Общество

Парижский гражданин обиделся за Вандомскую площадь

Вот бы белорусам так из-за современной архитектуры переживать, как французы из-за скульптуры!
Фото: Ксения НОВОЖИЛОВА

Фото: Ксения НОВОЖИЛОВА

Неизвестный в центре Парижа влепил три пощечины современному американскому скульптору Полу Маккарти и убежал.

Дело в том, что на днях на одной из элитных площадей Парижа - сплошь дорогие бутики да многозвездные отели - начали устанавливать скульптуру к ярмарке современного искусства. Обычно доминирует над площадью колонна, которую Наполеон приказал отлить из пушек, но сейчас она на реконструкции и прячется за холстом с изображениями этапов ее возведения и последующих ремонтов; а основное внимание достается… этому. Это - та самая провокационная поделка Пола Маккарти, гигантская 24-метровая зеленая скульптура под названием «Дерево». Все бы ничего, да вот только куда больше, чем дерево, это произведение современного, страшно сказать, искусства напоминает секс-игрушку.

Фото: Ксения НОВОЖИЛОВА

Фото: Ксения НОВОЖИЛОВА

Фото: Ксения НОВОЖИЛОВА

Фото: Ксения НОВОЖИЛОВА

Да автор и не отрицает:

- Это все началось как шутка, - говорит Пол в интервью «Ле Монд», - я просто задумался о формальном сходстве изображения рождественской елки и продукции из магазина для взрослых. Люди могут обидеться, конечно, если рассмотрят в этом анальную пробку. Но для меня это скорее абстракция.

Мол, кто на что учился, так и интерпретирует. Ну, французы и давай интерпретировать... Правые патриоты высказались в Твиттере, что площадь обесформлена, а Париж - унижен. Неутомимые французские блогеры припомнили и фамилию министра тающих финансов Франции, созвучную слову «елка», и принялись шутить насчет министра и затычки. Незнакомец же, прежде чем отхлестать 69-летнего «бес-в ребро» Маккарти по щекам, заявил, что это крайне не по-французски, и вообще, такой работе места на площади нет.

Фото: Ксения НОВОЖИЛОВА

Фото: Ксения НОВОЖИЛОВА

Казалось бы, история в духе то ли Хармса с его старушками, выпадающими из окон, то ли Достоевского, с мужем, болтающим под кроватью с любовником собственной жены. Что-то одновременно жестокое, трогательное и неуловимо сатирическое есть в этом поступке неизвестного гражданина. Но главное - он показывает, что простому французскому человеку, видите ли, глубоко небезразлично, что возвышается на центральной парижской площади. Он принимает близко к сердцу это 24-метровое «дерево» и считает это оскорбительным лично для него.

А вот беларусы построенный рядом с цирком гигантский бетонный отель принимают не настолько близко к сердцу. Как и снос музея ВОВ ради отеля, с его историческим «Подвигу народа Ж…», облетевшим все соцсети, и «уплотнение» зеленого Военного городка несимпатичными панельками, и не новую уже резиденцию. Высказывают недовольство в блогах, пишут петиции, но для большей части общества блоги и петиции - это как на другой планете, почти не существует. Культуры протеста и воли к протесту с годами остается все меньше. И то ли это многовековой опыт нахождения в центре чужого конфликта, то ли многолетние истории демонстраций, то ли нужно что-то вроде чудовищной зеленой секс-игрушки, чтобы выбить толерантного белоруса из колеи. Но так хотелось бы, наивно и по-детски, чтобы мои соотечественники тоже чувствовали не грусть, не боль, а ответственность за все, что происходит в стране, в городе, в подъезде... И считали себя вправе не скрывать, как к этому относятся.

Но искусство, как и политика, - это заявление взглядов. Кому-то обязательно не понравится. И если протест выражается в порче не репутации, а лица художника или его произведения - вскоре исчезнет и искусство, и культура в принципе. Стоит только представить себя с другой стороны от карающей длани, как рукоприкладство перестает казаться хорошей идеей. Где же пролегает эта грань между выражением собственного отношения к происходящему и хамством?

…Пока суд да дело, парижане решили не церемониться и, воспользовавшись темнотой, отключили генератор, чтобы отвлечь охранника. И перерезали канаты, на которых держалась надувная скульптура. Когда резиновая игрушка угрожающе повалилась, охрана ничего лучше не нашла, чем ее сдуть, чтобы не повредить. А надувать обратно обиженный художник отказался и увез свой шедевр восвояси. Что сделали французские власти? Министр культуры извинился перед Маккарти в Твиттере: «Самовольное уничтожение шедевра - это не только нарушение закона, но и непростительное нарушение свободы творчества. Соболезнования художнику». Ну что ж, в ночь с пятницы на субботу эгалите победило либерте и фратерните.

Остается только догадываться, как обошлись бы с «вандалами» в нашем РОВД.