Наука

Революция в красоте: на подиумах появились толстушки и киборги

Историк моды Ольга Вайнштейн рассказывает, как изменился идеал женской красоты
Ольга ВАЙНШТЕЙН, историк моды

Идеал женской красоты уже который раз за всю историю человечества радикально меняется. И сегодня, в начале нового ХХI века, вновь грянула революция.

Популярный некогда типаж молодой худощавой модели с мерками 90-60-90 уходит в прошлое. На наших глазах совершается распадение прежнего гламурного телесного канона. В модное пространство все активнее вторгаются принципиально новые герои - полные, пожилые, персонажи в стиле унисекс и даже инвалиды. Они все чаще стали мелькать на подиумах, появляться в рекламе и на обложках модных журналов.

СЛАДКИЕ ТОЛСТУШКИ

Мода и раньше пыталась смягчить непременное требование к красоткам: быть худой. Еще в начале 2000-х годов на подиуме впервые появились дамы обычной комплекции - известные модели Софи Даль и Летиция Каста. После этого полные модели не раз участвовали в показах таких знаменитых модельеров, как Жан-Поль Готье и Джон Гальяно. А в последнее время перед дефиле стал проводиться строгий контроль веса моделей для того, чтобы отбраковывать самых тощих.

Сейчас самые знаменитые «толстушки» - Кристалл Ренн, Тара Линн, Робин Лавли, Кэндис Хаффин. Эти модели «plus size» фигурировали в съемках всемирно известного фэшн-фотографа Стивена Майзела. Среди российских пухленьких моделей прославилась Екатерина Жаркова, которая активно выступает против аномальной худобы и анорексии – популярного недуга среди моделей. В 2009 году Катя победила в российском конкурсе «Сладкая женщина», а ныне успешно работает в Америке.

ДАМЫ БАЛЬЗАКОВСКОГО ВОЗРАСТА

Рушатся и возрастные стереотипы. Все чаще проводятся модные дефиле с участием дам бальзаковского возраста. И этому есть объяснение: в нынешнем веке зрелые женщины гораздо больше, чем в другие времена, активно наслаждаются жизнью. Например, недавно состоялся перформанс датского дизайнера Каролины Кьелдтофт под названием «86/77/96». Это среднестатические мерки 80-летней европейской женщины. В противовес стандарту 90/60/90 Кьелдтофт утверждает красоту тела пожилой дамы. Для своего последнего перформанса она пригласила девять старушек, которые демонстрировали изящные маленькие черные платья.

Недавно состоялся перформанс датского дизайнера Каролины Кьелдтофт под названием «86/77/96».

Недавно состоялся перформанс датского дизайнера Каролины Кьелдтофт под названием «86/77/96».

А парфюмерный концерн «Dove» недавно провел рекламную кампанию «за истинную красоту», в которой участвовала 57-летняя россиянка Лариса Сысоева. И в рамках этой кампании был размещен рекламный щит с фотографией 96-летней Ирен Синклер в Лондоне на Трафалгар-сквер.

Инвалиды или люди со сверхспособностями?

Последнее время на подиумах и на обложках модных журналов все чаще стали появляться модели-инвалиды. Первой ласточкой здесь была американка Эйми Маллинс, которой в детстве ампутировали обе ноги ниже колена из-за врожденного отсутствия малоберцовой кости. Несмотря на это, она стала рекордсменкой Паралимпийских игр в беге и в прыжках в длину. Фотографии Эйми, бегающей на карбоновых протезах-лезвиях, обошли мировую прессу. А вскоре английский дизайнер Александр МакКуин пригласил ее принять участие в показе своей коллекции. Эйми открывала шоу, дефилируя по подиуму на специально изготовленных для нее деревянных протезах - в выточенных из ясеня сапогах на высоких каблуках.

Фотографии Эйми, бегающей на карбоновых протезах-лезвиях, обошли мировую прессу.

Фотографии Эйми, бегающей на карбоновых протезах-лезвиях, обошли мировую прессу.

Авангардный потенциал ее образа оценил знаменитый режиссер Мэтью Барни, пригласивший ее сниматься в своем фильме «Кремастер-3» (2002). В этом фильме Маллинс выступила в нескольких ролях, самый эффектная из которых – женщина-гепард: идея возникла в связи с с ее спортивными протезами, смоделированными по лапе гепарда. Сейчас Маллинс часто выступает с лекциями, в том числе в престижной серии «TED», утверждая идею о сверхспособностях людей с ограниченными физическими возможностями. По мысли Маллинс, благодаря новой идеологии толерантности и использованию современных технологичных протезов они часто подают пример силы духа и спортивности обычным здоровым людям.

