Общество

"Анзор и Шагит были самыми обычными, ничем подозрительным не увлекались"

Луиза Губашева - родственница братьев, подозреваемых в причастности к убийству Бориса Немцова - считает, что их подставили
Анзор Губашев в помещении столичного Басманного суда.

Анзор Губашев в помещении столичного Басманного суда.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

В воскресенье, 8 марта, в Басманном суде фигурантам дела об убийстве российского Бориса Немцова предъявлено обвинение. Трое подозреваемых - Шагит Губашев, Рамзат Бахаев и Тамерлан Эскерханов отказались признавать свою вину. Заур Дадаев дал признательные показания, и суд избрал для него меру пресечения - содержание под стражей до 28 апреля.

Радио "Комсомольская правда" связалось по телефону с женой дяди Губашевых - Луизой. Она рассказала о семье Анзора и Шагита Губашевых, о том, какими их видели их родные.

- Луиза, скажите, пожалуйста, хотели бы спросить о вашем родственнике. Можете рассказать – хороший, плохой был парень, замечен в плохих компаниях был?

- Нет, плохим парнем он не был. Он был очень хорошим. Плохого я о нем ничего сказать не могу, потому что он рос на моих глазах. Нет, ничего плохого я вам о нем сказать не могу. Только положительная сторона.

- А чем он увлекался? Может быть, в тир ходил, стрелял? Каким видом спорта занимался?

- Да я такого ничего не замечала, чтобы он в тир ходил. Нет, не было абсолютно точно.

- Второй парень, которого задержали - Дадаев, они знакомы были, они дружили? Вы что-то знаете об их отношениях?

- Да, это тоже наш родственник. Он троюродный брат. Почему они не знакомы? Знакомы, конечно. Они родственники. Он и к нам часто приезжал. И приходит в гости.

- Они уезжали в Москву вместе работать?

- Нет, нет. Дадаев вообще здесь, в Грозном работает. Он в Москве вообще не работал. Он живет в Грозном и работает в Грозном. Он где-то там в каком-то батальоне, не знаю, военизированный, одним словом, не знаю. К Анзору он никакого отношения не имеет. В то смысле, что они там где-то вместе работают или не работают.

- Вы никаких странностей не наблюдали никогда? Ничего такого? Любил пострелять или в компьютерные игры, может быть, играл, какие-то друзья были странные?

- Я не видела, чтобы он играл. Вообще у него такой мании не было. И странных никаких друзей вообще нет. У него самые простые друзья, если вам честно сказать. Вы даже поспрашивайте у людей, у тех же самых его друзей, посмотрите. Вот вообще абсолютно это спокойные мальчики. Абсолютно ничем не занятые, тем, что вы говорите, чем-то увлекались или еще что-то. Никакие не подозрительные люди. Самые простые.

- Говорят, что в станице Вознесенской очень бедно живут. А отношение к деньгам в вашей семьей или у вашего родственника, у троюродного брата? Вообще отношение к деньгам какое было? Искали эти заработки, в принципе, или не было какого-то гонения за деньгами?

- Да нет, я бы не сказала. В смысле, станица Вознесенская, там даже богатые люди жили. Почему обязательно бедные? Это просто место оползневое. И нам дали дом, мы переехали. Мы в Малгобеке сейчас живем. И чтобы там они гонялись за какими-то заработками, я бы не сказала.

Заур Дадаев уже лет одиннадцать, может, двенадцать, не знаю точно, не соврать, он работает в структурах там в Чечне. Я бы не сказала, что у него была нужда за какими-то заработками гоняться. У него абсолютно такой нужды не было. Ну, и у наших пацанов тоже таких проблем не было с заработком. Но я бы не сказала, что мы богатые люди, но и в поисках этого мы нигде не ходили. Они жили нормально, работали в Москве, вернее, не в Москве, а в Подмосковье. Абсолютно.

- А вообще они каким образом работали в Москве – вахтовым, к вам только на выходные приезжали? Как часто они уезжали в Москву или, наоборот, как часто к вам в гости приезжали?

- Нет, они к нам не часто приезжали. Может, в год два раза. Может, три раза. Но в основном где-то в год два раза, даже один раз. По-разному проходило все. Когда у них есть возможность – приезжали. Когда не было – не приезжали. Ну так.

- В какое время года в основном приезжали? Летом на рыбалку, может быть?

- Приезжали в основном, когда… летом… в смысле – в прохладное время. Летом, наоборот, Анзор – не знаю, а вот младший работал камазистом, у него и времени не бывало летом приезжать, потому что это самое время, когда он работал. Щебенку, землю возил, не знаю. Камазистом он работал, водителем. Поэтому где-то в прохладное время. Может, весной, осенью. Вот в такие времена, по-моему, они приезжали.

