2016-08-24T01:53:59+03:00

Военные летчики в море над Балтикой: Наш самолет подбит. Идем на таран фашистских кораблей!

20-летнему пермяку, штурману Александру Игошину, как и его товарищам, присвоили звание "Героя" посмертно. Экипажу поставлены памятники в России и в Польше, их именами названы улицы [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments25
Штурману Александру Игошину было всего 20 лет. Фото: предоставлено Сергеем ОстапенкоШтурману Александру Игошину было всего 20 лет. Фото: предоставлено Сергеем Остапенко
Изменить размер текста:

Февраль 1945-го. Балтийское море.

- Огромной силы взрыв потряс воздух, и над морем поднялись высокие клубы дыма, - вспоминали очевидцы. Это был первый в истории Великой Отечественной таран тяжелого бомбардировщика в Балтийском море.

Экипаж - командир Виктор Носов, штурман Александр Игошин и стрелок-радист Федор Дорофеев - погиб геройски. При атаке они направили горящий самолет на караван немецких кораблей и потопили транспорт водоизмещением 6000 тонн.

"И море все скрыло за десять минут. Тот взрыв прозвучал как победный салют", - напечатаны были строчки об их подвиге в боевых листовках.

Спустя полвека им присвоили звание "Героев России". Их именами названы улицы, в школах и на зданиях - памятные доски, поставлены барельефы и памятники. Один из памятников стоит в Польше - там тоже увековечили подвиг морских летчиков.

"Любил голубей, футбол и прыгать с парашютом"

Как и все мальчишки, Сашка Игошин, когда началась война, мечтал попасть на фронт.

- Пацан еще, какой тебе фронт! Вначале усы отрасти, у тебя даже пушка под носом нет, и выучись! - отбривали его взрослые, едва пермский школьник начинал заикаться, что хочет бить фашистов, вероломно напавших на Советский Союз.

Алеша, старший брат, работавший на заводе, почти сразу же, как объявили о начале войны, ушел в армию, танкистом, а Сашка заменил его на производстве - его взяли слесарем-лекальщиком в цехе №9 завода им. Дзержинского.

Вся семья Игошиных работала на заводе. Они и жили в доме рядом с заводом, и дети ходили в железнодорожную школу по соседству. В семье было трое детей: Алеша, Сашка и младшая Зоя (сейчас в живых уже никого из них нет).

- Сашка был обычным мальчишкой. Бойкий, шустрый, смышленый, обожал с техникой возиться, занимался спортом, любил поболтать о голубях и футболе, - рассказывает ветеран ВКИУ, подполковник в запасе Сергей Остапенко, который общался с родными, однополчанами, собирал сведения об Игошине по крупицам. - У него была травмирована нога, он занимался, как бы сейчас сказали, - пауэрлифтингом. Тогда штанг не было - и он поднимал колеса от железнодорожных вагонов. А они тяжеленные были, он одну, судя по всему, и уронил на ногу. И хотя нога ныла, все равно настоял на том, чтобы его взяли в аэроклуб. И, когда она зажила, прыгал с парашютом.

 Фото: Юлия Лоза

Фото: Юлия Лоза

Когда Саше исполнилось 18 лет, он поступил в авиационно-техническое училище (так раньше назывался военный институт ракетных войск). В то время там выпускали механиков для военно-морской авиации, после он переучился на штурмана. В октябре 1944-го попал на Балтику, в команду под управлением Виктора Носова.

Экипаж бомбардировщика - совсем еще пацаны.

Командиру Виктору Носову - 21 год. Штурману Александру Игошину - 20 лет. Стрелку-радисту Федору Дорофееву - 19. Федор - единственный из них был женат. Он женился за три месяца до отъезда на фронт. Подружились мальчишки еще во время учебы, правда, учились в разных отделениях, по разным программам.

- Волга с Камой породнились. Саша родился в Перми, на Каме, а Федор с Виктором - на Волге, - шутит Остапенко.

В декабре экипаж принял свое первое боевое крещение - они участвовали в налете на вражеские корабли в порту Лиепая. «Не совсем удачно», - расстраивались ребята. – «Никого не подбили». Но в следующие вылеты они потопили несколько кораблей противника. Мальчишки успели совершить шесть боевых вылетов. Шестой был последний.

Носов, командир самолета, еще раньше говорил товарищам: «Если мой самолет подобьют в районе цели, я пойду на таран».

 Фото: Юлия Лоза

Фото: Юлия Лоза

Огненный таран

Летчики несколько месяцев не дожили до Победы. Экипаж бомбардировщика погиб 13 февраля 1945-го, повторив подвиг Гастелло.

Виктор Носов. Фото: Сенгилеевский районный краеведческий музей им.А.И.Солуянова

Виктор Носов. Фото: Сенгилеевский районный краеведческий музей им.А.И.Солуянова

Вся страна узнала о героях из сводок Совинформбюро:

«... 13 февраля 1945 года для нанесения бомбового и торпедного удара по каравану кораблей фашистов, обнаруженному авиаразведкой севернее косы Хель в Балтийском море, вылетело четыре бомбардировщика. При заходе с бреющего полета в атаку на вражеский транспорт в самолет летчика Носова В.П попал снаряд зенитной артиллерии. Верные воинской присяге, летчики направили горящий бомбардировщик с бомбами на вражеский транспорт и потопили его. Летчик Носов В.П, штурман Игошин А.И и воздушный стрелок-радист Дорофеев Ф.И. погибли смертью героев».

