2016-08-24T02:58:16+03:00

Расследование гибели группы Дятлова было недостоверным

Такой вывод сделала эксперт-криминалист Наталья Сахарова
Поделиться:
Комментарии: comments423
Расследование гибели группы Дятлова было недостоверным - уверена криминалист Наталья СахароваРасследование гибели группы Дятлова было недостоверным - уверена криминалист Наталья Сахарова
Изменить размер текста:

Зимой 1959 года в горах Северного Урала при весьма загадочных обстоятельствах погибли девять туристов. Причина их смерти и поныне не установлена. Следствие по гибели туристов внезапно прервали в самом его разгаре и засекретили. Журналисты «КП» уж давно ведут свое собственное расследование этого дела. И к нам все чаще подключаются профессиональные следователи. Наталья Сахарова одна из таких профессионалов. Она изучила копию этого уголовного дела и вот какой нам отчет прислала.

КАК И КОГДА ВОЗБУДИЛИ ДЕЛО?

- Процедура возбуждения уголовных дел в 1959 году несколько отличалась от нынешней, регламентируемой УПК РФ. Согласно статье 91 УПК РСФСР от 1923 года поводами для возбуждения уголовных дел могли быть:

- заявление граждан, различных объединений и организаций;

- сообщение правительственных учреждений и должностных лиц;

- явка с повинной;

- предложение прокурора;

- непосредственное усмотрение органов дознания, следователя или суда.

Наталья Сахарова изучила копию этого уголовного дела и вот какой нам отчет прислала

Наталья Сахарова изучила копию этого уголовного дела и вот какой нам отчет прислала

Но в постановлении о возбуждении дела по гибели туристов почему-то нет ссылок на «повод к возбуждению уголовного дела», как тогда это называлось (современное название - основание). Строка «полученными от…» (имеются ввиду данные по факту) не заполнена. Отсутствие первичного сообщения (рапорта, заявления, докладной записки либо радиограммы) было недопустимо как в 1959 году, так и сейчас. Полагаю, что указанная «стартовая» первичная информация могла быть изъята из дела заинтересованными лицами.

Вызывает подозрения и то, что дата возбуждения дела на обложке и дата в Постановлении различны. На черно-белой фотокопии обложки имеется дата «6. II.1959». А постановление от 26 февраля. Столь существенная разница в датах настораживает.

При изучении темпаловского постановления о возбуждении уголовного дела в строке даты визуально видно, что высота цифры «2» превышает соседствующую цифру «6». Но при изучении образцов цифрового почерка Темпалова мною была выявлена особенность (частный признак) написания Темпаловым двойки в двузначных числах: двойка размерами больше соседствующих цифр .

Поэтому, полагаю, исправлений в дате этого Постановления не было .

Но в томе 1 л.д. 48 имеется милицейский протокол допроса, составленный начальником Полуночного поселкового отделения милиции капитана Чудинова . Он допрашивает жителя о том, кого он видел в Вижае и о погоде. Дата протокола 6 февраля 1959 года (описка?).

