2016-08-24T01:56:00+03:00
КП Беларусь

Павел Топузидис: Сегодня много возможностей заработать. Надо просто этого хотеть

Владелец табачной фабрики и сети гипермаркетов «Корона» рассказал «Комсомолке» о том, курят ли его дети, почему в Беларуси такой дорогой кофе и что будет с продавцом, которая не поздоровается с покупателем
Поделиться:
Комментарии: comments63
Владелец табачной фабрики и сети гипермаркетов «Корона» Павел Топузидис.Владелец табачной фабрики и сети гипермаркетов «Корона» Павел Топузидис.Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ
Изменить размер текста:

«Я был достаточно близок к греческому правительству»

- Можете здесь курить, - встретил нас Павел Георгиевич в своем кабинете на фабрике «Табак-Инвест». Пепельницы тут стоят повсюду.

- Вы свои сигареты курите?

- Если я их покупаю за свои деньги, значит, они мои.

- По рейтингу «Ежедневника» вы на четвертом месте в ТОПе самых влиятельных и успешных бизнесменов Беларуси. Довольны таким местом?

- Как вообще можно быть довольным или недовольным рейтингом? Все эти рейтинги не учитывают реальные проблемы… А кто на первом месте?

- Юрий Чиж, за ним - Александр Шакутин и Виталий Арбузов.

- Если так определили, наверное, это правильно. Но лучше было бы меня определить на 95-е место. А если серьезно говорить, рейтинг учитывает только то, что есть на поверхности - имущество, компании. Но ведь многое скрыто за ширмой. Я думаю, у нас есть люди и посерьезнее.

- С чего вы начинали?

- Это было еще в советские времена, 1987год. Теперь уже, с чего начинал, где свой первый рубль спрятал, какие платил налоги - неинтересно. В Беларуси я живу с 1973 года.

- Но у вас греческие корни.

- Не корни, я грек по национальности, натуральный, стопроцентный. В Греции жили мои родители, отец там умер, мать сейчас живет в Беларуси.

- Следите за тем, как Греция кризис переживает?

- Конечно. Я был достаточно близок к прежнему греческому правительству, да и с нынешним у меня есть контакты. Но я не считаю ситуацию в Греции кризисом. Кризис - это когда война, когда все вокруг рушится и падает. А вы зайдите в любой греческий ресторан или выйдите на улицу - сплошное броуновское движение. Кризис больше нравится, по-моему, вам, журналистам. Вот я сегодня ехал на работу: все на машинах, сплошные пробки. Разве это кризис? Кризис в голове у людей.

- Думаете, что и в Беларуси сейчас не кризис?

- Каждая страна, каждая компания испытывает какие-то трудности в чем-то. Условно говоря, вам не заплатил покупатель, у вас нет денег, вы не вовремя заплатили налог - и у вас уже кризис. А вокруг все цветет. Есть, конечно, некоторые проблемы, и они связаны не только с тем, что у нас падает рубль по отношению к доллару, а еще с тем, что, может быть, как-то не правильно построен бизнес, отношения с банками, что идет рост процентных ставок по кредитам. Если бы были дешевыми кредиты, то мы бы не останавливались.

«Я никогда не бросал курить»

- Просто на табачный бизнес, наверное, никакой кризис не влияет. Курильщики же от сигарет не откажутся.

- Как во время войны, когда нужен хлеб, спиртное и сигареты? Да, люди курят, хоть это неправильно, но, тем не менее, любая отрасль подвергается кризисным явлениям.

- А рост акцизов и подорожание сигарет снижает количество курильщиков?

- В нашей стране сигареты стоят около доллара, в Европе - пять и выше. Да, у нас акцизы повышаются. Когда-то государство позволяло предприятиям развиваться, а сейчас стало отвоевывать свои права. Сигареты будут дорожать. На мой взгляд, это не хлеб для красной армии, человек может ограничить себя в курении, покупать менее дорогие сигареты, да и вообще надо меньше курить. Но, к сожалению, в мире объем курения слабо уменьшается. Да, если сегодня поставить цену на сигареты пять долларов, их мало кто купит. Но это потому, что есть страны-соседи, в которых сигареты продают по такой же цене или даже ниже. А наша задача, чтобы здесь у нас курили наши сигареты, потому что государство, забирая у нас акциз, лечит на эти деньги тех, кто курит. Когда люди покупают за границей сигареты, это нам очень не выгодно.

- Некоторые курильщики жалуются, что в белорусских сигаретах табак более влажный. Это правда?

