Общество12 марта 2014 16:33

Пассажиры белорусского поезда Минск - Симферополь: Никто не знает, когда начнется война

Несмотря на все крымские волнения, в Симферополь по-прежнему раз в два дня отправляется белорусский поезд. Купили на него билеты и корреспонденты «КП»

Фото: Сергей ГАПОН

Раннее утро пятницы, минский вокзал. На самом дальнем перроне ждет отправления белорусский поезд в Симферополь.

- Что вы тут снимаете, тут снимать нельзя! – громогласный голос немолодой проводницы буквально оглушает перрон, заполненный прощающимися пассажирами и провожающими. Скромное объяснение, мол, фотографируемся на память на фоне таблички «Минск-Симферополь», ничего не решает.

- Тут вокзал, и снимать нельзя, - безапелляционно заявляет женщина, которая оказалась начальницей поезда, и загоняет нас в тамбур.

«Не боимся, потому что даже из вагона не выходим»

Состав из семи вагонов из Минска выезжает заполненным. Но большинству пассажиров до конечной точки назначения, Симферополя, нет никакого дела. Накануне праздничных выходных из Минска по домам разъезжаются студенты. Кто в Осиповичи, кто в Бобруйск, кто в Жлобин. После Гомеля поезд опустел и вовсе.

Фото: Сергей ГАПОН

- Из Беларуси в Симферополь в вагоне кроме вас едет еще два человека, - рассказывает наша молодая проводница Кристина. – Месяц назад до Крыма обычно доезжало в два раза больше пассажиров – то есть, человек восемь-десять. В основном ездят по семейным обстоятельствам. Например, вчера из Крыма возвращался дедушка, который забирал внучку от своей дочери – ее лишили родительских прав. Некоторые говорят, что ездили на заработки – но я что-то не понимаю, где там можно зарабатывать. Ведь обычно наоборот – украинцы ездят к нам работать на стройке.

Кристина работает проводницей всего пару месяцев – проходит практику, после которой девушку ожидает финальный экзамен в минском железнодорожном колледже.

Фото: Сергей ГАПОН

- Все три месяца езжу только на этом направлении, выбора не было, меня сюда определили, - говорит она. – Про события в Симферополе я, конечно, слышала. Но ездить не страшно – мы там из поезда практически не выходим. После конечной убираем вагоны, отдыхаем, а через три часа уже выезжаем обратно.

Кстати, постоянного наряда милиции, как в фирменных поездах, в этом составе нет.

- Если что-то случается, начальник поезда вызывает милицию на ближайшую станцию, - говорит проводница. – Но никаких инцидентов пока не было.

Фото: Сергей ГАПОН

«Белорусские журналисты едут в Крым с бронежилетами и касками»

К вечеру приезжаем на границу. Украинские пограничники очень активны. Признаемся, что мы журналисты – все-таки, люди без вещей, но с двумя ноутбуками и профессиональной фототехникой, мало похожи на обычных пассажиров.

- Андрей, зови всех, тут снова журналисты, - кричит коллегам пограничник. Он забирает наши паспорта и удостоверения и уносит их куда-то. Его коллега продолжает импровизированный допрос.

- Средства защиты или нападения, газовые баллончики, электрошокеры… - заученно бубнит он, осматривая купе.

- Какие электрошокеры? Мы же белорусские журналисты.

- Тут ехали уже на днях журналисты. У них бронежилеты, каски и даже противогазы!

Через двадцать минут нам возвращают документы:

- Вы нас извините за такие расспросы, - говорит пограничник. - Сами знаете, какая там ситуация.

«Мы в Крыму, какая это Украина?»

На поезде на полуостров можно попасть только одним путем - через так называемые Северные ворота Крыма. Это два узеньких перешейка, по каждому проходит автомобильная дорога и железнодорожная ветка.

Проезжаем самое узкое место на континентальной части перешейка - буквально несколько десятков метров шириной.

- Вот сидят украинские военные, вчера их еще не было, - показывает коренная татарка из Джанкоя, которая ходит по вагонам и продает орехи.

Буквально в двадцати метрах от нас в обвалованном землей блокпосте разбиты армейские палатки. В укрытии стоит БТР с пушкой, над ним развевается желто-синий флаг. Чуть поодаль притаились пару десятков армейских грузовиков.

