2016-09-29T17:17:33+03:00
КП Беларусь

Суд отдал мальчика папе и потребовал от мамы вернуть плюшевого мишку за 25 тысяч

Экспертиза показала, что папа - демократ, у мамы авторитарный стиль воспитания
Поделиться:
Мама не знает, где учится ее любимый сын.Мама не знает, где учится ее любимый сын.
Изменить размер текста:

Маленького Артема родители делили в минском суде почти год, и вот на днях суд вынес решение: 8-летний мальчик будет жить с папой, а мама может его навещать. Но как часто - это предстоит еще решить, и, видимо, дело снова не обойдется без суда. Отец настаивал на том, чтобы мальчика воспитывал он один, точнее, вместе с новой женой, а бывшую супругу стоит ограничить от общения с ребенком. А также попросил суд… «Истребовать у ответчика любимую игрушку сына - плюшевого мишку стоимостью 25 тысяч рублей». И эту необычную просьбу судья удовлетворила.

Мама не знает, в какой школе учится сын

Про сложные отношения Алеcи и ее бывшего мужа Олега мы писали еще весной. Напомним, 33-летний минчанин обратился в суд с заявлением об определении места жительства единственного сына. Мужчина уверен: он может достойно воспитать сына, дать ему лучшие условия. Состоятельному папе не нравилось, что мальчик, пока жил с мамой, делал себе бутерброды, вместо сказок ему читали энциклопедии и оставляли дома одного. И хоть пара расставалась еще в 2007 году, однако на суде в адрес друг друга вылился поток обвинений, упреков, обид. После развода малыш жил с мамой, а осенью 2012 года Алеся сама попросила Олега забрать сына на время. У женщины умер отец, и она тяжело переживала потерю и не хотела, чтобы Артем видел все время плачущую маму. Папа мальчика забрал, но возвращать отказался, и начались суды…

- Летом я видела Артемку всего два раза! На лестничной площадке 22 июля 15 минут и 27 июля играла с ним два часа в присутствии общей с бывшим мужем подруги. И все! Но я же мама, которая не лишена прав, которая обожает собственного сына, так почему я не могу увидеть собственного ребенка, когда хочу? Летом я переехала из Лиды в Минск, сняла квартиру и устроилась учителем английского языка в школу, в которую должен был пойти Артем. Как только бывший муж узнал об этом, сына перевели в другое учебное заведение. Но в какое, он не говорит. В старой школе Артема нет, в новой тоже, органы опеки не могут ответить на вопрос: где учится мой сын, - говорит мне Алеся перед началом судебного заседания. Рядом стоит Олег, пара демонстративно игнорирует друг друга.

«Папа - демократ, у мамы авторитарный стиль воспитания»

Пока судья полчаса зачитывала решение, ни Олег, ни Алеся ни разу не посмотрели в сторону друг друга. Все обвинения в сторону мамы, что она плохо воспитывала ребенка во время брака и после развода, судья назвала голословными и не нашедшими достаточных доказательств. А также обратила внимание на то, что до этого Олег ни разу не жаловался на Алесю в официальные органы на бывшую жену и давал разрешение на выезд сына за границу.

Во время судебного разбирательства оказалось, что и у мамы, и у папы хорошие жилищные условия, каждый работает, положительно характеризуется. Каждому была назначена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