- Давайте мы этот миф разбомбим. Есть такой параметр - влажность сигарет. Пачка должна быть сто процентов непроницаемая: сигареты изготовляются с определенной влажностью, и она должна два года сохраняться. Люди, которым хочется сигареты просушить, - это все курильщики со старых времен. Я, покупая где бы то ни было сигареты, всегда вскрываю пачку и пытаюсь их просушить. Но сегодня на всех фабриках - и в России, и в Европе, и у нас - определен процент влажности. Сигареты, которые производятся на нашей фабрике, проходят сертификацию в Италии, где есть независимая лаборатория, она производит оценку наших сигарет, и влажность нашего табака выше нормы никогда не поднимается.

- Вы бросали когда-нибудь курить?

- Никогда. Но я к этому отношусь так: курить вредно! И думаю, что в основном те, кто бросает курить, делают это в связи со здоровьем. Я очень доволен тем, что мои дети не курят.

«Зачем мне мешать, если я хочу потратить свои деньги на магазин у вашего дома?»

- Каким бизнесом вам приходится заниматься больше: табачной фабрикой или «Короной»?

- До обеда я на «Табак-Инвесте», после обеда - на «Замке» (крупный торговый центр в Минске. - Ред.), там у меня тоже кабинет. Учет и контроль - работа Ленина.

- Покупатели в «Короне» изменили свои предпочтения в кризис? Может, перешли с хамона на ветчину?

- Почему вы думаете, что в «Корону» ходят за только хамоном? Никто никогда не строит магазины, ориентируясь только на покупателей дорогих продуктов. И «Корона» никогда так не позиционировалась. В «Короне» должен быть широкий ассортимент, чисто, приятно, уютно, персонал должен быть вежливым. Это основные показатели.

Раньше не было магазинов, все покупали по талонам. Потом появился «Престон-маркет», мы ходили и тащились: какие там оливки и т.д. Потом стали появляться сети, много сетей, и у покупателя появился выбор. Для чего покупатель идет в магазин? Чтобы купить то, что привык, чтобы его быстро и качественно обслужили. И чтобы цена была соответствующая. Но нельзя людей делить на категории. Да, возле «Короны» больше машин, чем возле какой-то другой аналогичной сети, но, тем не менее, это не значит, что туда не могут ходить люди, у которых ниже уровень дохода. Это супермаркет, где люди покупают еду.

- А сеть дальше будет развиваться?

- Если развитие остановится, она погибнет. Каждая сеть должна развиваться, торговая сеть «Корона» тоже будет развиваться, мы будем строить сотни магазинов и в регионах, и в областных центрах. Лучшее, что есть, будем брать и внедрять. Впереди конкуренция, мы это слово еще не полностью понимаем. Мы говорим: вот у нас бесплатный пакет, а у остальных нет. Это маленькое преимущество, но это не конкуренция. Она будет тогда, когда более или менее равномерно по всей стране будут распространены сети магазинов, в которых будут примерно одинакового уровня продукты, одинаковое отношение к покупателю. Вот тогда пойдет борьба за покупателя.

- Государство еще недавно считало, что хватит нам торговых сетей…

- Ребенку можно сказать, что хватит, ты больше каши кушать не будешь. Но ребенок голоден. Не бывает так, чтобы кто-то, не занимаясь чем-то, определил: этого достаточно или не достаточно. Нельзя развитие остановить. Какое-то бы решение город ни принял, магазины все равно будут строиться. Сначала происходит бурное развитие, потом наступает время насыщения, потом происходит умирание одних сетей, появляются более продвинутые, с лучшими предложениями для покупателей. Главное - чтобы у людей был выбор. Функция государства - регулирование и сбор налогов. Зачем мне мешать, если я хочу потратить свои деньги на то, чтобы у вашего порога был магазин? Это мои убытки.

«Корона - Замок» - торговый центр нового уровня: c кинотеатрами, катком и концертной площадкой. Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ

«Корона - Замок» - торговый центр нового уровня: c кинотеатрами, катком и концертной площадкой.Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ

«Могу зайти в другой магазин. Естественно, сравниваю»

- Научить продавцов здороваться с каждым покупателем было сложно?

- Мы люди настроения в основном. Но это не правильно, когда спрашиваешь у кассира: «Милая, почему ты не улыбаешься?» А она вам отвечает: «Какое дело?» Да, может, у нее есть какие-то проблемы, может, позвонил парень и сказал, что больше ее не любит, и у нее испортилось настроение. Но мы должны привыкнуть к тому, что свою отрицательную энергию, как сейчас модно говорить, надо оставлять за порогом. А на работе надо работать. И если к вам приходят люди, с ними надо здороваться. Они же не домой к вам пришли, они пришли, чтобы вы их обслужили. Я понимаю того же кассира, мимо которого проходит в день три-четыре тысячи человек. Попробуйте столько раз сказать «спасибо» и «будьте любезны». Но надо меняться.

- А вы сами ходите за продуктами?

- Конечно.

- В «Корону»?