Фото: Сергей ГАПОН

Фото: Сергей ГАПОН

Мраморная колоннада «Ворота в Крым» сегодня не встречает отдыхающих, а выполняет оборонительные функции - за ней из выкопанных земляных укрытий снова видны пушки. Флагов нет.

- А это уже сидят наши ребята, - продолжает татарка.

- Ваши, в смысле из Джанкоя? - уточняю.

- Нет, русские (военные без опознавательных знаков появились в Крыму примерно в 20-х числах февраля. - Ред.).

Она отвела взгляд, посмотрела в запотевшее тамбурное окно и через пару секунд продолжила:

- Но вы поймите: главное - мы войны не хотим. Вы это понимаете? Мы просто хотим жить нормально и спокойно, а сейчас нам приходится выживать.

Мимо проходит проводница другого вагона. Она делает замечание курящему в углу пассажиру, указывая на табличку «На территории Украины курение в тамбуре запрещено».

- Так мы уже в Крыму, какая это Украина… - то ли в шутку, то ли на полном серьезе ответил мужик. Проводница спорить не стала.

«Пришла весна, наступит лето, спасибо Путину за это»

На привокзальной площади Симферополя кипит обычная жизнь: таксисты и маршрутчики всех мастей приглашают приехавших «ехать-добираться» в «город-загород». Бабушки продают тюльпаны - все-таки 8 Марта никто не отменял. Вкусно пахнет пирожками, чебуреками и пахлавой. По аллее Карла Маркса попадаем к зданию Крымского парламента. Его охраняют мужчины в казацких шапках и разнообразных камуфляжах, включая даже натовские. Их тут - около сотни.

Фото: Сергей ГАПОН

На постаменте стоит танк-монумент «Слава защитникам и освободителям Крыма 1941 - 1944». На нем российский и советский флаги. Деревья вокруг увешаны лозунгами вроде «Крым - это Россия», «В Крыму спокойно, и будет так, если не навяжут киевский бардак», «Мы до сих пор говорим на русском языке только благодаря русским». Женщина с сыном снимает «камуфляжников» на мобильник – те в ответ поздравляют ее с праздником. В общем, обстановка перед парламентом непривычная, но пока спокойная.

На этой же улице находится штаб войск береговой обороны ВМС Украины. В интернете пишут, что тут периодически случаются потасовки. Сейчас вроде тихо: внутри, за забором, гордо прогуливаются вооруженные люди в украинской форме.

Фото: Сергей ГАПОН

Снаружи стоят одинаковые парни в спортивных штанах и черных кожаных куртках. Георгиевские ленточки и красные повязки «дружинник» - единственное, что отличает их наружность от внешнего вида типичных бандитов-гопников.

Фото: Сергей ГАПОН

Отправляюсь на площадь Ленина – там готовят митинг с названием «Фестиваль дружбы «Крымская весна». Из колонок поет «Би-2» и зачем-то Юрий Шевчук - он ведь высказывался против российской политики в Крыму. Десятки молодых людей без энтузиазма стоят с флагами Крыма. На вопросы кто они и откуда, односложно отвечают: «просто пришли на концерт». С другой стороны площади строится колонна «камуфляжных» мужиков в казацких шапках.

«Камуфляжные» мужикм в казацких шапках не любят, когда их фотографируют.

«Камуфляжные» мужикм в казацких шапках не любят, когда их фотографируют.

Фото: Геннадий МОЖЕЙКО

- Убрал! – рявкнул на меня их командир, когда я фотографировал колонну на мобильник. «Был бы я женщиной, может, поздравили бы еще и с 8 марта», - подумал я и отошел в сторону. Кстати обычной милиции в городе почти не видно. За три часа прогулки по центру Симферополя я насчитал десять милиционеров: семеро дежурили на площади Ленина, еще двое – на платформе вокзала, еще один пробовал завести свою «Волгу» в дворике на Карла Маркса.

За порядком на самой «горячей» площади страны следят всего восемь милиционеров.

За порядком на самой «горячей» площади страны следят всего восемь милиционеров.

Фото: Геннадий МОЖЕЙКО

За происходящим на площади с высоты своего постамента наблюдает дедушка Ленин, обвешанный лозунгами «Не трогайте нашего вождя» и «Пришла весна, наступит лето, спасибо Путину за это». Еще выше Ленина – российский флаг, развевающийся на огромном здании крымского Совмина. Рядом какой-то дедушка с портретом адмирала Нахимова рассказывает телекамере, что «в вашей Европе одни гомосексуалисты». Похоже, сам он в Европе никогда не был.