- Согласно заключению экспертов, установлено, что у несовершеннолетнего Артема не имеется психического расстройства, диагностируется положительное отношение и привязанность к отцу, диагностируется отрицательное эмоциональное отношение к взаимодействию с матерью, высказывает пожелание общаться с ней при условии изменений и уважительного отношения к отцу, - зачитывала свое решение судья. - С учетом сложившейся ситуации в семье несовершеннолетний способен самостоятельно принять решение о месте своего жительства, это обусловлено наличием высокого для его возраста уровня вербального интеллекта, вдумчивостью, логическим мышлением. (…) Согласно заключению экспертов, мама психическими расстройствами не страдает. У нее выявляются следующие психологические особенности: ровное настроение, сценический тип реагирования, смешанная жизненная позиция с некоторой преобладанием активной, отсутствие застенчивости, недостаток дипломатичности, недостаточная продуманность, невзвешенность в принятии решений, в связи с чем возможно повторение ошибок. Способна к созданию оптимального эмоционального контакта с ребенком, (…) при этом рассматривается авторитаризм, не способна принять точку зрения ребенка. Оказывает психологическое давление на ребенка. У отца выявляется следующие психологические особенности: ровное настроение, смешанная жизненная позиция с некоторой преобладанием активной, отсутствие застенчивости, стремление к доминированию, убежденный в собственной прямоте, стремление к социальной значимости. У него определяются следующие особенности родительского отношения к воспитанию: способен к созданию оптимального эмоционального контакта с ребенком, заинтересован в делах ребенка, хорошо осведомлен в теории детской психологии, преобладает демократический стиль воспитания». В суде эксперт подтвердила, что свое заключение ею было дано одномоментно, то есть на день проведения экспертизы.

«Жить хочу у папы, а с мамой ходить по выходным в парк»

После такого заключения органы опеки тоже решили, что Артему лучше жить с отцом. Во время экспертизы мальчик признался:

- Жить хочу у папы, а с мамой ходить по выходным в парк, если она не будет ругаться на папу.

Сразу после суда Алеся сказала, что будет обжаловать решение, а вот Олег оказался не многословным. На вопрос, сможет ли теперь сын поиграть с мамой в парке, он ответил:

- Для начала Алесе необходимо пройти коррекцию детско-родительских отношений. Поэтому она может встречаться с сыном раз в неделю в присутствии психолога, - прокомментировал Олег.

Кстати, последняя встреча сына и мамы длилась ровно час и проходила в социальном приюте в присутствии специалиста. Хотя нет ни одного решения суда или органов опеки, что свидания Алеси и маленького Артемки должны проходить в таком формате. Но, чтобы увидеть сына, маме приходится соглашаться на условия папы.

- Конечно, Олег перегибает палку. Он боится оставить ребенка тет-а-тет с мамой, чтобы она не воздействовала на него психологически, поэтому всегда требует присутствие третьего человека, - рассказывает «КП» Евгения, подруга семьи, которая наблюдала за тем, как встречалась Алеся с сыном. - И Олегу, и Алесе нужно было сразу садиться за стол переговоров, а сейчас они зашли слишком далеко. Несмотря на то, что они оба родителя, Алеся не может воспользоваться своими законными правами и без препятствий встретиться с сыном.

- У алкоголичек детей не забирают, дают сто шансов исправиться, а меня так сразу лишили ребенка. Ни один официальный орган не может мне помочь реализовать свое право - мамы. Я прихожу утром под окно бывшего мужа, чтобы пожелать сыну хорошего дня, и это расценивается как психологическое давление. А что мне делать? Исчезнуть из жизни сына, чтобы он вообще про меня забыл? В какие двери еще нужно стучаться, чтобы меня услышали? Отец уезжает в командировки, а с Артемом остается мачехой, и это притом что есть я, настоящая мама, которая любит ребенка и хочет его воспитывать, - вдыхает Алеся. - Летом Олег предложил подписать какой-то меморандум. В нем множество пунктов, чего мне делать нельзя, а также сказано, что мои встречи с сыном должны записываться на видеокамеру и диктофон. Как можно договариваться с человеком, который никому не верит? Он даже высказал недоверие эксперту, который проводил психолого-психиатрическую экспертизу, и специалиста заменили. А на саму экспертизу с ним приехали 6 охранников! Зная, что даже у сына теперь есть телохранители, я тоже на тот день наняла двух сотрудников Департамента охраны и с ними приехала на экспертизу. Специалисты сами сказали, что у моего сына высокий уровень интеллекта. Так как мог вырасти такой ребенок у плохой мамы? На момент экспертизы сын полгода жил от меня в полной изоляции, можно было представить, в каком состоянии он туда приехал и как ему было тяжело.

Чтобы быть ближе к сыну, Алеся сняла квартиру возле дома бывшего мужа, они ходят по одним улицам, в один магазин, но встречи друг с другом избегают.

Имена папы и сына изменены по этическим соображениям

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также