2016-09-29T17:17:12+03:00
КП Беларусь

«Взял языка, который пришел на запах мяса»

Нет ни одной семьи в Беларуси, которой бы не коснулась война. Каждый год в канун 9 Мая мы печатаем истории наших читателей о войне. Давайте вместе составим интерактивную «Карту памяти»
Поделиться:
Спасибо дедам за Победу!Спасибо дедам за Победу!
Изменить размер текста:

Тех, кто воевал в Великую Отечественную, осталось немного. Но ведь нет ни одной семьи в Беларуси, которой бы не коснулась война. Каждый год в канун 9 Мая мы печатаем истории наших читателей о войне. Воспоминания их отцов и дедов, сохранившиеся фронтовые письма и дневники. А в этом году решили попросить вас, дорогие читатели, помочь нам составить интерактивную «Карту памяти» на нашем сайте kp.by. Вы знаете историю, как воевали ваши отцы или деды? Напишите ее нам (адрес - pobeda@phkp.by). Знаете только имена своих погибших родственников? Напишите только имена, пусть они тоже появятся на нашей «Карте памяти». А ваши письма мы передадим на хранение в Музей истории Великой Отечественной войны.

«Красноармеец Белоусов первым ворвался в траншею и очистил ее от немцев»

Павел Белоусов был ранен 5 раз и дважды контужен.

Павел Белоусов был ранен 5 раз и дважды контужен.

Внук Павла Егоровича Белоусова рассказал нашей газете, как узнал, за что наградили его деда.

- Мой дед был человеком очень простым. О войне почти не рассказывал, но именно такие солдаты и принесли нам победу. Я это понял позже, когда смог подробно узнать о его подвигах. Мне удалось это благодаря электронному банку документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.», что помещен на сайте podvignaroda.ru. Дед умер уже давно, в 1988-м, и как жалко, что я не могу сейчас сесть с ним рядом и расспросить обо всем пережитом.

Павел Егорович жил в Орше. По образованию был портным. В армию его призвали в сентябре 42-го.

Он воевал в Сталинграде, Харькове, Прибалтике. В наградных документах я прочел, что медаль «За боевые заслуги» он получил за то, что «во время сентябрьских боев по преследованию отступавшего выстрелами из своего автомата уничтожил трех немецких солдат, а также за дважды пролитую кровь в боях с немецкими захватчиками».

Дед был стрелком в гвардейском полку, приходилось и в рукопашной сходиться. В феврале 1945-го в рукопашном бою он убил одного гитлеровца и получил за это медаль «За отвагу». Таких медалей у него две. Еще раз его наградили за отвагу за следующий подвиг. В приказе читаю: «Наградить медалью «За отвагу» стрелка 1 стрелковой роты гвардии младшего сержанта Белоусова Павла Егоровича за то, что в наступательных боях 22 марта 1945 года в районе Джукста Латвийской ССР проявил отвагу и мужество. Во время контратаки противника в ночь на 23 марта 1945 года смелым и решительным огнем из ручного пулемета уничтожил двух солдат противника».

Там же написано, что он ранен 5 раз и контужен 2 раза.

Высшая награда Павла Егоровича, полученная им во время войны, - орден Красного Знамени. «27 декабря 1944 года в районе Тукумса, выполняя задание командования, в ночном бою прорвал оборону немцев, - написано в приказе. - Красноармеец Белоусов первым ворвался в траншею противника и очистил ее от немцев. Этим красноармеец Белоусов дал возможность наступающим частично подойти к хутору и овладеть опорным пунктом противника. В этом бою красноармеец Белоусов был ранен в руку и в бок. В настоящее время находится на излечении». Деда представили к ордену Славы 3 степени, но наградили орденом Красной Звезды.

Мы бережно храним его медали, к которым прибавились еще вот такие архивные документы.

Взял языка, который пришел на запах мяса

Константин Вилькс боевой путь начал под Лугой.

Константин Вилькс боевой путь начал под Лугой.