- Цифра «13» словно оказалась фатальной для Саши. Он родился 13 апреля, умер 13 февраля, взлетал экипаж в свой последний бой в 13. 34. Самолет под управлением Носова подбили, машина загорелась, но их товарищи видели, что он управляем - ребята до самого конца расстреливали немецкие катера, и осознанно пошли на таран транспорта водоизмещением 6 тыс.тонн, - рассказывает Сергей Остапенко. - Они погибли смертью героев.

Из листовки политуправления Балтфлота (февраль 1945-го):

«Мы не знаем, что думали герои в последние минуты жизни. Одно ясно каждому из нас: неукротимая сила ненависти к врагу, пламенная любовь к своей Родине управляли сознанием каждого члена экипажа. Эти непреоборимые силы воодушевляли их на героический подвиг, двигали вперед, к победе. Для этой победы балтийские соколы не пожалели самого дорогого – своей жизни.

Мы с громом фашистскую нечисть развеем, Перед нами берлинские стены падут. Нас доблестный Носов, стрелок Дорофеев И штурман Игошин на подвиг зовут!»

 Фото: Юлия Лоза

Фото: Юлия Лоза

«Его любимая песня - о голубях»

А в авиаполку после гибели ребят часто напевали слова любимой песни штурмана Саши Игошина:

«Жил в Ростове Витя Черевичный, В школе он отлично успевал. И в свободный час всегда обычно Голубей любимых выпускал».

Эта песня - о ростовском мальчике Вите Черевичном, который погиб, защищая от фашистских пуль своих любимых голубей.

- Саша очень любил петь, - вспоминал в послевоенные годы в своей книге «Мы - Таллинские» командир 51-го минно-торпедного авиаполка Иван Орленко. - Пел он и том, как британский солдат закурил самокрутку из русской махорки, а русский солдат - британскую сигарету. О дружбе. Все затихали, когда Игошин в часы отдыха в мелодиях веселых и грустных прославлял Родину, вселял бодрость в своих товарищей.

Наградили героев через полвека

Командир авиаполка Иван Орленко практически сразу же подал документы, чтобы всем членам экипажа дали звание Героев Советского Союза.

- Но по непонятным для авиаполка причинам наверху с присвоением наград тормозили, - разводит руками Сергей Остапенко. - Вопрос о награждении поднимали много раз и в разные годы, и однополчане, и старший брат Саши Алексей, который живым и « вся грудь в медалях» вернулся с войны, но постоянно он заминался. Возможно, бумаги не подписывали из-за того, что отец командира корабля Виктора Носова, работавший прокурором, был арестован - ночью кто-то во двор подкинул два мешка пшеницы, а утром пришли с обыском. Вскоре разобрались и отпустили. И только спустя 53 года, когда уже звания Героя Советского Союза не было, им присвоили звание «Героев России».

О подвиге экипажа помнят - в Тольятти есть улица имени Виктора Носова, на фасадах домов, где выросли мальчишки - памятные доски, чтят память в школах, в которых они учились.

В Перми хранят память о Саше Игошине, который сделал все, что мог ради Победы.

- В пермской школе-интернате на улице Бушмакина,20, долгое время была дружина имени героического экипажа, - вспоминает Сергей Остапенко.- На заводе была учреждена премия имени Александра Игошина, которая раньше ежегодно вручалась передовикам производства и курсантам ракетного училища. На здании цеха установлена мемориальная доска.

На заводе им. Дзержинского  установили у входа в цех № 9 мемориальную доску в честь своего погибшего слесаря, на заводе заботливо хранится альбом с фотографиями и материалами об Александре Игошине. Фото: предоставлено пресс-службой завода им. Дзержинского

На заводе им. Дзержинского установили у входа в цех № 9 мемориальную доску в честь своего погибшего слесаря, на заводе заботливо хранится альбом с фотографиями и материалами об Александре Игошине. Фото: предоставлено пресс-службой завода им. Дзержинского

На польской земле тоже увековечили подвиг морских летчиков, поставили памятник - десятитонный звездообразный монумент, перед которым установлен пропеллер самолета. На памятнике надпись: «Советским летчикам Виктору Носову, Александру Игошину, Федору Дорофееву, которые 13 февраля 1945 года пали богатырской смертью за нашу и вашу свободу. Граждане Пуцкого повята».

- Его можно увидеть со стороны моря, на крутом обрывистом берегу мыса Розеве, на Ястребиной горе, - говорит Остапенко. - Смертельный бой произошел неподалеку от этого места. Там очень красиво. Приходит много туристов из разных стран мира. Будете в тех местах, принесите цветы.

 Фото: Юлия Лоза

Фото: Юлия Лоза

ЦИТАТА Алексей Игошин, брат штурмана: «Ценой собственной жизни три храбрых русских парня сберегли от ранений и смерти тысячи советских бойцов, лишив боеприпасов полуокруженную фашистскую группировку. Они ушли в бессмертие, даже не сознавая величия своего мужественного поступка. И когда я слышу слова песни «Мальчишки, мальчишки страну заслонили собой», то на глаза слезы наворачиваются. Среди этих мальчишек я вижу и своего брата, Александра Игошина».

"70 лет Победы. Город героев"

В Перми хранят память о штурмане Александре Игошине, который сделал все, что мог ради Победы.Юлия Лоза

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также