2016-09-29T17:17:12+03:00
КП Беларусь

В Минске нашли неизвестные записи Александра Галича

Сделаны они были в разные годы белорусской столице. Самые последние - накануне отъезда поэта, драматурга, барда из Советского Союза [фото + аудио]
Поделиться:
Изменить размер текста:

Александр Галич в Минске давал квартирники.

Александр Галич в Минске давал квартирники.

Пять кассет, больше семи часов, на которых не только песни в исполнении Александра Галича, но и его монологи о себе, поэзии, поэтах, жизни в Советском Союзе… Тогда, в конце 60-х - начале 70-х их записывали для себя, друзей, близких. Ведь пластинку ему так и не разрешили выпустить. Но на любой советской кухне из примитивных бобинных магнитофонов сначала звучали песни Галича, потом уже Высоцкого.

Оказывается, многие из тех самых записей были сделаны в Минске. Как и любительские кинокадры, которые долго время считались единственными. Только в конце 80-х нашлась запрещенная съемка с Новосибирского фестиваля авторской песни в Академгородске. Но именно снятые в Минске кадры вошли в документальный фильм «Барды», снятый в 1988 году Александром Стефановичем, тем самым бывшим мужем Аллы Пугачевой.

Самое удивительное, что за прошедшие 40 - 50 лет записи эти не только не потерялись, но и оказались в отличном качестве в открытом для всех поклонников Александра Галича доступе. Нашел и оцифровал их блогер Андрей Скуратович.

- Сейчас мы ищем любительскую съемку, на которой Александр Галич в гостях у нашего композитора Евгения Глебова. Надеюсь, она найдется.

В Минске Галича возили на мотоцикле

Историю поиска минских записей Галича Андрей Скуратович описывает почти как детективную.

- Минскую съемку Галича я увидел в 1988 году на первом вечере памяти Галича в Минске, который вела его дочь Алена. Вместе с ней приехал москвич, который и показал эти кадры и рассказал, что снимал их в Минске в конце 1960-х. Фамилию его я тогда не запомнил. Но вспомнил тот вечер спустя двадцать лет, когда стал интересоваться любительской съемкой. Минск - город своеобразный. Есть такая шутка среди киношников, о том, что у нас «2 тысячи действующих лиц и 2 миллиона статистов». То есть так или иначе все всех знают максимум через одного общего знакомого.

Александр Галич. "Объяснение в любви"

00:00
00:00

Так Андрей выяснил, что тем самым москвичом был Валерий Лебедев - личность сама по себе невероятно интересная. К тому времени он уже жил в Бостоне, где издавал философский альманах «Лебедь». А в конце 60-х Лебедев преподавал на кафедре философии Белорусского политеха, затем перебрался в Москву, преподавал философию и там, но в 1984 году был исключен из партии и лишен профессии. Эмигрировал в 1992 году. Как, с какими оказиями видеоархив и аудиозаписи возвращались через океан в Минск, знают только Андрей Скуратович и люди, которые ему помогали.

А историю своего знакомства с Галичем Лебедев описал в мемуарах. И история эта весьма любопытна. Случилась она как раз накануне приезда Александра Галича в Минск, куда его пригласили провести семинар на «Беларусьфильме» для молодых сценаристов. Ведь Галич был автором сценариев популярных картин - «Верные друзья», «На семи ветрах», «Дайте жалобную книгу», «Бегущая по волнам».

В 1968 году Лебедев гостил в Москве у сестры. Однажды вечером на пороге квартиры он видит сестру и Галича, песни которого он, конечно, знал и обожал, но никогда не видел. Галичу пришлось даже членский билет Союза писателей показать, чтобы молодой ученый поверил в то, кто перед ним стоит. Оказалось, Александр Аркадьевич вместе с сестрой Лебедева стоял в очереди на такси, затем сел с ней в машину. А когда такси остановилось, чтобы пропустить какую-то правительственную колонну, пассажиры заметили в лимузинах представителей африканской страны. «И встав с подушки кремовой, не промахнуться чтоб, бросает хризантему ей красавец эфиоп» - произнесла сестра. На что услышала: «А ведь ваш случайный попутчик - автор этих строк».