Ну, когда были похороны или такие экстренные, бывают же такие случаи, у нас, у чеченцев, такой закон, что должны быть близкие рядом. В такие моменты бывало, что и летом, может, приезжали, когда дедушка у нас умер, тетя их недавно, года четыре как умерла. В такие случаи, конечно, приезжали. А так - нет, не часто они приезжали. Потому что таких возможностей, чтобы часто разъезжать, у них нет.

- А вообще вы говорили когда-нибудь с ними о политике? Каких политических взглядов они придерживаются, кто прав, кто не прав в нашей политике?

- Ну ради бога, нет, никогда в жизни, о чем вы говорите. Чего об этой политике вообще говорить? Нет, нет. Абсолютно. Ничего мы такого не обсуждали.

- А вообще как относитесь к следствию, к тому, что их уже называют подозреваемыми в убийстве Немцова? Приводят какие-то доводы. Что можете сказать?

- Если честно, наша семья вообще в шоке. У нас бабушка сахаром очень больная, бабушка, которая их растила – мамина мама их. У нас и тетя с ней, и все, все абсолютно расстроенные. Это вообще. У нас даже соседи проходят без конца, вот просто времени даже не бывает, все сочувствуют, все говорят: какие были золотые мальчики, за что, почему, ничего от них такого не видели, не слышали, чтобы они кого-то там убили или что. Нет, вообще мы в шоке просто. Даже слов нет.

- Ваша версия – их подставили? Камеры наружного наблюдения их зафиксировали.

- Моя версия, что они очутились не в том месте не в нужный час или в минуту, как это у русских говорится, не знаю, я не такая грамотная. Или можно сказать, потому что привыкли на чеченцев, кавказцев, выходцев с Кавказа – всегда сваливают, как что – сразу, кавказская национальность, выходцы с Кавказа. Чепуха. Наверное, я думаю, что вот вся эта ерунда. Или даже, знаете, у меня есть такая версия, вот взяли там, не знаю, подозреваемые с Москвы приехали, еще чего-то…

Вот взяли, хорошенько побили и заставили там чего-то сказать, что да, знаем этого или мы это сделали, не сделали. Не знаю, вот такая версия тоже есть. Но у меня в голове тоже не может укладываться, что они там кого-то убили. Это вообще, да это близко нету. Вы знаете, я вам больше могу сказать. Вот я, неграмотная женщина, домохозяйка, если я сегодня убью какого-нибудь человека, и вот я такая дурочка, например, взять телефон, свою сим-карту и ходить-бродить по тому месту, где я проживаю и прописана свободно.

Вы послушайте и рассудите сами логически. И ходить спокойно, улыбаться людям, и никакого нервного стресса, как будто бы они каждый день людей убивают, ходят, не знаю, и ничего подозрительного, разгуливать с этой сим-картой, с этим телефоном. Это вообще что-то интересно. Я же знаю, потому что мы общались, созванивались, когда они приехали: вот вы где сейчас? Они в магазин ли поехали или еще что-то.

- Их же задержали не в Москве. А почему они оказались в этот момент не в Москве? Их задержали где-то в Ингушетии?

- Они в гости к нам приехали, как обычно. А что в этом такого, что они были в Ингушетии?

- Я не следователь, я ни в чем не обвиняю. Просто я задаю вопросы, которые интересны обществу.

- Интересны обществу? Они приехали домой, в гости, к бабушке своей, к матери своей. У них мать, знаете, замужем, она отдельно как-то живет. У них родители были в разводе. И поэтому мать замуж вышла за другого человека. Отец женился. А дети – мальчики остались с бабушкой, с маминой мамой выросли. Понимаете, с маминой мамой, с маминым отцом росли. Бабушку навещают и звонят часто бабушке, о здоровье спрашивают бабушку: бабушка, не переживай. Бабушка все время их просит жениться, чтобы они женились, семью завели.

- А у них, получается, семьи нет? Им сколько лет?

- Если один 1981-го, другой 1983-го – 34 и 32 года.

- У них семьи не было – жены, детей?

- Нет, жены и детей у них нет, насколько мы знаем.

- А почему не было? В принципе, в кавказских семьях как-то принято рано…

- Знаете, этот вопрос уже, наверное, не ко мне. Это они, наверное, сами лучше знают. Может, спутницу не нашли, может, не судьба.

- Спасибо большое. Хочу вас поздравить с праздником. Понятно, что мои поздравления, наверное, сейчас не очень актуальны. Спасибо большое.

- Это самое страшное 8 марта в нашей жизни.

- Если они не виноваты, думаю, что все хорошо закончится.

- Все в руках Аллаха. Обязательно все будет хорошо.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Суд арестовал первого обвиняемого по делу об убийстве Немцова Заура Дадаева

Ставропольского края Заура Дадаева Басманный суд заключил под стражу до 28 апреля. Дадаев признал вину в причастности к убийству и во время заседания не комментировал предъявленное обвинение, лишь попросил о законности суда над ним.(подробности)