2016-08-24T02:50:54+03:00
КП Беларусь

Юнону заказывали для «Царского огорода» Петра Великого

В юбилейный год знакомим читателей «Комсомолки» с десятью шедеврами Художественного музея - по одному в месяц [фото]
Поделиться:
Юнону заказывали для «Царского огорода» Петра ВеликогоЮнону заказывали для «Царского огорода» Петра ВеликогоФото: Виктор ГИЛИЦКИЙ
Изменить размер текста:

В этом году Национальный художественный музей отмечает 75-летие. За эти годы его собрание выросло до тридцати с лишним тысяч экспонатов. Но, как и в любом музее мира, посетители могут видеть лишь небольшую часть его сокровищ. Она даже меньше десятой части.

В ней всего 90 сантиметров, да еще у сидящего у ног павлина нет головы. И все равно, скульптура древнеримской богини Юноны - настоящее сокровище коллекции нашего Художественного музея. Ведь ее заказали итальянскому скульптору Антонио Тарсия для Летнего сада в Санкт-Петербурге.

- Петр Первый, решивший создать европейскую столицу, послал своих агентов по городам и весям с заказами, - рассказывает ведущий научный сотрудник отдела европейского искусства Национального художественного музея Светлана Прокопьева. - Одним из крупных агентов был граф Савва Рагузинский, который получил от царя поручение заказать статуи для украшения «Царского огорода». Так тогда именовался Летний сад и был гораздо меньше того Летнего сада, который существует сегодня. Поэтому и первые заказанные скульптуры были такие небольшие - 90 сантиметров в высоту.

В 1717 году Савва Рагузинский на корабле «Джон Джудит» отправил Петру первую посылку из 12 статуй основных богов греческого и римского Пантеона. Была среди них и «Юнона» Тарсия. Добирались до России они по морю три месяца. А через два года, в 1719-м, прибывает еще одна посылка, в которой находились статуи, предназначенные для супруги Петра Екатерины. И среди них была скульптура, изображающая Юнону.

- До конца XVIII обе Юноны фигурируют во всех описях, - продолжает Светлана Прокопьева. - В XIX веке во время очередного благоустройства Летнего сада их переносят в другое место. И дальнейшую их судьбу, к сожалению, проследить полностью не удается.

- А они одинаковые?

- Нет, они были зеркальными.

Дальше начинается самое интересное. В коллекции Государственного Эрмитажа хранится Юнона скульптора Антонио Тарсия.

- Наши коллеги всегда считали, что она из той самой первой посылки. А вторую Юнону считали утраченной. Ее купила Елена Аладова (директор белорусского музея после войны, по сути, заново собирала коллекцию. - Ред.) в 1959 году у частного коллекционера. Где она находилась с конца XIX века - неизвестно. Но искусствоведческий и технологический анализы полностью подтверждают ее подлинность и авторство Тарсия. Кстати, еще в 1756 году русский скульптор Василий Чванов сделал с нее копию, которая находится в постоянной экспозиции Государственного Русского музея. В этой скульптуре у павлина еще есть голова.

О том, что еще одна Юнона с конца 50-х годов есть в Минске, сотрудники Эрмитажа не подозревали до 1999 года, когда в нашем музее началась работа над составлением научного каталога европейской скульптуры. Готовя его, белорусские искусствоведы обращались за консультациями к петербургским коллегам. В Эрмитаже минскую Юнону приписали ко второй посылке скульптур, присланных Рагузинским. Но сотрудник Эрмитажа Неверов обнаружил в отделе рукописей Академии наук альбом с зарисовками всех скульптур, которые были отправлены из Венеции первыми.

- И там наша замечательная Юнона! Значит, именно она была выполнена первой по заказу Петра Первого. Конечно, Тарсия - скульптор не первого ряда. Но он был очень качественным скульптором, работами которого была наводнена Венеция, чьих произведений много еще в Петербурге и пригородах. И мрамор он использовал очень качественный . Вглядитесь в Юнону внимательно, она как будто светится изнутри, а прожилки мрамора расположены так, словно повторяют кровеносную систему - скульптура просто оживает.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также