2016-08-24T01:54:19+03:00

Ночь теракта. Дорога домой

Я видела, как бегут, взявшись за руки, редкие прохожие. Скорей прочь из центра! Многие ветки метро были закрыты, но и на открытые станции никто спускаться не хотел [взгляд их Парижа]
Поделиться:
Комментарии: comments4
Фото: REUTERS
Изменить размер текста:

- У меня есть неприятное чувство, что жизнь в Париже очень изменится, - пишет на своей странице в фейсбуке французский аспирант Виктор.

Еще вчера он рассказывал друзьям, просто бурля от радости, как в самой «опасной» по версии туристических путеводителей части Парижа, в 18 округе, он потерял бумажник. В бумажнике была вся жизнь Виктора: кредитные карточки, студенческий, удостоверение личности, наличные… Когда робкий голос с сильным африканским акцентом раздался у него в телефоне, Виктор решил, что ему хотят что-то продать. Но нет - старый магрибинец, который торгует на улице чем попало, от катушек с нитками до кейсов для планшетов, просто хотел вернуть ему бумажник. В бумажнике все было на месте. До единой монетки. Виктор написал в Фейсбуке: «Я не хочу сказать, что мой опыт статистически значителен, но порт де Клинанкур - это не только место, где живут арабы и кочуют цыгане, это еще и место, где бедняк, которому нечего есть, возвращает французскому студенту в целости его бумажник. Если я выиграю ставку в Евромиллион - я отдам ему все деньги. Если ничего не выиграю - ну что ж, будет просто еще один день в Порт де Клинанкур».

Но это не был просто еще один день. Через несколько часов Винсент с друзьями отправился смотреть футбол… на Стад де Франс, вокруг которого прогремели взрывы.

- Была какая-то путаница, нам казалось, что нас с другом несет волна всеобщей паники. Это было как будто мы постепенно просыпались в полнейшем кошмаре. Каким-то чудом мы добрались домой. Новости в интернете, по телевизору, по радио идут по кругу. Хорошо, что дочки играют рядом со мной, ничего еще не понимая, и это - счастье.

Счастьем было для Лили, когда в четыре утра ее наконец выпустили из бара недалеко от улицы Шаронн, где неизвестные стреляли из автоматов по мирным посетителям ресторана.

- Мы не слышали взрывы, да если бы и слышали, приняли бы за петарды. Это же пятница, тринадцатое. Как только до нас дошли новости, владелец забаррикадировал дверь. Никого не выпускали. Мы пили вино и разговаривали, но было очень не по себе, я постепенно сходила с ума от нервозности, - делилась она с друзьями.

Впрочем, не все переживали это время так тяжело. В квартале Одеон, на другом берегу от трагических событий, подростки зачитывали новости друг другу вслух и присвистывали, запивая красным вином, а другие посетители толпились на улице - курили и обсуждали с ночными гуляками, не утка ли все эти новости. Впрочем, и здесь тоже было непривычно пусто, а автобусы проносились как тени, без света в салоне и пустые.

- Даже если никто из знакомых не был ранен, мы все пострадали от этого теракта, - делится Мишель, режиссер на пенсии, модератор философского кафе в Париже. - Эти люди знают, как делать больно. В конце концов, сделать больно другому очень легко. Гораздо сложнее будет остановить круги ненависти, расходящиеся от таких поступков.

Сегодня люди уже в состоянии обсуждать. Почему теракт произошел именно на правом берегу, где живет много африканцев, румын, мусульман, а не на левом, где зажиточные французы? Почему выбирали такие типично парижские места, где туристов и нет вовсе? Что будет дальше с городом и страной, надолго ли люди с автоматами на улицах и перекрытые границы? А вчера, возвращаясь из бара, где мы с приехавшей из Нью- Йорка подругой обменивались сплетнями, я видела, как бегут, взявшись за руки, редкие прохожие. Скорей прочь из центра! Многие ветки метро были закрыты, но и на открытые станции никто спускаться не хотел.

- Putain, «убер» не работает… - всхлипнула на перекрестке девушка и прижалась к парню.

- Ничего, возьмем такси. Но такси не останавливались, спешили мимо, разбрасывая кровавые отсветы от красных огней «занято» на крыше. Через два перекрестка пять человек не отпускали таксиста на малолитражке, пытались договориться, как поместиться внутрь и куда ехать.