- Когда как. Могу зайти в любую другую сеть. Естественно, сравниваю. И не всегда это сравнение в мою пользу.

- В «Короне» на Фрунзенской, которая находится недалеко от вашей табачной фабрики, вас все продавцы в лицо знают?

- Наверное, многие. Но я веду себя очень тихо всегда. Единственное, что меня нервирует, когда я вижу какое-то неправильное отношение к покупателю или какой-то непорядок. Вот я иду и вижу: девушка выкладывают товар, а за ней валяется бумажка. Я могу подойти и поднять ее, но при этом я всегда у этой девушки спрошу: скажите, вы это видели? Мне очень важно, что она ответит. Если она скажет: «Нет, я этого не видела», я понимаю, что она меня обманывает. Зачем? Пусть скажет, что видела, но поленилась поднять или хотела поднять потом.

- И что будет с этой девушкой потом?

- Если бы за каждый такой проступок мы расстреливали, остались бы без девушек вообще. Сделаю замечание: смотрите, у нас же люди вокруг.

- Не оштрафуете, не лишите премиальных?

- Так к людям нельзя относиться. Хотя сотрудников надо иногда наказывать, это правда. Но ведь есть проступки, есть ошибки, есть вольное или невольное поведение. Иногда нужно терпение, как с детьми. Говоришь, не надо, а ребенок идет и делает. Но когда вы с ним сядете, наберетесь терпения, поговорите, а потом, когда начнет снова делать, еще раз перехватите и еще раз поговорите, вы добьетесь толку. Многое зависит от того, как руководители стараются свой персонал обучать.

«Зачем закрывать магазины? Их можно наказать по-другому»

- Как вы относитесь к проверкам Минторга, который на раз-два закрывает магазины?

- Хочу одно сказать: никого не надо закрывать. Люди не совершают преступления, за счет которого может пострадать бюджет государства. Возьмем сегодня и закроем торговые центры «Корона» и получим массу неудобств. Первое и самое главное: мы обидим людей, которые привыкли туда ходить. Второе: мы не имеем права лишать государство возможности получать свои доходы. Закрыв любой магазин, мы лишаем всех нас, общество, какой-то копейки. А бюджет состоит из ручейков, которые субъекты хозяйствования наполняют своими копеечками. Ну как можно закрывать? Вот пришли и говорят: у вас занавеска не так висит или повар с серьгой в ухе - закрываем. Да, это ненормально, повар не должен носить сережки на работе. Но это не является основанием для того, чтобы наказывать людей. Минторг есть Минторг, открыл-закрыл и об этом громогласно заявил. Я бы постеснялся.

Если вы приходите в магазин и видите, что там бардак, грязь просроченные продукты, люди пьяные, грязные и танцуют, вы, конечно, можете его закрыть. Но, во-первых, таких магазинов нет, во-вторых, всегда есть экономические способы, не административные. Грязь? Пригоните свои структуры, которые убирают, выставьте счет магазину. Есть масса мер, которые мы можем принять, и все будет хорошо.

«У нас действительно многие продукты дороже, чем в соседней Литве»

- В «Короне-Замок» вы каток сделали по примеру литовского «Акрополиса»?

- Я там был, конечно, смотрел. Мне что-то нравилось, что-то не нравилось. Но делать все нужно со своими идеями, нельзя просто копировать. Построить каток на 4-м этаже было не моей идеей, это было, можно сказать, пожелание президента, когда мне участок выделял. И каток получился суперуспешным, одним из самых посещаемых в стране.

Каток получился суперуспешным, одним из самых посещаемых в стране. Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ

Каток получился суперуспешным, одним из самых посещаемых в стране.Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ

- Из-за российских санкций вам стало проще работать с поставщиками, может, теперь вам дают скидки, и мы, покупатели, сможем что-то купить по более низким ценам.

- Мы на фоне той беды, которая есть у России, получаем какие-то плюсы, но проигрываем в итоге. Нам важно, чтобы наш сосед в едином экономическом пространстве подрастерял бы, условно говоря, все свои вредные привычки, чтобы им никто плохого не делал, чтобы они не ссорились с Европой и со всем миром. Лучше плохой мир, чем победоносная, но маленькая война. Послабления ценовые, может быть, и есть, но они могут обернуться гораздо хуже. Люди найдут новые рынки сбыта и подумают: а зачем нам с ними работать, они только проблемы создают. Да, могут фрукты немного подешеветь, но не надолго и не на столько, чтобы мы сильно почувствовали разницу.

- Но у нас все так дорого! В белорусских магазинах 500-граммовая пачка кофе «Даллмайер» стоит около 200 тысяч в магазине, в Европе - 5 евро.

