам помогу», и пошел в теплицу. Через полчаса достала его оттуда в полуобморочном состоянии. Непривыкший он к тяжелой работе!

Огуречная теплица - дом родной! Туда даже кровать ставят.

- Тот, у кого в Ольшанах нет теплицы с огурцами, - или больной, или уж алкоголик совсем пропащий, - говорят местные жители.

И на самом деле. Во многих теплицах даже оборудованы спальные места.

- Зачем? - удивляюсь.

- А как же? Работаешь, например, в теплице допоздна, часов до двух ночи. А через пару часов нужно снова в теплицу идти, печку топить. Так смысл оттуда уходить? Ночуем прямо на рабочем месте. У нас даже поговорка на эту тему есть: «Работай в межи, там и лежи!»

БОЛЬШЕ ФОТОГРАФИЙ ИЗ ОГУРЕЧНОГО КРАЯ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также