Я шла пешком, выбирая самые безлюдные улицы. Здесь никого нет, кто будет стрелять, убеждала себя. Но внутренний голос гремел в ушах: да им все равно! И я шарахалась от каждой проезжающей мимо машины, от каждой тени, от каждого шороха. Впереди замаячила фигура с автоматом. Я инстинктивно сжалась и опустила глаза. Если не смотреть в глаза, может быть, меня не заметят. Потом только я разглядела припаркованный неподалеку полицейский автобус. Из него выходили и исчезали в переулках тихие люди в камуфляже. К этому придется привыкнуть. Отовсюду раздавались завывания сирен. Синие всполохи на стенах делали город похожим на гигантскую дискотеку. Только вместо веселья здесь царил страх.

Я увидела стоянку велосипедов на прокат. Скорей домой! Но целого велосипеда не осталось ни одного - все разобрали до меня. Из припаркованных железных калек выбрала тот, что с исправными тормозами, и со скрипом покатила по самым узким переулкам. Под козырьком здания банка, где ночуют бомжи, в это время обычно только пустые матрасы. Их владельцы бродят еще по городу, выпрашивая хлеба, вина или приключений. Но сегодня все обитатели «двора чудес» были дома. Сидели рядком, прижавшись друг к другу. Я видела, как шевелились их губы. Наверное, они молились.

- Возвращайтесь с богом, мадам, - прошепелявил один из них мне вслед.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Белорусские туристки в Париже: «Почти все кафе закрыты, башня погасла»

Минчанка вместе с подругами отправилась в Париж буквально на пару дней. Они успели прилететь еще до того, как Франция ввела контроль на своих границах. Одно из первых сообщений, которое девушка оставила на своей страничке в Фейсбуке, было «Со мной все в порядке». Друзья с облегчением выдохнули. И начали писать: хоть из дома не выходите. (подробности)

Французы о теракте: «Это еще не конец»

Журналистка белорусской "Комсомолки", которая уже четыре года живет в Париже, рассказывает, каким проснулся город после трагедии

Субботнее утро обычно встречает жителей Парижа запахом свежих круассанов, веселым визгом, доносящимся с детской площадки, толпами на улицах и дребезгом «пуспус» - сумок на колесиках, с которыми горожане ходят за продуктами. Сегодня большинство витрин в 17ом округе были закрыты, только в продуктовом отделе «Монопри» люди собрались в группку, щупают помидоры и обсуждают события вчерашней ночи.

- Это еще не конец, - убедительно и громко шептал пожилой господин в шарфе. - Мои мальчики вчера были в баре на Бастий. Остались целы: бар закрыли изнутри, опустили ролеты и никого не выпускали до середины ночи. Я им сказал, что второго шанса не будет. Сегодня они никуда не пойдут, будем ужинать дома.

Собеседники кивают. (подробнее)

«В Париже уже прозвали эти события французским 11 сентября»

В одной из перестрелок погибла француженка Жюстин, одногруппница Катерины. По словам девушки, ее сильно ранило, а утром она уже умерла. - У всех состояние шока, люди потеряны. Паники нет, только зловещая тишина, прерываемая звуками сирен. В Париже эти событие уже прозвали французским 11 сентября. (Подробнее...)

В одной из перестрелок погибла француженка Жюстин, одногруппница Катерины. По словам девушки, ее сильно ранило, а утром она уже умерла. - У всех состояние шока, люди потеряны. Паники нет, только зловещая тишина, прерываемая звуками сирен. В Париже эти событие уже прозвали французским 11 сентября. (Подробнее...)

В одной из перестрелок погибла француженка Жюстин, одногруппница Катерины. По словам девушки, ее сильно ранило, а утром она уже умерла. - У всех состояние шока, люди потеряны. Паники нет, только зловещая тишина, прерываемая звуками сирен. В Париже эти событие уже прозвали французским 11 сентября. (Подробнее...)

В одной из перестрелок погибла француженка Жюстин, одногруппница Катерины. По словам девушки, ее сильно ранило, а утром она уже умерла. - У всех состояние шока, люди потеряны. Паники нет, только зловещая тишина, прерываемая звуками сирен. В Париже эти событие уже прозвали французским 11 сентября. (Подробнее...)

В одной из перестрелок погибла француженка Жюстин, одногруппница Катерины. По словам девушки, ее сильно ранило, а утром она уже умерла.

- У всех состояние шока, люди потеряны. Паники нет, только зловещая тишина, прерываемая звуками сирен. В Париже эти событие уже прозвали французским 11 сентября. (Подробнее...)

Еще больше материалов по теме: «Теракты в Париже»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также