- Вернемся к Минторгу, к государству. Я не проводил такой анализ, но, мне кажется, этот вопрос можно решить. Условно говоря, у нас кофе не растет, мы могли бы его ввозить в страну по льготной таможенной ставке, чтобы он был недорогим. Но у нас единое экономическое пространство с Россией и Казахстаном, мы не можем этого делать.

- Так все дело в пошлинах?

- Не только. Еще и в том, что этот рынок не полностью насыщен. Когда появятся компании, которые серьезно будут заниматься производством и расфасовкой кофе, все станет на свои места. У нас действительно многие продукты дороже, чем в соседней Литве. Но этому есть конкретное объяснение. Где-то налоговая составляющая, где-то то, что не занимаются этим крупные компании, где-то не развита переработка.

- В случае с кофе как раз и не хочется, чтобы его здесь фасовали. В Украине стали фасовать «Якобс», и я не смогла его пить.

- Даже я стараюсь покупать кофе в стране, где его производят. Но, тем не менее, я сейчас в Москве нахожу очень неплохой японский кофе. Многое зависит от технологий и от отношения. Да, вы в Италии нигде не выпьете плохой кофе. И во Франции тоже. Все зависит от культуры потребления. Но как давно мы с вами стали кофе пить? Как давно мы стали понимать, чем отличается вьетнамский кофе, сублимированный и т.д.?

Когда-нибудь и в Беларуси возникнет потребность во всем этом. Вы же уже находите себе кофе, который вам нравится. Рано или поздно появится предприниматель, который это поймет и возьмется за дело. И будет возить обжаренные зерна из Бразилии и фасовать их здесь. А может, я построю небольшой цех и буду арабику под маркой «Короны» расфасовывать. Когда-то у нас было пиво, и это пиво было только советское. И сигареты мы курили совершенно другие, без американской составляющей одного из табаков. Мне удалось произвести сигареты, которые полностью убили те советские, они у нас больше не производятся. В течение 15 лет я с большим трудом построил предприятие и стал производить в стране сигареты американской мешки, понимаете? То же самое будет и с кофе.

«Дать детям возможность жить по-человечески я обязан. Обязан!»

- Чем занимаются ваши дети?

- Все трое работают, они уже взрослые.

- Вы их учите бизнесу?

- Показать меня великим учителем можно, конечно. Но это тяжелый и очень часто неблагодарный труд. Это не просто: пошел к начальнику, принес ему чай и пошел домой. Тут вы сами несете ответственность перед собой. Конечно, хочется привлекать детей к бизнесу и можно их научить. Но они должны захотеть, без этого ничего не добьешься. Я ведь по профессии мостостроитель, строил метро в Баку, мосты по всей Беларуси и ничего не понимал в табачном деле. Сегодня я не все понимаю в ритейле. Не понимаю, зачем все эти скучные совещания, на которых мне хочется спать.

- Сейчас на Западе модно не давать детям большой капитал: мол, зарабатывайте сами. Вы такой же тактики придерживаетесь?

- Нет, я помню свою молодость. Я работал простым мастером, у меня была семья, не было денег и квартиры. Мне было тяжело и очень тяжело, хотя это были лучшие годы моей жизни, потому что я был молод. Я покупал продукты по талонам, искал связи, чтобы что-то сделать. Кому это надо? Я не должен освобождать ребенка от всех обязанностей, чтобы он ничего не делал. Но дать ему возможность жить по-человечески я обязан. Обязан! Не надо перед ним сыпать ведрами деньги, но у него должна быть машина, жилье. Толку, что мы жили десять человек в одной комнате, что хорошего в этом было? Чему мы хотим детей научить? Страданию? Жизнь одна. Это наш ребенок, и если мы его воспитали как нормального гражданина, он не будет делать глупостей, а если будет, то будет стараться их исправить. Я не считаю правильным ограничивать детей в чем-то.

- Дайте совет тем, кто все еще живет вдесятером в маленькой комнате.

- Надо хотеть, больше всего хотеть. Вот говорят: нет капитала. А откуда он у меня мог быть? Я получал 115 рублей, которых не хватало. Причем тут деньги, капитал? Желание должно быть и мозги. Сегодня гораздо больше возможностей заработать, чем в наше время. Надо просто хотеть зарабатывать. И беречь заработанное.

ДОСЬЕ «КП»

Павел Георгиевич ТОПУЗИДИС, родился 12 сентября 1956 года, владелец «Табак-Инвест» и сети «Корона», в том числе и самого большого торгово-развлекательного центра «Корона-Замок». Среди активов также элитный загородный клуб Robinson Club под Минском.

В Беларусь переехал из Грузии, занимался строительством мостов. Первый капитал заработал на выпуске погребальных венков. Женат, трое детей.

Еще больше материалов по теме: «Антикризисная беседка»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также