Откуда взялись следы переброшюровки?На фото листов Дела пунктиром отмечены совмещения следов переброшюровки.Брошюровка листов уголовных дел на практике проделывается следующим образом: листы дела складываются в папки-накопители (бумажные папки без крепежа). Затем, по принятию решения, собранные от разных исполнителей листы одномоментно пробиваются дыроколом либо шилом и сшиваются . Нумерацию листов дела производят уже после их сшивания.На листах представленных копий, по внутренним краям, имеются свободные от нитей прошивки отверстия, своим расположением совпадающие в разных листах, то есть листы Дела ранее были прошиты, затем разобраны и снова прошиты (переброшюровка подшивки).Анализ сопроводительной запискиВ сопроводительной записке на имя прокурора Свердловской области имеется перечень : 1. дело в 1 томе 2. Альбом 3. (заштриховано) копия письма т. Слободину. Резолютивное указание, написанное тем же цветом, которым сделана штриховка последней строки перечня, определяет место хранения Дела «в секретном архиве» и далее: «…пакет хранить в с/с производстве».В представленных фотокопиях Дела нет указанного «пакета» и Альбома, а также копии письма Слободину.Могу лишь предположить, что Альбом – это фототаблицы к осмотру места происшествия (ОМП), в пакете могли быть записные книжки Дятлова, Золотарева, Колеватова, а также фотопленки, отснятые на ОМП.Как осматривали место происшествия?Осмотр места происшествия (ОМП) проведен крайне небрежно:- не отражена следовая картина возле палатки: как расположен снег, пластами либо наносами, что под снегом при снятии его послойно;- нет описания дорожек следов ног с замерами, нет указания на наличие либо отсутствие следов падений, волочения;- нет точного описания расположения предметов, обнаруженных подле палатки с указанием расстояний (одежда, тапочки);- наружная часть не осмотрена на следы разбрызгивания крови;- нет точного описания расположения вещей внутри палатки со схемой их расположения в виде рисунка.Полностью отсутствуют профессионально сделанные фототаблицы – особо рода фотоснимки, выполненные по правилам судебной фотографии (ориентирующие, в т.ч. с нескольких точек: узловые – палатка с четырех сторон, содержимое внутри палатки; детальные – повреждения с масштабной линейкой). В Деле имеется лишь бытовая фотолюбительщина.Нет правильно выполненных фотоснимков следов ног. Фото сделаны под углом, без светофильтров, без линейки либо предмета-ориентира (в отсутствии линейки можно использовать «стандарт»-коробку спичек).Нет фотоснимков послойного извлечения трупов, фиксации предметов вокруг них, деталей их одежды. Фактически, нет НИЧЕГО.Правила судебной фотографии были известны с конца тридцатых годов и уж, разумеется, в середине пятидесятых годов, и такое грубейшее нарушение в проведении осмотра по столь серьезному, резонансному делу практически вообще невозможно представить.Полагаю, что данные фотоснимки на ОМП всё же выполнялись, но из материалов дела они изъяты. Фотоснимки позволяют дать наиболее объективное представление о месте происшествия и являются самой достоверной информацией. Но она-то и отсутствует, заменена многочисленными, с разночтением, субъективными показаниями свидетелей.Я провела анализ имеющихся фотоматериалов. Вот, например, палатка. Снег вокруг лежит пластами, без намётов. Предполагаю, что участок возле палатки был намеренно забросан снегом, чтобы скрыть следы (обуви, борьбы, волочения, места выхода ребят из палатки). При таком расположении снега на палатке произвести линейные разрезы бокового полотнища невозможно – оно должно быть натянуто. То есть разрезы были произведены до того, как накидан снег.Видимо, последовательность была такой. Сначала была разрезана стоящая на распорках палатка, действия возле палатки были скрыты под накиданным вокруг снегом, внутри палатка была осмотрена с использованием фонарика (лежащего на слое снега), затем палатка была закидана снегом, отчего и просела, фонарик был брошен сверху.А вот фотографии следов ног не позволяют достоверно оценить следовую картину.ЭКСПЕРТИЗА ПАЛАТКИТрасологическая экспертиза повреждений на палатке была проведена одним экспертом, к тому же имеющим небольшой стаж работы. Столь объемные экспертизы по резонансным делам, и тогда, и сейчас производятся только комиссионно, не менее чем двумя экспертами.В данном случае экспертиза выполнена на низком профессиональном уровне:- нет фотоснимка общего вида палатки, растянутой в лаборатории для осмотра;- схема повреждений на палатке не соответствует их фактическому размещению;- нет подробного описания состояния внутренней и наружной сторон – прожоги, надрезы, царапины, следы починки, наслоения (крови),- повреждения описаны избирательно, что является грубейшей, недопустимой ошибкой и искажает картину следов в целом;- нет описания общих признаков повреждений, что позволяет определить групповые признаки следообразующих предметов (нож либо ледоруб);- нет описания общих признаков разрывов, направления приложения силы при разрывах (снаружи или изнутри);- нет описания точки начального воздействия (откуда начался разрез либо разрыв);- нет фотоснимков с микроскопа, подтверждающих самое главное – откуда были сделаны разрезы. Нет их! Хотя способ фотосъемки с использованием микроскопа был благополучно отработан еще в тридцатые годы.- Нет и достоверного описания увиденного в микроскоп – направление скоса торцевых частей на местах разрезов, их разволокнение, направление торцов нитей. НИЧЕГО НЕТ! Думаю, что микроскоп эксперт не использовала. Для этого надо было иссечь часть полотна, что обязательно указывается в исследовательской части. Чего не было, того не было. Слово «тщательное исследование» для эксперта не есть аргумент.