Общество23 сентября 2015 0:00

«Разница в зарплате людей с высшим образованием и без него - всего 15 - 20%. Стоит ли овчинка выделки?»

Что лучше: каждый месяц отдавать всю зарплату одного из родителей на учебу в минском вузе или окончить какие-нибудь курсы и сразу начать работать?
Имеет ли смысл тратить всю родительскую зарплату на высшее образование?

Имеет ли смысл тратить всю родительскую зарплату на высшее образование?

Фото: Павел МАРТИНЧИК

Недавно "Комсомолка" расспросила родителей студентов, сколько стоит отправить любимое чадо на учебу в Минск. Оказалось, что если учитывать не только стоимость платного отделения вуза, но и траты на жилье, питание и проезд, в месяц приходится выкладывать по 5-7 миллионов. Целая зарплата! А кое-кому даже приходится влезать в долги, чтобы выучить ребенка.

Но есть ли в этом смысл?

- По данным Всемирного банка, в Беларуси в высшие учебные заведения либо другие послешкольные учебные заведения поступают 93% выпускников школ. Из года в год этот процент только растет, - комментирует Катерина Борнукова, ведущий исследователь Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC). - Очевидно, что, когда высшее образование получают почти все, его стоимость на рынке не слишком высока. Это подтверждают и исследования. В среднем «университетская премия» (так называют разницу в зарплате у людей с высшим образование и людей без него) у нас довольно низкая: выпускник вуза будет получать всего лишь на 15 - 20% больше того, кто получил среднее специальное или профессионально-техническое образование. Некоторые оценки показывают, что этот процент и того ниже. Учитывая инвестиции - и временные, и денежные (фактически в месяц на учебу уходит одна родительская зарплата), которые необходимо сделать для получения высшего образования, возникает вопрос: стоит ли овчинка выделки? К тому же сейчас традиционному высшему образованию есть масса альтернатив: самообразование, предпринимательство, всегда востребованные технические специальности.

КАК ЭТО БЫЛО

Евгений Крыжановский: «На стипендию можно было и жить, и ухаживать за девочками»

- Сами мы не местные: учиться в Белорусском театрально-художественном институте я приехал в 1973 году, - вспоминает художественный руководитель театра «Христофор» Евгений Крыжановский. - Жил в общежитии, стипендию получал 40 рублей. Это была одна треть советской зарплаты. И на эти 40 рублей я умудрялся и жить, и выпивать, и с девчонками встречаться… Покупать им какие-никакие ромашки, пирожок или мороженое за 10 копеек.

- А закатки родители передавали?

- Из Козельска Калужской области? Мы закатки зарабатывали другим образом: брали палку с крючком, высовывались из окна третьего этажа общежития и цепляли сетки с сальцем и банками, которые вывешивали за окошко девочки со второго. Подтягивали и брали чего-нибудь немножко.

Кстати, мы уже тогда, будучи студентами, все работали. Была возможность прийти на вокзал и разгрузить там вагоны - и заработать, и пару помидоров с собой забрать. Сейчас студенты, если они хорошо знают свою область, могут заниматься репетиторством. Студенты, сделайте так, чтобы родители вам не помогали: им и самим нелегко, сегодня время такое.

Мария Карпенко: «Чтобы я могла учиться, родители продали корову»

- Я поступила на журфак в 1951 году, - рассказывает заслуженный работник культуры и экс-главный редактор журнала «Работница и селянка» Мария Карпенко. - Мне пришел вызов из университета, а денег для поездки в Минск не было ни копейки. Но помог случай. В то время заставляли подписываться на лотерейные облигации, и нам невероятно повезло: обе наших облигации выиграли 200 рублей. 100 оставили родителям, а 100 отдали мне. Я поехала с ними в Минск.

Жилья не было. Мы с двумя девочками нашли комнату в частном доме в Обувном переулке за 150 рублей в месяц. Все, что там было - тюфяк на досках и мешок с сеном на тех же досках. В университет я ходила в единственной одежде - в шевиотовом костюме и старых школьных ботиночках. Ходила пешком, потому что нужно было экономить 5 копеек.

Осенью я решила бросить учебу и поехать домой: денег нет, до стипендии еще далеко… Пришла домой мокрая от дождя - и слышу мамин голос! Вхожу - точно она, с торбой. Достала она оттуда коричневое драповое демисезонное пальто и резиновые чехословацкие ботики. Я не поверила глазам: откуда?! А она отвечает: «Доченька, мы продали корову». Корову, которая после войны была для семьи единственной надеждой, кормилицей!

Кстати, в университете я училась на отлично и до конца получала повышенную стипендию.