2016-08-24T02:26:14+03:00
КП Беларусь

Французское чувство юмора и жесткое, и жестокое

Но французы убеждены: это и есть свобода высказывания - когда слово, а не свист камня или ружейный выстрел, звучит в ответ
Поделиться:
Мартин Видберг написал в блоге в газете «Монд»: «Как рисовать сегодня? Как не рисовать сегодня?». Фото: vidberg.blog.lemonde.frМартин Видберг написал в блоге в газете «Монд»: «Как рисовать сегодня? Как не рисовать сегодня?». Фото: vidberg.blog.lemonde.fr
Изменить размер текста:

Когда-то у Франции была монархия, и карикатуристы рисовали короля в самых отвратительных, жестоких, смешных ситуациях. Памфлетисты писали издевательские сатирические зарисовки и разбрасывали их на площадях. Голодные, уставшие люди с почерневшими от ежедневного труда руками смотрели на эти рисунки и смеялись над своей раскормленной знатью. И выживали, смеясь. Да, памфлетистов никогда не любили те, над кем они издевались, у этого чувства нет национальности и расы - за карикатуры их гноили в тюрьмах и казнили на тех же площадях. Но у них всегда была поддержка простого народа.

Ведь рядовые французы и сегодня не любят богатых. Еще они высмеивают мусульман, евреев, русских, китайцев, парижан, марсельцев… расстрелянный «Шарли Эбдо» публиковал расследования, колонки и карикатуры против сект, экстремально правых, католиков, исламистов, иудаистов, политиков, некоторых деятелей культуры… Собственно, средний француз не любит никого, кроме себя, как и представитель любой нации в мире.

У французов жесткое и порой жестокое чувство юмора - столетиями здесь даже лучшие друзья порой пошутят так, что хочется провалиться сквозь землю. Но именно потому здесь не принято носить камень за пазухой, а принято признавать ошибку или отшучиваться в ответ. Это и есть свобода высказывания - когда слово, а не свист камня или ружейный выстрел, звучит в ответ.

Из редакции «Шарли Эбдо» в 2008 году за слишком резкие антисемитские выпады был уволен журналист, и он отсудил у редакции около 90 тысяч евро за несправедливое увольнение. Все не просто. Нет черного и белого, нет черных и белых. Мы все люди из плоти и крови, из мяса и души.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Доигрались со своими арабами» - вот это, вероятно, услышали бы от многих белорусов мои друзья-мусульмане, которые получают высшее образование во Франции. А вот сами французы говорят о том, как важно не быть ослепленными яростью

Позиция французов кажется нам, жителям мирной и в принципе толерантной страны, странной, даже слабой. Нам с нашей колокольни кажется, что нужно было иначе, нужно было железные рукавицы, нужно было железный занавес и берлинскую стену, чтобы в 2020-м наших детей не вытеснили из школ узкоглазые, чернокожие, геи… Да кто только нам не угрожает! Но французы, в отличие от нас, живут в мультикультурном мире уже давно. Уже давно чей-то сын дружит с чернокожим мальчиком, соседом по площадке, а район богатеньких золотых детей соседствует с беднейшим арабским районом со всей его грязью и нетрудоустроенными мужчинами и женщинами в расцвете лет. Они встречаются утром на остановке, и полупьяный подросток просит у парня в костюме-тройке закурить. А тот спокойно достает зажигалку.

Почему? Да потому что все уже было и еще будет. И большинство людей понимает, что неудачные дети есть у любой нации, у любой культуры есть свои «отморозки» и что им еще годами жить вместе. (читать далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также