Что важно – не проводился экспертный эксперимент на аналогичном изделии: разрезать палатку изнутри в таких же размерах, как на исследуемой, вылезти из нее нескольким людям наружу, посмотреть, можно ли вообще так вылезти и как после этого поведет себя палатка – упадет, сложится, останется устойчивой. Экспертный эксперимент является частью экспертизы и может быть проведен в рамках так называемой «экспертной инициативы», что и тогда, и сейчас предусмотрено законом. Экспертный эксперимент доказывает либо опровергает любую следственную версию. Но вот этого и не было сделано. Почему?Считаю такое расследование совершенно недостоверным. На основании только одного визуального осмотра, что как раз и было проделано экспертом, не стоило делать «нужные» выводы - с какой стороны производились разрезы.Привлечение для производства экспертизы малоопытного эксперта, к тому же явно скверно подготовленного по разделу трасологии, очень настораживает. А ведь результаты экспертизы были решающими для всего дела; эксперт, как показывает анализ экспертизы, с задачей не справился в силу свой некомпетентности и поэтому мог предоставить неверный вывод.Также крайне необычен и тот факт, что для проведения ОМП не привлекался никто из экспертного отдела в качестве специалиста. В пятидесятые годы, в отличии от нашего времени, не было категорического требования о включении в следственную группу экспертов. Такое решение мог принять прокурор, проводивший дознание и принимавший решение об усилении группы. Несмотря на явную потребность в специалисте экспертного подразделения, ни один из них привлечен к осмотру не был . ГДЕ ДОПРОСЫ?Очевидна неполнота материалов для раскрытия. Отсутствие в Деле материалов на самих участников похода. Нет допросов их однокурсников и сослуживцев о характерах, привычках, навыках. Ничего нет о причинах, по которым в группе очутился Золотарев. То есть, фактически не проводилась проверка на причастность к совершению преступления самих участников похода. Ни в одном уголовном деле ни тогда, ни сейчас участники совместного мероприятия не могут быть оставлены без внимания следствия. Вместо этого допрашиваются аборигены-манси .Нет почему-то в Деле и допросов летчиков, производивших облет при поисках. Ни одного их допроса! Хотя пеших поисковиков опросили практически всех.ТАК ЧТО ТАМ ПРОИЗОШЛО?Резюмируя вышеизложенное, считаю, что на высоте 1079, в районе горы Отортен, в период 1-2 февраля 1959 года было совершено убийство. Следовая картина у палатки уничтожена намеренно, следы закиданы снегом. Возможно, к палатке подошли убийцы, вывели ребят под угрозой оружия на мороз и затем просто выморозили их, не применяя огнестрельное оружие. Огнестрельное оружие практически всегда можно идентифицировать – вид, марку, дистанцию, в некоторых случаях изготовителя боеприпасов. После того, как ребят вывели из палатки, ее для чего-то осматривали внутри с фонариком. Следы от палатки размеренные, в ровном темпе, не бегом. Возможно, ребят вывели наружу и отвели от палатки к голому зимнему лесу, замерзать.Убийцы не стали «светиться» - убили кого морозом, наиболее упрямым сломали ребра и бросили умирать в овраг. Двое хорошо одетых туристов Золотарев и Тибо могли в это быть время вне палатки (ходили, например, за дровами).С учетом некомпетенности эксперта нельзя достоверно судить с какой стороны разрезана и разорвана палатка. Поэтому версию о вспарывании палатки самими туристами считаю недостоверной.Вероятнее всего, убийцы обладали профессиональными навыками – об этом свидетельствуют травмы последней четверки Золотарев-Тибо-Дубинина-Колеватов. У ребят были весьма специфические переломы ребер, которые могли быть нанесены ударами кулака либо ботинка в грудь спереди с последующим прыжком на грудь поверженной жертвы. Кроме того, травмы височных частей черепа также не могут быть следствием падений на камни.Отсутствуют записные книжки мужчин, где наиболее объективно могли быть отражены некие предшествующие события. Книжки либо изъяты, либо сожжены сразу.Деньги, документы и ценные вещи не тронуты, уничтожали, вероятно, ребят как свидетелей чего-либо.Туристы разделились на группы либо под принуждением (так надежнее убивать морозом), либо для рассредоточения, прячась от нападавших.Первыми погибли Слободин, Дорошенко и Кривонищенко. Затем замерзли полураздетые Дятлов и Зина Колмогорова. Последними – Люда Дубинина, Колеватов, Тибо-Бриньоль и уже после них крепкий, хорошо одетый Золотарев. Их всех обыскивали (расстегнуты карманы). Записные книжки мужчин, где обычно внутри хранятся и карандаши для записей, уничтожены – там, скорее всего, были доказательства, описания того что происходит, либо того, что они по дороге увидели.Убитых ребят из «четверки» сбрасывали в овраг (трупные пятна у них наиболее явно не совпадают с положением тел).ОТ РЕДАКЦИИ:Мы благодарим Наталья Сахарову за ее дотошное расследование, но не взываем считать ее выводы окончательными и бесспорными. Ребят, конечно, какие-то негодяи могли уничтожить таким вот способом, однако не установлено никаких причин для подобного преступления. Ни манси, ни беглые зэки, ни браконьеры, ни черные златокопатели не попали под подозрение по ходу нашего расследования. «Уничтожали, вероятно, ребят как свидетелей чего-либо» - предполагает Сахарова. Только свидетелями чего такого могли оказаться в тайге туристы? Свидетелями массовых казней? Но это трудно предположить для 1959 года. А на что-то еще у нас просто не хватает воображения. Посему призываем в помощь читателей.ДОСЬЕ «КП»Сахарова Наталья Семеновна, эксперт-криминалист, 53 года, иркутянка. Вышла на пенсию в звании подполковника милиции после 25 лет службы в ОВД. По образованию врач, работала в ИТК Восточной Сибири, затем перешла в ЭКО. Имеет большой практический опыт работы экспертом «на земле», в одном из наиболее криминальных районов г. Иркутска. Сейчас - сотрудник АНО Иркутское экспертное бюро.