«Мой дедушка, Вилькс Константин Янович, чтобы его потомки не забывали о тяжелом военном лихолетье, оставил нам на память рукопись. Некоторыми воспоминаниями я хочу поделиться с «Комсомолкой». Дед по образованию был инженером. Вскоре после начала войны был призван в саперную часть. Боевой путь начал под Лугой, а затем воевал техником в танковых войсках. Имел боевые награды, в том числе орден Красной Звезды, медаль «За боевые заслуги», - написала нам его внучка Алена Пильникова.

«Шарахнул немца поленом по голове»

«Через одну из рек мы соорудили мост, - читаем рукопись Константина Вилькса. - За ночь по нему прошло большое воинское соединение, отступавшее к Ленинграду. А утром мы были свидетелями, как фашисты разнесли в щепы эту переправу…

Была зима 1941 - 1942-го. Нашу роту выделили на восстановление моста через реку Човжа. А повар был один на весь батальон. Политрук Иванов спрашивает: «Кто может обед готовить?» Кто-то выкрикнул: «Вилькс!» А я раньше в шутку говорил: «Подумаешь, обед готовить: засыпал в воду крупы и жди, когда сварится». И вот назначили меня «кашеваром». Дали мне кухоньку на колесах емкостью 120 литров. Поставили ее у деревенской баньки - там и вода, и дрова были. Вставать приходилось в 4 часа утра. Огонь нельзя было особо показывать - мигом может фашист накрыть миной. Растоплю, бывало, кухню, залью воды, положу мясо, и сам в баню - стояли 42-градусные морозы. Время от времени выхожу посмотреть, как дрова горят и мясо варится.

Однажды открываю дверь, а было темно, смотрю - кто-то у кухни. Смотрю, что-то на немца похож. Подбежать к нему - снег захрустит, а без оружия. Хоть и темно, но вижу, что немец в кухне что-то делает. Оказалось, он пытался мясо подцепить штыком винтовки. Взял я полено и прыжками к кухне (расстояние было метров 10), шарах его по голове и давай вопить не помню что. Сбежались наши. Немец оказался оглушенным.

Связали ему руки, привели в чувство. Сплошного фронта окопов не было, вот, будучи часовым, он учуял запах мяса и пошел его искать. Правда, то ли от моего удара, то ли от испуга от немца этого ничего путного не могли добиться. На каждый вопрос он кричал: «Хайль Гитлер». Ну а мне солдаты не давали прохода, мол, расскажи, Костя, как языка взял. А другие подначивали - так язык-то с дурной головой оказался».

«С каким, бывало, облегчением тащишь подбитый танк…»

«После легкого ранения в медсанбате меня быстро поставили на ноги. А вскоре представилась возможность попасть в саратовское им. Лизюкова танковое училище.

Еще до войны я думал, что вот если возьмут в армию, хорошо бы попасть в танковую часть. Частично даже из-за формы. У танкистов она была красивее даже, чем у летчиков: темно-синие френч, брюки, рубашка с галстуком…

Во время медкомиссии окулиста за меня прошел Пашка Дмитриев. Меня зачислили, и я стал осваивать танковую технику, тактику. Первое время очки я носил в кармане и скрывал свою близорукость, но вскоре был разоблачен. Меня с командного факультета перевели на технический.

Много в нашей бригаде погибло танкистов, в том числе и технарей… Мы должны были подбитые танки возвратить в строй. Если поле боя было равнинное и безлесное, то вытащить подбитый танк было очень трудно даже ночью. Немцы все время освещали местность ракетами… Брал одного из членов спасшегося экипажа и скрытно подбирались к подбитому танку. Выясняли вид повреждения. Затем быстро подгоняли танковый тягач, зацепляли тросами и ходу. Немец, конечно, открывал огонь. Часто многие из нас не возвращались или были тяжело ранены. С каким, бывало, облегчением тащишь подбитый танк, а другие уже стоят для утреннего наступления. И каждый, наверное, думал, из экипажей: «Вот ты выполнил свое задание, а для меня эта атака может быть последней...»

22 декабря 44-го я получил осколочное ранение. Один из осколков попал в живот. Когда его вынимали, делая разрез, я даже не почувствовал острой боли. Раны зажили, и я продолжил участвовать в боях».

Еще больше материалов по теме: «Карта памяти: День Победы»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также