Политика

Лукашенко на вопрос «Комсомолки»: Нам чужих земель не надо! Нам желательно свою никому не отдать

Президент рассказал о своем отношении к смоленским, брянским и псковским землям
Вопрос президенту задавала замредактора "Комсомолки" Ульяна Бобоед. Фото: belta.by

Вопрос президенту задавала замредактора "Комсомолки" Ульяна Бобоед. Фото: belta.by

- Последнее время в Беларуси ощущается усиление военной риторики, - спросила у Александра Лукашенко замредактора «Комсомолки» Ульяны Бобед. - С одной стороны вы говорили в прошлом году, что Беларусь даже готова претендовать на Смоленск, на Калининградскую область. С другой стороны чаще проводятся учения, вы часто посещаете войска, встречаетесь с силовиками. С чем эта активность связана? Это опасения майдана в Беларуси, или это опасения российских настроений, российского «крымнашизма» в Беларуси? Или это подготовка в войне?- Последнее время в Беларуси ощущается усиление военной риторики, - спросила у Александра Лукашенко замредактора «Комсомолки» Ульяны Бобед. - С одной стороны вы говорили в прошлом году, что Беларусь даже готова претендовать на Смоленск, на Калининградскую область. С другой стороны чаще проводятся учения, вы часто посещаете войска, встречаетесь с силовиками. С чем эта активность связана? Это опасения майдана в Беларуси, или это опасения российских настроений, российского «крымнашизма» в Беларуси? Или это подготовка в войне?

- Вы прекрасно понимаете, что я не претендую ни на Смоленские, ни на Брянские или Псковские области, но тем не менее этот вопрос задаете. Нам чужих земель не надо. Нам желательно свою никому не отдать. Желательно, чтобы эта земля вашим внукам осталась. Меня уже не будет, когда ваши внуки вырастут и будут жить как полноправные граждане на этой земле. Когда я говорил о смоленских, псковских и брянских землях, хотя в истории это действительно было, когда меня доставали с тем, что вот завтра Путин придет с батальонами и захватит наши белорусские земли, я ответил риторически: «У нас больше оснований». Но это была шутка. У нас блестящие отношения с жителями приграничья. Что еще надо? Нам что, головная боль нужна? Вы понимаете, сколько там своих проблем? Такого вопроса не стояло и не стоит. Надо быть полным идиотом, чтобы претендовать на часть земель у такого гиганта, как Россия. Это не реально.

Вопрос президенту задавала заместитель редактора "Комсомольской правды" Ульяна Бобоед. Фото: БелТА.

Вопрос президенту задавала заместитель редактора "Комсомольской правды" Ульяна Бобоед. Фото: БелТА.

«Через несколько месяцев мы будем иметь оружие собственного производства»

Говоря о возникшей в последнее время военной риторике, Александр Лукашенко продолжил:

- У нас нет такого ресурса, как в России, мы не можем сформировать такую армию. Но мы должны будущему агрессору нанести непоправимый ущерб - мы должны иметь соответствующую армию. Мы своими учеными-военными изучаем все конфликты в мире. Мы трижды переформатировали нашу армию. У нас должна быть выдрессированная мобильная часть. Которая могла бы появиться сегодня в Бресте, за полночи в Витебске и нанести любой удар. Мы не сможем держать фронт - его не будет. Этот вывод исходя из нынешних войн, изучая вот эти конфликты. Мы потихоньку-потихоньку свою армию приспосабливаем не дай Бог к какому-то конфликту.

Сейчас идет разговор о том, чтобы мы имели свое оружие, а не российское. Часть у нас - электроника, оптика, основа - в России. А нам надо иметь хорошее оружие, которое нам очень нужно сейчас. Чтобы будущий агрессор даже не помышлял воевать против Беларуси. Вот такие системы нам нужны, и мы такие через несколько месяцев будем иметь. Мы не готовимся к войне, но если не дай Бог что-то случится, я не хочу, чтобы вы меня прокляли, когда нечем будет воевать. Когда будет оружие и будут подготовленные люди, никому не захочется с нами воевать. Пример тому Украина: армии не было, она была разрушена. Этого быть не должно.

«Кто хочет ехать воевать - дадим деньги на билет»

- Если есть шальная мысль, что в Беларуси возможен майдан - чем раньше вы это из своей головы выбросите - тем лучше будет. Никогда в Беларуси майдана не будет. Я пока президент, и у меня достаточно полномочий и сил, чтобы предотвратить братоубийственную бойню. Никому - ни вам, ни мне, ни тем, кто нас слушает, - майдан не нужен. Есть отморозки. На это и власть, чтобы их нейтрализовать и не допустить стрельбы друг в друга. Кто хочет воевать - в Сирии война идет, вербуют во многих местах. На билет деньги дадим.

Что касается некого российского «нашизма» - успокойтесь. Во-первых, России не до этого. Во-вторых, даже у меня в голове не укладывается, что мы, русские люди, будем воевать с русскими? Вы как это представляете? Я этого не представляю. Поэтому когда мне начинают говорить: вот завтра после Крыма Путин придет, захватит Беларусь… Я вообще такого не допускаю, как русский человек придет воевать на свою родную землю. А если есть тут умники, которые любят палки в колеса ставить: и у нас так называемые «свядомыя», и приехавшие, и долгоживущие, считающие, что белорусская земля - часть «русского мира». Забудьте! Беларусь - суверенное независимое государство. Никто нам претензий не предъявил. Мы всегда были гостеприимны к любому человеку, но заставим уважать наш суверенитет и независимость. Мы свои земли никому не отдадим. Я выполню эту миссию. За моей спиной стоят сотни тысяч вооруженных людей.

- Растите детей - поможем, - сказал Лукашенко, обращаясь к замредактору «Комсомолки». - Может, я не совсем удовлетворил вас своим ответом, но я думаю, что после этого «Комсомолка» ко мне более благосклонно будет относиться.