На фото листов Дела пунктиром отмечены совмещения следов переброшюровки.

Брошюровка листов уголовных дел на практике проделывается следующим образом: листы дела складываются в папки-накопители (бумажные папки без крепежа). Затем, по принятию решения, собранные от разных исполнителей листы одномоментно пробиваются дыроколом либо шилом и сшиваются . Нумерацию листов дела производят уже после их сшивания.На листах представленных копий, по внутренним краям, имеются свободные от нитей прошивки отверстия, своим расположением совпадающие в разных листах, то есть листы Дела ранее были прошиты, затем разобраны и снова прошиты (переброшюровка подшивки).Анализ сопроводительной запискиВ сопроводительной записке на имя прокурора Свердловской области имеется перечень : 1. дело в 1 томе 2. Альбом 3. (заштриховано) копия письма т. Слободину. Резолютивное указание, написанное тем же цветом, которым сделана штриховка последней строки перечня, определяет место хранения Дела «в секретном архиве» и далее: «…пакет хранить в с/с производстве».В представленных фотокопиях Дела нет указанного «пакета» и Альбома, а также копии письма Слободину.Могу лишь предположить, что Альбом – это фототаблицы к осмотру места происшествия (ОМП), в пакете могли быть записные книжки Дятлова, Золотарева, Колеватова, а также фотопленки, отснятые на ОМП.Как осматривали место происшествия?Осмотр места происшествия (ОМП) проведен крайне небрежно:- не отражена следовая картина возле палатки: как расположен снег, пластами либо наносами, что под снегом при снятии его послойно;- нет описания дорожек следов ног с замерами, нет указания на наличие либо отсутствие следов падений, волочения;- нет точного описания расположения предметов, обнаруженных подле палатки с указанием расстояний (одежда, тапочки);- наружная часть не осмотрена на следы разбрызгивания крови;- нет точного описания расположения вещей внутри палатки со схемой их расположения в виде рисунка.Полностью отсутствуют профессионально сделанные фототаблицы – особо рода фотоснимки, выполненные по правилам судебной фотографии (ориентирующие, в т.ч. с нескольких точек: узловые – палатка с четырех сторон, содержимое внутри палатки; детальные – повреждения с масштабной линейкой). В Деле имеется лишь бытовая фотолюбительщина.Нет правильно выполненных фотоснимков следов ног. Фото сделаны под углом, без светофильтров, без линейки либо предмета-ориентира (в отсутствии линейки можно использовать «стандарт»-коробку спичек).Нет фотоснимков послойного извлечения трупов, фиксации предметов вокруг них, деталей их одежды. Фактически, нет НИЧЕГО.Правила судебной фотографии были известны с конца тридцатых годов и уж, разумеется, в середине пятидесятых годов, и такое грубейшее нарушение в проведении осмотра по столь серьезному, резонансному делу практически вообще невозможно представить.Полагаю, что данные фотоснимки на ОМП всё же выполнялись, но из материалов дела они изъяты. Фотоснимки позволяют дать наиболее объективное представление о месте происшествия и являются самой достоверной информацией. Но она-то и отсутствует, заменена многочисленными, с разночтением, субъективными показаниями свидетелей.Я провела анализ имеющихся фотоматериалов. Вот, например, палатка. Снег вокруг лежит пластами, без намётов. Предполагаю, что участок возле палатки был намеренно забросан снегом, чтобы скрыть следы (обуви, борьбы, волочения, места выхода ребят из палатки). При таком расположении снега на палатке произвести линейные разрезы бокового полотнища невозможно – оно должно быть натянуто. То есть разрезы были произведены до того, как накидан снег.Видимо, последовательность была такой. Сначала была разрезана стоящая на распорках палатка, действия возле палатки были скрыты под накиданным вокруг снегом, внутри палатка была осмотрена с использованием фонарика (лежащего на слое снега), затем палатка была закидана снегом, отчего и просела, фонарик был брошен сверху.А вот фотографии следов ног не позволяют достоверно оценить следовую картину.ЭКСПЕРТИЗА ПАЛАТКИТрасологическая экспертиза повреждений на палатке была проведена одним экспертом, к тому же имеющим небольшой стаж работы. Столь объемные экспертизы по резонансным делам, и тогда, и сейчас производятся только комиссионно, не менее чем двумя экспертами.В данном случае экспертиза выполнена на низком профессиональном уровне:- нет фотоснимка общего вида палатки, растянутой в лаборатории для осмотра;- схема повреждений на палатке не соответствует их фактическому размещению;- нет подробного описания состояния внутренней и наружной сторон – прожоги, надрезы, царапины, следы починки, наслоения (крови),- повреждения описаны избирательно, что является грубейшей, недопустимой ошибкой и искажает картину следов в целом;- нет описания общих признаков повреждений, что позволяет определить групповые признаки следообразующих предметов (нож либо ледоруб);- нет описания общих признаков разрывов, направления приложения силы при разрывах (снаружи или изнутри);- нет описания точки начального воздействия (откуда начался разрез либо разрыв);- нет фотоснимков с микроскопа, подтверждающих самое главное – откуда были сделаны разрезы. Нет их! Хотя способ фотосъемки с использованием микроскопа был благополучно отработан еще в тридцатые годы.- Нет и достоверного описания увиденного в микроскоп – направление скоса торцевых частей на местах разрезов, их разволокнение, направление торцов нитей. НИЧЕГО НЕТ! Думаю, что микроскоп эксперт не использовала. Для этого надо было иссечь часть полотна, что обязательно указывается в исследовательской части. Чего не было, того не было. Слово «тщательное исследование» для эксперта не есть аргумент.Что важно – не проводился экспертный эксперимент на аналогичном изделии: разрезать палатку изнутри в таких же размерах, как на исследуемой, вылезти из нее нескольким людям наружу, посмотреть, можно ли вообще так вылезти и как после этого поведет себя палатка – упадет, сложится, останется устойчивой. Экспертный эксперимент является частью экспертизы и может быть проведен в рамках так называемой «экспертной инициативы», что и тогда, и сейчас предусмотрено законом. Экспертный эксперимент доказывает либо опровергает любую следственную версию. Но вот этого и не было сделано. Почему?Считаю такое расследование совершенно недостоверным. На основании только одного визуального осмотра, что как раз и было проделано экспертом, не стоило делать «нужные» выводы - с какой стороны производились разрезы.Привлечение для производства экспертизы малоопытного эксперта, к тому же явно скверно подготовленного по разделу трасологии, очень настораживает. А ведь результаты экспертизы были решающими для всего дела; эксперт, как показывает анализ экспертизы, с задачей не справился в силу свой некомпетентности и поэтому мог предоставить неверный вывод.Также крайне необычен и тот факт, что для проведения ОМП не привлекался никто из экспертного отдела в качестве специалиста. В пятидесятые годы, в отличии от нашего времени, не было категорического требования о включении в следственную группу экспертов. Такое решение мог принять прокурор, проводивший дознание и принимавший решение об усилении группы. Несмотря на явную потребность в специалисте экспертного подразделения, ни один из них привлечен к осмотру не был . ГДЕ ДОПРОСЫ?Очевидна неполнота материалов для раскрытия. Отсутствие в Деле материалов на самих участников похода. Нет допросов их однокурсников и сослуживцев о характерах, привычках, навыках. Ничего нет о причинах, по которым в группе очутился Золотарев. То есть, фактически не проводилась проверка на причастность к совершению преступления самих участников похода. Ни в одном уголовном деле ни тогда, ни сейчас участники совместного мероприятия не могут быть оставлены без внимания следствия. Вместо этого допрашиваются аборигены-манси .Нет почему-то в Деле и допросов летчиков, производивших облет при поисках. Ни одного их допроса! Хотя пеших поисковиков опросили практически всех.ТАК ЧТО ТАМ ПРОИЗОШЛО?Резюмируя вышеизложенное, считаю, что на высоте 1079, в районе горы Отортен, в период 1-2 февраля 1959 года было совершено убийство. Следовая картина у палатки уничтожена намеренно, следы закиданы снегом. Возможно, к палатке подошли убийцы, вывели ребят под угрозой оружия на мороз и затем просто выморозили их, не применяя огнестрельное оружие. Огнестрельное оружие практически всегда можно идентифицировать – вид, марку, дистанцию, в некоторых случаях изготовителя боеприпасов. После того, как ребят вывели из палатки, ее для чего-то осматривали внутри с фонариком. Следы от палатки размеренные, в ровном темпе, не бегом. Возможно, ребят вывели наружу и отвели от палатки к голому зимнему лесу, замерзать.Убийцы не стали «светиться» - убили кого морозом, наиболее упрямым сломали ребра и бросили умирать в овраг. Двое хорошо одетых туристов Золотарев и Тибо могли в это быть время вне палатки (ходили, например, за дровами).С учетом некомпетенности эксперта нельзя достоверно судить с какой стороны разрезана и разорвана палатка. Поэтому версию о вспарывании палатки самими туристами считаю недостоверной.Вероятнее всего, убийцы обладали профессиональными навыками – об этом свидетельствуют травмы последней четверки Золотарев-Тибо-Дубинина-Колеватов. У ребят были весьма специфические переломы ребер, которые могли быть нанесены ударами кулака либо ботинка в грудь спереди с последующим прыжком на грудь поверженной жертвы. Кроме того, травмы височных частей черепа также не могут быть следствием падений на камни.Отсутствуют записные книжки мужчин, где наиболее объективно могли быть отражены некие предшествующие события. Книжки либо изъяты, либо сожжены сразу.Деньги, документы и ценные вещи не тронуты, уничтожали, вероятно, ребят как свидетелей чего-либо.Туристы разделились на группы либо под принуждением (так надежнее убивать морозом), либо для рассредоточения, прячась от нападавших.Первыми погибли Слободин, Дорошенко и Кривонищенко. Затем замерзли полураздетые Дятлов и Зина Колмогорова. Последними – Люда Дубинина, Колеватов, Тибо-Бриньоль и уже после них крепкий, хорошо одетый Золотарев. Их всех обыскивали (расстегнуты карманы). Записные книжки мужчин, где обычно внутри хранятся и карандаши для записей, уничтожены – там, скорее всего, были доказательства, описания того что происходит, либо того, что они по дороге увидели.Убитых ребят из «четверки» сбрасывали в овраг (трупные пятна у них наиболее явно не совпадают с положением тел).ОТ РЕДАКЦИИ:Мы благодарим Наталья Сахарову за ее дотошное расследование, но не взываем считать ее выводы окончательными и бесспорными. Ребят, конечно, какие-то негодяи могли уничтожить таким вот способом, однако не установлено никаких причин для подобного преступления. Ни манси, ни беглые зэки, ни браконьеры, ни черные златокопатели не попали под подозрение по ходу нашего расследования. «Уничтожали, вероятно, ребят как свидетелей чего-либо» - предполагает Сахарова. Только свидетелями чего такого могли оказаться в тайге туристы? Свидетелями массовых казней? Но это трудно предположить для 1959 года. А на что-то еще у нас просто не хватает воображения. Посему призываем в помощь читателей.ДОСЬЕ «КП»Сахарова Наталья Семеновна, эксперт-криминалист, 53 года, иркутянка. Вышла на пенсию в звании подполковника милиции после 25 лет службы в ОВД. По образованию врач, работала в ИТК Восточной Сибири, затем перешла в ЭКО. Имеет большой практический опыт работы экспертом «на земле», в одном из наиболее криминальных районов г. Иркутска. Сейчас - сотрудник АНО Иркутское экспертное бюро.

