Общество

Мать убитого Михаила Жизневского: «Мне бы увидеть этих снайперов, нелюдей…!»

На улице Грушевского в Киеве от огнестрельных ранений погибли два человека. Один из них - белорус Михаил Жизневский

В субботу родители убитого на Евромайдане гомельчанина Михаила Жизневского собираются ехать в Киев за телом сына. Его друзья хотят устроить гражданскую панихиду, чтобы соратники попрощались с погибшим другом. На месте родители будут решать и вопросы с доставкой тела. Они переживают, что без документов (когда Михаил уезжал из Беларуси, он забрал с собой паспорт и свидетельство о рождении) тело могут не отдать. По словам матери, белорусское консульство в Украине пока никак не помогает с процедурой доставки тела. Однако общественные активисты в Беларуси, Украине и Польше проводят сбор денег на оплату всех расходов.

- Наверное, придется в цинковом гробу везти, значит, я даже не смогу с ребенком проститься. Я хочу его привезти сюда, похоронить на родине. Тут все родственники лежат, хочу, чтоб и меня положили вместе с ним, - плачет мать Нина Васильевна. Семья живет бедно, снимает квартиру. Корреспондента «Комсомолки» мама Михаила не стала приглашать в квартиру, повела к соседям. Она встретила нас в черном платке, с фотографией сына в руках и листок бумаги с украинскими номерами телефонов.

Мать Миши хочет похоронить его на родине

Мать Миши хочет похоронить его на родине

- Он был очень хороший мальчик, добропорядочный, честный, людскую боль воспринимал как свою и пропускал через свое сердце. Старался не обидеть никого, всем помочь. Соседям сумки подносил. Он и на кухне мне все делал, стирал, есть варил, закатки готовил.

Мама говорит, что Михаил не увлекался военной темой, патриотическими идеями, был обыкновенным пареньком, любил хозяйничать. В детстве Михаил ходил на секцию карате, оттуда через тренера пришел в православную церковь.

- Я тоже просила нашего батюшку, чтобы он забрал Мишу в церковь. Он там прислуживал, и на Пасху воду святую носил. Миша хотел пойти в армию, а потом - просить батюшку, чтобы направил его в духовную семинарию. Он очень хотел стать священником, - говорит мама.

Но вскоре Михаил попал в еще одну секцию - средневековой реконструкции. Как считает мать, это и поломало ему жизнь:

- Тренеру рыцарского клуба дали деньги, чтобы тот сделал доспехи. Но он деньги потратил. Заказчики начали его искать, а он стал прятаться. Ему пообещали отбить голову. Тогда он взял Мишу, чтобы прикрыться им, и убежал в Украину. Как щит его использовал. Кстати, тренер тоже в Украине так и остался.

С 2005 года родители ничего не знали о сыне.

- И только в 2012 году внуки через интернет нашли Мишу. Мы ездили к нему, встречались в Киеве в кафе. Там у него было все хорошо, работал на мебельной фабрике, ходил в церковь. У него был вид на жительство, но паспорт - белорусский. А когда звонил мне недавно, говорил, что хочет вернуться в Гомель, собирался скоро приехать к нам.

Единственное фото, оставшееся у родителей

Единственное фото, оставшееся у родителей

В Украине Михаил стал бойцом националистической организации УНА-УНСО. На сайте ровенской организации УНА-УНСО появились соболезнования в связи с его гибелью.

Единственная сохранившая у Нины Васильевны фотография сына - его портрет в военной форме, когда Миша был еще в 10 классе.

- В смерти сына виноваты те, кто стрелял с крыши в мирных людей. Не знаю, власти это или нет, но какое право имели эти снайперы стрелять в безвинных людей? Мне бы увидеть этих снайперов, нелюдей, я бы им глотки перервала! Миша просто хотел помочь украинцам. Когда я спрашивала у него, зачем он пошел в эту группировку, он говорил, что просто хотел сделать людям добро. Когда мне позвонили из милиции и сказали, что Мишу убили, я сразу попросила внука зайти в интернет, он показал фотографию, и я тут же узнала сына.

Родители надеются, что уже в начале следующей недели смогут привезти тело сына в Гомель и похоронить на местном кладбище.

МИХАИЛ УЧИЛСЯ В ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОМ КЛАССЕ

Михаил окончил 10-й класс в средней школе №15. В ней в то время были военно-патриотические классы, куда и поступил парень. Его классный руководитель Лидия Малюкова о гибели Миши узнала от корреспондента «Комсомолки».

- С учебой у Миши были трудности, он старался, но просто не тянул. А чтобы поступить в наш военно-патриотический класс, нужно было сдавать экзамены. По оценкам он не проходил, но ему дали рекомендации от секции карате и от православной церкви. Мальчик был очень хороший, очень уважительно относился к старшим - наверное, религия сыграла свою роль. Очень был отзывчивый на чужое несчастье, просьбу. И этим иногда его сверстники пользовались - никому не отказывал в помощи. Нам тоже не отказывал, сам вызвался помогать в ремонте класса. Абсолютно не было в нем никакой агрессии, я очень удивлена, что он попал в эти военные события, - говорит учитель. - Семья у него была простая, они чуть сводили концы с концами. Поэтому, когда у нас были какие-то поездки или посещение театра, мы Мишу проводили бесплатно, как ребенка из малообеспеченной семьи. Он был очень легко поддающимся чужому влиянию. То есть, был не лидером, а ведомым. Это был ребенок который мог легко пойти как в хорошее русло, допустим, в церковное, так и в плохое. Он явно под чьим-то влиянием вступил в эту украинскую националистическую организацию.

Учительница не замечала, чтобы Миша активнее других увлекался военным делом:

- Все мальчишки в военно-патриотическом классе интересовались. Мы ездили в военную академию, на полигоны. Каких-то националистических взглядов у Миши не было. Скорее всего, у него появилась какая-то русофобия потом, когда он начал ходить в рыцарский клуб. Вообще, он очень тянулся к взрослым, сверстники его не отталкивали, но и общий язык он с нми не находил. Они его называли фантазером. С нами, с учителями, Миша любил поговорить о жизни, о том, как нужно делать добрые дела.

СВЯЩЕННИК: О ГИБЕЛИ МИШИ УЗНАЛ В НОВОСТЯХ

Настоятель храма Александра Невского отец Владимир хорошо помнит Михаила, хотя общался с ним не меньше десяти лет назад:

- Я знаю о трагедии, слежу ведь за новостями. Увидел фотографию и сразу вспомнил Мишу. Хороший был парень. Не могу сказать о нем что-то особенное. Миша помогал убирать храм, прислуживал по праздникам. Мама просила молиться о нем, когда Миша пропал без вести, радовалась, когда его нашли.

Друг детства, который просил не публиковать его имени, тоже отзывался о Михаиле только положительно:

- Это был веселый, светлый человек, глубоко православный. Никогда не проявлял никакой агрессивности.