2016-08-24T02:26:14+03:00
КП Беларусь

Не «Смерть мусульманам», а «Мы не боимся» пишут французы на плакатах

«Доигрались со своими арабами» - вот это, вероятно, услышали бы от многих белорусов мои друзья-мусульмане, которые получают высшее образование во Франции. А вот сами французы говорят о том, как важно не быть ослепленными яростью
Поделиться:
Поэтому более ста тысяч французов стихийно вышли на улицу во всех регионах Франции с плакатами. Фото: REUTERSПоэтому более ста тысяч французов стихийно вышли на улицу во всех регионах Франции с плакатами. Фото: REUTERS
Изменить размер текста:

Утром в среду 7 января в еженедельнике «Шарли Эбдо» трое людей с «Калашниковыми» расстреляли в упор 12 человек. Редакционная группа, журналисты, и двое полицейских – обычная планерка превратилась в кровавую резню. «Аллах Акбар» и «Мы отомстили за пророка» - кричали экстремисты, уносясь черном автомобиле из привычно мирного 11 округа. Рука человека, который снял из окна дома на телефон автомобиль террористов, дрожит, он прячется за угол. Страх - это первая эмоция, в которой признаются очевидцы. И следом… нет, не ненависть.

- Да, моей первой реакцией было непонимание и ярость. Но моя следующая мысль была: я всей душой надеюсь, что это не усилит напряженность между разными сообществами Франции, и это было важнее, - рассказывает Селин Флипо, кандидат в доктора философии. - Словно по иронии судьбы, вчера Мишель Уэйльбек, призер премии Гонкура в 2010 году, выпустил новую книгу “Подчинение”. Это фантастическая книга, действие которой развивается в 2020 году, когда Марин Лепен (партия националистов) участвует во втором туре президентских выборов, и все остальные партии объединяются, чтобы поддержать единого кандидата… Мусульманина. На следующий же день, в книге, всех женщин обряжают в хиджаб и обязывают сидеть дома. Вчер Уэльбека интервьюировало Франс-2, и когда журналисты спросили его, действительно ли это возможный сценарий во Франции, он ответил – почему нет? Те же слова он повторил в ответ на вопрос, правильно ли это: почему нет, я не сужу, и ислам, описанный в моей книге, не экстремальный. Эта книга барометр противостояний в современной Франции. Это должно прекратиться. Нам всем необходимо научиться толерантности между сообществами, живущими на французской территории; и я планирую присоединиться ко всем движениям в поддержку свободы слова и участвовать во всех дебатах и разговорах, которые будут об этом вестись, донося эту мысль. Важно быть терпимыми и не делать обобщений, быстрых выводов.

Такая реакция многим в Беларуси покажется нонсенсом. «Доигрались французы со своими арабами, нечего было пускать их в страну» - вот это, вероятно, услышали бы от многих белорусов мои друзья-мусульмане, которые получают высшее образование во Франции.

Что ж, и во Франции есть те, кто будет поливать грязью неевропейцев по поводу и без. Недавно в своем Фейсбуке студент-докторант элитной французской школы обматерил всех мусульман без исключения за то, что у него в электричке кто-то украл сумку. Его однокурсники несколько дней решали, что делать, как ему объяснить, что с ним не так. «Выпрут», - было уверено русскоговорящее комьюнити.

Но его не выгнали. Декан поговорил с ним наедине и потребовал, чтобы студент убрал со страницы оскорбительную надпись и публично извинился перед однокурсниками-мусульманами, чьи дома он еще вчера предлагал расстрелять из вертолетов, стереть с лица земли.

Кстати, студент-националист был… КИТАЕЦ.

Позиция французов кажется нам, жителям мирной и в принципе толерантной страны, странной, даже слабой. Нам с нашей колокольни кажется, что нужно было иначе, нужно было железные рукавицы, нужно было железный занавес и берлинскую стену, чтобы в 2020-м наших детей не вытеснили из школ "узкоглазые, чернокожие, геи"… Да кто только нам не угрожает! Но французы, в отличие от нас, живут в мультикультурном мире уже давно. Уже давно чей-то сын дружит с чернокожим мальчиком, соседом по площадке, а район богатеньких золотых детей соседствует с беднейшим арабским районом. Они встречаются утром на остановке, и полупьяный подросток просит у парня в костюме-тройке закурить. А тот спокойно достает зажигалку.

Почему? Да потому что все уже было и еще будет. И большинство людей понимает, что неудачные дети есть у любой нации, у любой культуры есть свои «отморозки» и что им еще годами жить вместе.

Поэтому более ста тысяч французов стихийно вышли на улицу во всех регионах Франции с плакатами; и на плакатах не написано «Смерть мусульманам», там написано «Я тоже Шарли» и «Мы не боимся».

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ

Французское чувство юмора и жесткое, и жестокое

Но французы убеждены: это и есть свобода высказывания - когда слово, а не свист камня или ружейный выстрел, звучит в ответ

Когда-то у Франции была монархия, и карикатуристы рисовали короля в самых отвратительных, жестоких, смешных ситуациях. Памфлетисты писали издевательские сатирические зарисовки и разбрасывали их на площадях. Голодные, уставшие люди с почерневшими от ежедневного труда руками смотрели на эти рисунки и смеялись над своей раскормленной знатью. И выживали, смеясь. Да, памфлетистов никогда не любили те, над кем они издевались, у этого чувства нет национальности и расы - за карикатуры их гноили в тюрьмах и казнили на тех же площадях. Но у них всегда была поддержка простого народа. (читать далее)

Французская полиция арестовала одного из террористов, устроивших бойню в редакции сатирического журнала

Один из трех граждан Франции, разыскиваемых по подозрению в причастности к нападению на редакцию сатирического еженедельника Charlie Hebdo в Париже 7 января, решил сохранить свою жизнь и добровольно сдался полиции. (читать далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также