Брошюровка листов уголовных дел на практике проделывается следующим образом: листы дела складываются в папки-накопители (бумажные папки без крепежа). Затем, по принятию решения, собранные от разных исполнителей листы одномоментно пробиваются дыроколом либо шилом и сшиваются . Нумерацию листов дела производят уже после их сшивания.

На листах представленных копий, по внутренним краям, имеются свободные от нитей прошивки отверстия, своим расположением совпадающие в разных листах, то есть листы Дела ранее были прошиты, затем разобраны и снова прошиты (переброшюровка подшивки).

Анализ сопроводительной записки

В сопроводительной записке на имя прокурора Свердловской области имеется перечень : 1. дело в 1 томе 2. Альбом 3. (заштриховано) копия письма т. Слободину. Резолютивное указание, написанное тем же цветом, которым сделана штриховка последней строки перечня, определяет место хранения Дела «в секретном архиве» и далее: «…пакет хранить в с/с производстве».В представленных фотокопиях Дела нет указанного «пакета» и Альбома, а также копии письма Слободину.Могу лишь предположить, что Альбом – это фототаблицы к осмотру места происшествия (ОМП), в пакете могли быть записные книжки Дятлова, Золотарева, Колеватова, а также фотопленки, отснятые на ОМП.Как осматривали место происшествия?Осмотр места происшествия (ОМП) проведен крайне небрежно:- не отражена следовая картина возле палатки: как расположен снег, пластами либо наносами, что под снегом при снятии его послойно;- нет описания дорожек следов ног с замерами, нет указания на наличие либо отсутствие следов падений, волочения;- нет точного описания расположения предметов, обнаруженных подле палатки с указанием расстояний (одежда, тапочки);- наружная часть не осмотрена на следы разбрызгивания крови;- нет точного описания расположения вещей внутри палатки со схемой их расположения в виде рисунка.Полностью отсутствуют профессионально сделанные фототаблицы – особо рода фотоснимки, выполненные по правилам судебной фотографии (ориентирующие, в т.ч. с нескольких точек: узловые – палатка с четырех сторон, содержимое внутри палатки; детальные – повреждения с масштабной линейкой). В Деле имеется лишь бытовая фотолюбительщина.Нет правильно выполненных фотоснимков следов ног. Фото сделаны под углом, без светофильтров, без линейки либо предмета-ориентира (в отсутствии линейки можно использовать «стандарт»-коробку спичек).Нет фотоснимков послойного извлечения трупов, фиксации предметов вокруг них, деталей их одежды. Фактически, нет НИЧЕГО.Правила судебной фотографии были известны с конца тридцатых годов и уж, разумеется, в середине пятидесятых годов, и такое грубейшее нарушение в проведении осмотра по столь серьезному, резонансному делу практически вообще невозможно представить.Полагаю, что данные фотоснимки на ОМП всё же выполнялись, но из материалов дела они изъяты. Фотоснимки позволяют дать наиболее объективное представление о месте происшествия и являются самой достоверной информацией. Но она-то и отсутствует, заменена многочисленными, с разночтением, субъективными показаниями свидетелей.Я провела анализ имеющихся фотоматериалов. Вот, например, палатка. Снег вокруг лежит пластами, без намётов. Предполагаю, что участок возле палатки был намеренно забросан снегом, чтобы скрыть следы (обуви, борьбы, волочения, места выхода ребят из палатки). При таком расположении снега на палатке произвести линейные разрезы бокового полотнища невозможно – оно должно быть натянуто. То есть разрезы были произведены до того, как накидан снег.Видимо, последовательность была такой. Сначала была разрезана стоящая на распорках палатка, действия возле палатки были скрыты под накиданным вокруг снегом, внутри палатка была осмотрена с использованием фонарика (лежащего на слое снега), затем палатка была закидана снегом, отчего и просела, фонарик был брошен сверху.А вот фотографии следов ног не позволяют достоверно оценить следовую картину.ЭКСПЕРТИЗА ПАЛАТКИТрасологическая экспертиза повреждений на палатке была проведена одним экспертом, к тому же имеющим небольшой стаж работы. Столь объемные экспертизы по резонансным делам, и тогда, и сейчас производятся только комиссионно, не менее чем двумя экспертами.В данном случае экспертиза выполнена на низком профессиональном уровне:- нет фотоснимка общего вида палатки, растянутой в лаборатории для осмотра;- схема повреждений на палатке не соответствует их фактическому размещению;- нет подробного описания состояния внутренней и наружной сторон – прожоги, надрезы, царапины, следы починки, наслоения (крови),- повреждения описаны избирательно, что является грубейшей, недопустимой ошибкой и искажает картину следов в целом;- нет описания общих признаков повреждений, что позволяет определить групповые признаки следообразующих предметов (нож либо ледоруб);- нет описания общих признаков разрывов, направления приложения силы при разрывах (снаружи или изнутри);- нет описания точки начального воздействия (откуда начался разрез либо разрыв);- нет фотоснимков с микроскопа, подтверждающих самое главное – откуда были сделаны разрезы. Нет их! Хотя способ фотосъемки с использованием микроскопа был благополучно отработан еще в тридцатые годы.- Нет и достоверного описания увиденного в микроскоп – направление скоса торцевых частей на местах разрезов, их разволокнение, направление торцов нитей. НИЧЕГО НЕТ! Думаю, что микроскоп эксперт не использовала. Для этого надо было иссечь часть полотна, что обязательно указывается в исследовательской части. Чего не было, того не было. Слово «тщательное исследование» для эксперта не есть аргумент.Что важно – не проводился экспертный эксперимент на аналогичном изделии: разрезать палатку изнутри в таких же размерах, как на исследуемой, вылезти из нее нескольким людям наружу, посмотреть, можно ли вообще так вылезти и как после этого поведет себя палатка – упадет, сложится, останется устойчивой. Экспертный эксперимент является частью экспертизы и может быть проведен в рамках так называемой «экспертной инициативы», что и тогда, и сейчас предусмотрено законом. Экспертный эксперимент доказывает либо опровергает любую следственную версию. Но вот этого и не было сделано. Почему?