За происходящим на площади с высоты своего постамента наблюдает дедушка Ленин.

За происходящим на площади с высоты своего постамента наблюдает дедушка Ленин.

Фото: Геннадий МОЖЕЙКО

«Надо было сразу разогнать всех, как сделал Лукашенко»

Уже в поезде на обратном пути мы узнали новость о том, что отряды самообороны обыскивают пассажиров, прибывающих на симферопольский вокзал. Проезжая Джанкой, мы действительно увидели отряды «чернокурточников» с георгиевскими ленточками.

- На самом деле в Крыму спокойно, - рассказывает женщина, следующая с супругом в Гомель. - Люди, которые хотят захватить Крым, - очень плохие. Они - западенцы и бандеровцы.

- У меня сын - милиционер, - гораздо эмоциональнее объясняет свою позицию ее муж. - Так он на Майдане три раза горел! А по телевизору нам показывают сплошное вранье уже 22 года. Конечно, Янукович сам виноват, что так запустил ситуацию. Когда только все началось в Киеве, нужно было взять на себя ответственность и всех разогнать – как у вас в Беларуси сделал Лукашенко. В любом случае, когда нас заберет Россия, нам станет жить гораздо лучше.

- Только не фотографируйте нас, пожалуйста, - говорит женщина. - Потому что, если бандеровцы увидят, они нас зарежут!

«То, что сейчас творит Россия, - беспредел и военная интервенция»

Если составить хит-парад слов, которыми обитатели поезда Минск - Симферополь описывают нынешнюю ситуацию в Крыму, на первом месте окажутся «спокойствие» и «война».

- Я с детьми возвращаюсь с отдыха, были в санатории в Мисхоре, - рассказывает нам одна из пассажирок. - Там пока все спокойно, ни намека на войну. Две недели назад мы поехали - как раз все начиналось. Но от путевок уже решили не отказываться и не прогадали. Но те, кто могут получить путевки сегодня – уже туда точно не поедут. Конечно, там весь местный персонал живо обсуждает ситуацию, и мнения совершенно разные. Многие уверены, что самое хорошее решение - поделить Украину на западную и восточную, включая Крым.

Фото: Сергей ГАПОН

В этом же вагоне едет семья с двумя маленькими дочками. Шесть лет назад Наталья и Игорь поменяли жизнь в белорусской столице на жизнь в небольшом селе на самом севере Крыма.

- Как-то мы свозили туда на лечение дочку, - рассказывает Наталья. - А потом и вовсе решили переехать на море. Дети ходят в русскоговорящую школу. Я работаю там же хореографом, муж работает сварщиком.

Фото: Сергей ГАПОН

Начинается долгий разговор за жизнь. Суть его сводится к трем тезисам. Во-первых, Крым, как и всю Украину, давно разворовали. Во-вторых, при любой власти будут бандиты. В-третьих, то, что сейчас творит Россия, - беспредел и военная интервенция.

- В любом случае выпутаться из этого кризиса будет совсем не просто, со временем все только усложняется, - говорит Игорь. - А когда начнется война, никто не знает.

Признаться, это был самый взвешенный взгляд, который я услышал за 50 часов, проведенных в поезде. На мнение Натальи и Игоря, возможно, повлияло место их нынешнего жительства: Генический район хоть и называют Крымом, формально находится уже на материке - в Херсонской области Украины.

«Полуостров попутанных понятий»

На обратном пути, украинские пограничники снова внимательно рассматривают фотоаппарат. Просят включить, показать, что наснимали:

- Зеленых человечков нет? Тогда счастливого пути, - пожелали они нам. «Зелеными человечками» называют тех самых российских военных в форме без опознавательных знаков и с закрытыми лицами. Почему они интересуют именно украинских пограничников – осталось тайной.

Когда-то один мой приятель в разгар туристического сезона назвал Крым «полуостровом попутанных понятий». Правда речь шла совсем о другом: об обманах при сдаче жилья, грязных приморских кафешках и утомительных переездах на маршрутках. Сейчас, уезжая из Крыма, мне почему-то вспомнилась та давняя фраза. И хотя нынче в Крыму сезон не туристический, а военно-политический, эти три слова вполне могли бы стать лозунгом полуострова на ближайший десяток лет.