Так началась эта дружба, которая продлилась до самого отъезда Галича в эмиграцию. «А потом… Месяц общения в Минске, песни, разговоры, разговоры. Потом встречи в Москве, потом снова в Минске. Там поездки с Александром Аркадьевичем на моем мотоцикле «Ява». Нужно было видеть эту картину: огромный Александр Аркадьевич в шлеме, который торчал на макушке его большой головы, «бронтозавр на ящерице» - шутил он. Это были его первые в жизни выезды на мотоцикле, которые его не только не пугали, а веселили и бодрили».

Александр Галич. "Песня об отчем доме"

00:00
00:00

Конец 60-х годов - время, когда на успешного до сих пор драматурга и сценариста начались гонения. Уже была запрещена его пьеса «Матросская тишина» в «Современнике» ( уже в наши дни Владимир Машков снимет по ней картину «Папа». - Прим. ред.), его стихи и песни все больше расходились с официальной советской идеологией. Поэтому и выступал бард, в основном, только на так называемых квартирниках. Так было и в Минске.

- В конце 60-х Галичу только сделали внушение и оставили в покое, - рассказывает Андрей Скуратович. - Вокруг него все закручивалось медленно и постепенно. Ведь после дела Синявского и Даниэля и шума, который был в мире, все было решено делать тише.

Галич и Глебов хотели написать оперу

Поклонники Галича в Минске собирались или дома у Лебедева, или у его друзей.

- Галич и у нас бывал дома, и мы бывали в гостях у Валеры Лебедева, - вспоминает вдова композитора Евгения Глебова Лариса Васильевна. - Тогда и были сделаны записи на кинопленку, которую мы сейчас ищем. Если бы в те годы у нас была такая техника, как сейчас! Ведь это были кадры даже без звука. А Александр Аркадьевич был удивительный человек - красивый, благородный, умница, остроумный, правда, через слово мат. А Евгений Александрович (Глебов - автор балетов «Альпийская баллада», «Тиль Уленшпигель», музыки к кино «Последнее лето детства», «Венок сонетов», «Дикая охота короля Стаха». - Прим.ред.) был «апантаным» в работе. Он очень хотел написать оперу и искал качественное либретто. Предложил написать Галичу. Когда Александр Аркадьевич спросил о теме, Женьчик сказал: «Любая!». Галич тогда с ходу: «Декабристы» - « С удовольствием!». Причем, эта история должна была быть не о восстании, а о том, что было после него. Они договорились, что Галич вернется в Москву, набросает либретто, потом приедет в Минск, и они будут работать над ним.

Подпись на обороте фотографии, сделанная рукой Галича. «Под-иссяк» означает «навсегда».

Подпись на обороте фотографии, сделанная рукой Галича. «Под-иссяк» означает «навсегда».

А через какое-то время мы узнали, что Галич уехал. Для нас это было неожиданно. Когда я позже встречалась с его дочерью, она мне сказала, что отец не предупредил никого. За ним было круглосуточное наблюдение, и он не хотел никого подводить. В том числе и Глебова. Так не состоялась их работа.

В 1971 году Галича исключили из Союза писателей, через год - из Союза кинематографистов. Его будто выдавливали из страны. Об этом он говорил и в Минске. И к счастью, мы сегодня можем услышать самого Галича и то, что он говорил всего за несколько лет до отъезда:

«Мне все-таки было уже под 50, я уже все видел, я уже был благополучным сценаристом, драматургом, благополучным советским холуем. И я понял, что я так больше не могу, что я должен, наконец, заговорить в полный голос и говорить правду. Кончилось это довольно печально, потому что, хоть многие мои соотечественники считают, что я уезжаю, меня выгоняют. Это нужно понимать. Добровольность этого отъезда - фиктивная, вынужденная. Но все равно это земля, на которой я родился, это мир, который я люблю больше всего на свете. Это тот клочок неба, большого неба, которое накрывает всю землю, но это мой клочок неба. Единственная моя мечта-надежда, вера, счастье и удовлетворение в том, что я все время буду возвращаться на эту землю. А уж мертвым-то я на нее вернусь наверняка».

Увы, эта последняя надежда поэта не сбылась. Александр Галич похоронен в Париже на знаменитом кладбище Сент-Женевьев-де Буа в 1977 году, всего через три года после отъезда из Советского Союза. Он так и не увидел свой клочок родного неба…

Другие записи Александра Галича можно послушать ЗДЕСЬ.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также