Считаю такое расследование совершенно недостоверным. На основании только одного визуального осмотра, что как раз и было проделано экспертом, не стоило делать «нужные» выводы - с какой стороны производились разрезы.Привлечение для производства экспертизы малоопытного эксперта, к тому же явно скверно подготовленного по разделу трасологии, очень настораживает. А ведь результаты экспертизы были решающими для всего дела; эксперт, как показывает анализ экспертизы, с задачей не справился в силу свой некомпетентности и поэтому мог предоставить неверный вывод.Также крайне необычен и тот факт, что для проведения ОМП не привлекался никто из экспертного отдела в качестве специалиста. В пятидесятые годы, в отличии от нашего времени, не было категорического требования о включении в следственную группу экспертов. Такое решение мог принять прокурор, проводивший дознание и принимавший решение об усилении группы. Несмотря на явную потребность в специалисте экспертного подразделения, ни один из них привлечен к осмотру не был . ГДЕ ДОПРОСЫ?Очевидна неполнота материалов для раскрытия. Отсутствие в Деле материалов на самих участников похода. Нет допросов их однокурсников и сослуживцев о характерах, привычках, навыках. Ничего нет о причинах, по которым в группе очутился Золотарев. То есть, фактически не проводилась проверка на причастность к совершению преступления самих участников похода. Ни в одном уголовном деле ни тогда, ни сейчас участники совместного мероприятия не могут быть оставлены без внимания следствия. Вместо этого допрашиваются аборигены-манси .Нет почему-то в Деле и допросов летчиков, производивших облет при поисках. Ни одного их допроса! Хотя пеших поисковиков опросили практически всех.ТАК ЧТО ТАМ ПРОИЗОШЛО?Резюмируя вышеизложенное, считаю, что на высоте 1079, в районе горы Отортен, в период 1-2 февраля 1959 года было совершено убийство. Следовая картина у палатки уничтожена намеренно, следы закиданы снегом. Возможно, к палатке подошли убийцы, вывели ребят под угрозой оружия на мороз и затем просто выморозили их, не применяя огнестрельное оружие. Огнестрельное оружие практически всегда можно идентифицировать – вид, марку, дистанцию, в некоторых случаях изготовителя боеприпасов. После того, как ребят вывели из палатки, ее для чего-то осматривали внутри с фонариком. Следы от палатки размеренные, в ровном темпе, не бегом. Возможно, ребят вывели наружу и отвели от палатки к голому зимнему лесу, замерзать.Убийцы не стали «светиться» - убили кого морозом, наиболее упрямым сломали ребра и бросили умирать в овраг. Двое хорошо одетых туристов Золотарев и Тибо могли в это быть время вне палатки (ходили, например, за дровами).С учетом некомпетенности эксперта нельзя достоверно судить с какой стороны разрезана и разорвана палатка. Поэтому версию о вспарывании палатки самими туристами считаю недостоверной.Вероятнее всего, убийцы обладали профессиональными навыками – об этом свидетельствуют травмы последней четверки Золотарев-Тибо-Дубинина-Колеватов. У ребят были весьма специфические переломы ребер, которые могли быть нанесены ударами кулака либо ботинка в грудь спереди с последующим прыжком на грудь поверженной жертвы. Кроме того, травмы височных частей черепа также не могут быть следствием падений на камни.Отсутствуют записные книжки мужчин, где наиболее объективно могли быть отражены некие предшествующие события. Книжки либо изъяты, либо сожжены сразу.Деньги, документы и ценные вещи не тронуты, уничтожали, вероятно, ребят как свидетелей чего-либо.Туристы разделились на группы либо под принуждением (так надежнее убивать морозом), либо для рассредоточения, прячась от нападавших.Первыми погибли Слободин, Дорошенко и Кривонищенко. Затем замерзли полураздетые Дятлов и Зина Колмогорова. Последними – Люда Дубинина, Колеватов, Тибо-Бриньоль и уже после них крепкий, хорошо одетый Золотарев. Их всех обыскивали (расстегнуты карманы). Записные книжки мужчин, где обычно внутри хранятся и карандаши для записей, уничтожены – там, скорее всего, были доказательства, описания того что происходит, либо того, что они по дороге увидели.Убитых ребят из «четверки» сбрасывали в овраг (трупные пятна у них наиболее явно не совпадают с положением тел).ОТ РЕДАКЦИИ:Мы благодарим Наталья Сахарову за ее дотошное расследование, но не взываем считать ее выводы окончательными и бесспорными. Ребят, конечно, какие-то негодяи могли уничтожить таким вот способом, однако не установлено никаких причин для подобного преступления. Ни манси, ни беглые зэки, ни браконьеры, ни черные златокопатели не попали под подозрение по ходу нашего расследования. «Уничтожали, вероятно, ребят как свидетелей чего-либо» - предполагает Сахарова. Только свидетелями чего такого могли оказаться в тайге туристы? Свидетелями массовых казней? Но это трудно предположить для 1959 года. А на что-то еще у нас просто не хватает воображения. Посему призываем в помощь читателей.ДОСЬЕ «КП»Сахарова Наталья Семеновна, эксперт-криминалист, 53 года, иркутянка. Вышла на пенсию в звании подполковника милиции после 25 лет службы в ОВД. По образованию врач, работала в ИТК Восточной Сибири, затем перешла в ЭКО. Имеет большой практический опыт работы экспертом «на земле», в одном из наиболее криминальных районов г. Иркутска. Сейчас - сотрудник АНО Иркутское экспертное бюро.

В сопроводительной записке на имя прокурора Свердловской области имеется перечень : 1. дело в 1 томе 2. Альбом 3. (заштриховано) копия письма т. Слободину. Резолютивное указание, написанное тем же цветом, которым сделана штриховка последней строки перечня, определяет место хранения Дела «в секретном архиве» и далее: «…пакет хранить в с/с производстве».

В представленных фотокопиях Дела нет указанного «пакета» и Альбома, а также копии письма Слободину.

Могу лишь предположить, что Альбом – это фототаблицы к осмотру места происшествия (ОМП), в пакете могли быть записные книжки Дятлова, Золотарева, Колеватова, а также фотопленки, отснятые на ОМП.

Как осматривали место происшествия?