В 2010 году компания Дебенхэмс провела рекламную фотосъемку с участием моделей-инвалидов. Лицом осенне-зимней коллекции была выбрана парализованная Шаннон Марри, передвигающаяся в кресле-коляске.

Лицом осенне-зимней коллекции была выбрана парализованная Шаннон Марри, передвигающаяся в кресле-коляске.

Лицом осенне-зимней коллекции была выбрана парализованная Шаннон Марри, передвигающаяся в кресле-коляске.

А в России известны модели-инвалиды - художник-дизайнер Мария Генделева и Евгения Воскобойникова, которая работала телеведущей. И каждый год проводится уже ставший традиционным конкурс дизайнерской одежды для инвалидов «Bezgraniz Couture»

В СТИЛЕ УНИСЕКС

Также среди моделей за последние годы наибольшей популярностью стали пользоваться люди, обладающие универсальной внешностью. Ведь они могут по желанию представать в образе мужчины или женщины. Из икон нового «транссексуального» стиля явно выделяется австралиец Андрей Пежич (Andrej Pejic). В 2011 году он участвовал в показах как мужских, так и женских коллекций Жан-Поля Готье, появляясь в финале шоу в роли невесты, а у Марка Джейкобса демонстрировал мужскую одежду. Удивительно красивое лицо, худощавое тело и длинные белокурые волосы Андрея делают его идеальной фотомоделью. Провокативный потенциал его образа успешно используют и в интересах коммерции – Пежич снимался для рекламы лифчиков с push-up эффектом для голландского бренда Hema.

КСТАТИ

ПРОТЕЗ МОЖЕТ ТАКЖЕ СТАТЬ МОДНЫМ АКСЕССУАРОМ

Традиционно протезы конструировались таким образом, чтобы быть незаметными: они должны были делать свое дело и не привлекать излишнего внимания. Но мода диктует свои законы: в последнее время все чаще дизайнеры обращаются к идее «модных протезов», которые специально рассчитаны на то, чтобы восприниматься прежде всего как зримые аксессуары, подчеркивающие личные вкусы владельца. Креативный подход к проблеме протезов принес неожиданные результаты: возникновение нового тренда «эстетических протезов» (“proaesthetics”).

Карли Хегген с протезом - крылом из перьев и цветов.

Карли Хегген с протезом - крылом из перьев и цветов.

Так, дизайнер Дамиан О’Салливан сделал фарфоровую «шину» с веселыми цветочками для фиксации сломанной руки. Он считает, что подобные протезы можно хранить как сокровище и после того, как кости срастутся. Ведь носить подобную шину более приятно, чем обычную гипсовую повязку. Этот концепт обыгрывает аналогию между между хрупким фарфором и хрупкой костью.

Итальянский дизайнер Франческа Ланзавеккиа предложила целую серии сходных приспособлений: трость, скомбинированную с кофейным столиком, и элегантный пластиковый корсет для позвоночника, который декорируется изображениями в стиле тату и перфорацией, напоминающей пирсинг.

А вот дизайнеры Тоня Доурэи и Карли Хегген, напротив, отказываются от идеи телесного подобия в своих работах. Они конструирует крыло из перьев и цветов - сугубо декоративный аксессуар, который можно носить на месте отсутствующей руки.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Мода - новая настройка культурного зрения

Мода заставляет нас привыкать к новизне, преодолевать предубеждения. Мы пересматриваем старые границы «нормального» и благодаря установке на толерантность привыкаем к новым телесным канонам. Конечно, с другой стороны, у этих процессов есть и экономическая подоплека, ведь брендам невыгодно игнорировать людей, которые не подходят под какие-либо установленные стандарты. Но, так или иначе, можно сказать, что происходит восстановление справедливости по отношению к тем людям, которые раньше не могли попасть в пространство моды.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Ольга ВАЙНШТЕЙН - историк моды, культуролог, доктор филологических наук. Работает в Российском Государственном Гуманитарном Университете. Автор книги "Денди: мода, литература, стиль жизни" (НЛО, 2006, 2012), составитель двухтомника "Ароматы и запахи в истории культуры" (НЛО, 2003, 2010).

Ольга ВАЙНШТЕЙН.

Ольга ВАЙНШТЕЙН.