Осмотр места происшествия (ОМП) проведен крайне небрежно:

- не отражена следовая картина возле палатки: как расположен снег, пластами либо наносами, что под снегом при снятии его послойно;

- нет описания дорожек следов ног с замерами, нет указания на наличие либо отсутствие следов падений, волочения;

- нет точного описания расположения предметов, обнаруженных подле палатки с указанием расстояний (одежда, тапочки);

- наружная часть не осмотрена на следы разбрызгивания крови;

- нет точного описания расположения вещей внутри палатки со схемой их расположения в виде рисунка.

Полностью отсутствуют профессионально сделанные фототаблицы – особо рода фотоснимки, выполненные по правилам судебной фотографии (ориентирующие, в т.ч. с нескольких точек: узловые – палатка с четырех сторон, содержимое внутри палатки; детальные – повреждения с масштабной линейкой). В Деле имеется лишь бытовая фотолюбительщина.

Нет правильно выполненных фотоснимков следов ног. Фото сделаны под углом, без светофильтров, без линейки либо предмета-ориентира (в отсутствии линейки можно использовать «стандарт»-коробку спичек).

Нет фотоснимков послойного извлечения трупов, фиксации предметов вокруг них, деталей их одежды. Фактически, нет НИЧЕГО.

Правила судебной фотографии были известны с конца тридцатых годов и уж, разумеется, в середине пятидесятых годов, и такое грубейшее нарушение в проведении осмотра по столь серьезному, резонансному делу практически вообще невозможно представить.

Полагаю, что данные фотоснимки на ОМП всё же выполнялись, но из материалов дела они изъяты. Фотоснимки позволяют дать наиболее объективное представление о месте происшествия и являются самой достоверной информацией. Но она-то и отсутствует, заменена многочисленными, с разночтением, субъективными показаниями свидетелей.

Я провела анализ имеющихся фотоматериалов. Вот, например, палатка. Снег вокруг лежит пластами, без намётов. Предполагаю, что участок возле палатки был намеренно забросан снегом, чтобы скрыть следы (обуви, борьбы, волочения, места выхода ребят из палатки). При таком расположении снега на палатке произвести линейные разрезы бокового полотнища невозможно – оно должно быть натянуто. То есть разрезы были произведены до того, как накидан снег.

Видимо, последовательность была такой. Сначала была разрезана стоящая на распорках палатка, действия возле палатки были скрыты под накиданным вокруг снегом, внутри палатка была осмотрена с использованием фонарика (лежащего на слое снега), затем палатка была закидана снегом, отчего и просела, фонарик был брошен сверху.

А вот фотографии следов ног не позволяют достоверно оценить следовую картину.

ЭКСПЕРТИЗА ПАЛАТКИ

Трасологическая экспертиза повреждений на палатке была проведена одним экспертом, к тому же имеющим небольшой стаж работы. Столь объемные экспертизы по резонансным делам, и тогда, и сейчас производятся только комиссионно, не менее чем двумя экспертами.

В данном случае экспертиза выполнена на низком профессиональном уровне:

- нет фотоснимка общего вида палатки, растянутой в лаборатории для осмотра;

- схема повреждений на палатке не соответствует их фактическому размещению;

- нет подробного описания состояния внутренней и наружной сторон – прожоги, надрезы, царапины, следы починки, наслоения (крови),

- повреждения описаны избирательно, что является грубейшей, недопустимой ошибкой и искажает картину следов в целом;

- нет описания общих признаков повреждений, что позволяет определить групповые признаки следообразующих предметов (нож либо ледоруб);

- нет описания общих признаков разрывов, направления приложения силы при разрывах (снаружи или изнутри);

- нет описания точки начального воздействия (откуда начался разрез либо разрыв);

- нет фотоснимков с микроскопа, подтверждающих самое главное – откуда были сделаны разрезы. Нет их! Хотя способ фотосъемки с использованием микроскопа был благополучно отработан еще в тридцатые годы.

- Нет и достоверного описания увиденного в микроскоп – направление скоса торцевых частей на местах разрезов, их разволокнение, направление торцов нитей. НИЧЕГО НЕТ! Думаю, что микроскоп эксперт не использовала. Для этого надо было иссечь часть полотна, что обязательно указывается в исследовательской части. Чего не было, того не было. Слово «тщательное исследование» для эксперта не есть аргумент.

Что важно – не проводился экспертный эксперимент на аналогичном изделии: разрезать палатку изнутри в таких же размерах, как на исследуемой, вылезти из нее нескольким людям наружу, посмотреть, можно ли вообще так вылезти и как после этого поведет себя палатка – упадет, сложится, останется устойчивой. Экспертный эксперимент является частью экспертизы и может быть проведен в рамках так называемой «экспертной инициативы», что и тогда, и сейчас предусмотрено законом. Экспертный эксперимент доказывает либо опровергает любую следственную версию. Но вот этого и не было сделано. Почему?

Считаю такое расследование совершенно недостоверным. На основании только одного визуального осмотра, что как раз и было проделано экспертом, не стоило делать «нужные» выводы - с какой стороны производились разрезы.

Привлечение для производства экспертизы малоопытного эксперта, к тому же явно скверно подготовленного по разделу трасологии, очень настораживает. А ведь результаты экспертизы были решающими для всего дела; эксперт, как показывает анализ экспертизы, с задачей не справился в силу свой некомпетентности и поэтому мог предоставить неверный вывод.

Также крайне необычен и тот факт, что для проведения ОМП не привлекался никто из экспертного отдела в качестве специалиста. В пятидесятые годы, в отличии от нашего времени, не было категорического требования о включении в следственную группу экспертов. Такое решение мог принять прокурор, проводивший дознание и принимавший решение об усилении группы. Несмотря на явную потребность в специалисте экспертного подразделения, ни один из них привлечен к осмотру не был .

ГДЕ ДОПРОСЫ?

Очевидна неполнота материалов для раскрытия. Отсутствие в Деле материалов на самих участников похода. Нет допросов их однокурсников и сослуживцев о характерах, привычках, навыках. Ничего нет о причинах, по которым в группе очутился Золотарев. То есть, фактически не проводилась проверка на причастность к совершению преступления самих участников похода. Ни в одном уголовном деле ни тогда, ни сейчас участники совместного мероприятия не могут быть оставлены без внимания следствия. Вместо этого допрашиваются аборигены-манси .

Нет почему-то в Деле и допросов летчиков, производивших облет при поисках. Ни одного их допроса! Хотя пеших поисковиков опросили практически всех.

ТАК ЧТО ТАМ ПРОИЗОШЛО?

Резюмируя вышеизложенное, считаю, что на высоте 1079, в районе горы Отортен, в период 1-2 февраля 1959 года было совершено убийство. Следовая картина у палатки уничтожена намеренно, следы закиданы снегом. Возможно, к палатке подошли убийцы, вывели ребят под угрозой оружия на мороз и затем просто выморозили их, не применяя огнестрельное оружие. Огнестрельное оружие практически всегда можно идентифицировать – вид, марку, дистанцию, в некоторых случаях изготовителя боеприпасов. После того, как ребят вывели из палатки, ее для чего-то осматривали внутри с фонариком. Следы от палатки размеренные, в ровном темпе, не бегом. Возможно, ребят вывели наружу и отвели от палатки к голому зимнему лесу, замерзать.

Убийцы не стали «светиться» - убили кого морозом, наиболее упрямым сломали ребра и бросили умирать в овраг. Двое хорошо одетых туристов Золотарев и Тибо могли в это быть время вне палатки (ходили, например, за дровами).

С учетом некомпетенности эксперта нельзя достоверно судить с какой стороны разрезана и разорвана палатка. Поэтому версию о вспарывании палатки самими туристами считаю недостоверной.

Вероятнее всего, убийцы обладали профессиональными навыками – об этом свидетельствуют травмы последней четверки Золотарев-Тибо-Дубинина-Колеватов. У ребят были весьма специфические переломы ребер, которые могли быть нанесены ударами кулака либо ботинка в грудь спереди с последующим прыжком на грудь поверженной жертвы. Кроме того, травмы височных частей черепа также не могут быть следствием падений на камни.

Отсутствуют записные книжки мужчин, где наиболее объективно могли быть отражены некие предшествующие события. Книжки либо изъяты, либо сожжены сразу.

Деньги, документы и ценные вещи не тронуты, уничтожали, вероятно, ребят как свидетелей чего-либо.

Туристы разделились на группы либо под принуждением (так надежнее убивать морозом), либо для рассредоточения, прячась от нападавших.

Первыми погибли Слободин, Дорошенко и Кривонищенко. Затем замерзли полураздетые Дятлов и Зина Колмогорова. Последними – Люда Дубинина, Колеватов, Тибо-Бриньоль и уже после них крепкий, хорошо одетый Золотарев. Их всех обыскивали (расстегнуты карманы). Записные книжки мужчин, где обычно внутри хранятся и карандаши для записей, уничтожены – там, скорее всего, были доказательства, описания того что происходит, либо того, что они по дороге увидели.

Убитых ребят из «четверки» сбрасывали в овраг (трупные пятна у них наиболее явно не совпадают с положением тел).

ОТ РЕДАКЦИИ:

Мы благодарим Наталья Сахарову за ее дотошное расследование, но не взываем считать ее выводы окончательными и бесспорными. Ребят, конечно, какие-то негодяи могли уничтожить таким вот способом, однако не установлено никаких причин для подобного преступления. Ни манси, ни беглые зэки, ни браконьеры, ни черные златокопатели не попали под подозрение по ходу нашего расследования. «Уничтожали, вероятно, ребят как свидетелей чего-либо» - предполагает Сахарова. Только свидетелями чего такого могли оказаться в тайге туристы? Свидетелями массовых казней? Но это трудно предположить для 1959 года. А на что-то еще у нас просто не хватает воображения. Посему призываем в помощь читателей.

ДОСЬЕ «КП»

Сахарова Наталья Семеновна, эксперт-криминалист, 53 года, иркутянка. Вышла на пенсию в звании подполковника милиции после 25 лет службы в ОВД. По образованию врач, работала в ИТК Восточной Сибири, затем перешла в ЭКО. Имеет большой практический опыт работы экспертом «на земле», в одном из наиболее криминальных районов г. Иркутска. Сейчас - сотрудник АНО Иркутское экспертное бюро.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ «Нам велели говорить, что людей погубил несчастный случай» Корреспонденты «Комсомолки» продолжают расследование тайны перевала Дятлова, разыскивая новых свидетелей тех роковых событий. Напомним, зимой 1959 года в горах Северного Урала пропали девять туристов под руководством Игоря Дятлова. Через месяц спасатели обнаружили их разрезанную палатку. А в радиусе полутора километров от нее - пять замерзших тел. Трупы остальных нашли только в мае. Почти все туристы были разутые и полураздетые. У некоторых - смертельные травмы. До сих пор не разгадано, почему ребята убежали на лютый мороз и на свою погибель. Евгению Федоровичу 94 года. Живет за границей. Не будем уточнять где, дабы избавить ветерана от наезда частных расследователей. Несмотря на почтенный возраст, Евгений Федорович прекрасно помнит те события, потому как в его прокурорской практике дело о гибели группы Дятлова стало самым таинственным. В 1959 году Евгений Окишев был заместителем начальника Следственного отдела прокуратуры Свердловской области. Вот что он вспоминает (читайте далее) Читайте электронную книгу: "Кто прячет правду о гибели группы Дятлова" Версии гибели туристов, материалы следственного дела, фотографии и дневники дятловцев - в одной книге.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Нам велели говорить, что людей погубил несчастный случай»

Корреспонденты «Комсомолки» продолжают расследование тайны перевала Дятлова, разыскивая новых свидетелей тех роковых событий. Напомним, зимой 1959 года в горах Северного Урала пропали девять туристов под руководством Игоря Дятлова. Через месяц спасатели обнаружили их разрезанную палатку. А в радиусе полутора километров от нее - пять замерзших тел. Трупы остальных нашли только в мае. Почти все туристы были разутые и полураздетые. У некоторых - смертельные травмы. До сих пор не разгадано, почему ребята убежали на лютый мороз и на свою погибель.

Евгению Федоровичу 94 года. Живет за границей. Не будем уточнять где, дабы избавить ветерана от наезда частных расследователей. Несмотря на почтенный возраст, Евгений Федорович прекрасно помнит те события, потому как в его прокурорской практике дело о гибели группы Дятлова стало самым таинственным. В 1959 году Евгений Окишев был заместителем начальника Следственного отдела прокуратуры Свердловской области. Вот что он вспоминает (читайте далее)

Читайте электронную книгу: "Кто прячет правду о гибели группы Дятлова" Версии гибели туристов, материалы следственного дела, фотографии и дневники дятловцев - в одной книге.

Читайте электронную книгу:

"Кто прячет правду о гибели группы Дятлова"

Версии гибели туристов, материалы следственного дела, фотографии и дневники дятловцев - в одной книге.

Еще больше материалов по теме: «Перевал Дятлова: Версии»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также