2016-09-29T17:17:48+03:00
КП Беларусь

Экс-мэр Минска Александр Герасименко: В 91-м году Минск полгода жил без бюджета

Александр Герасименко был минским градоначальником с 1990 по 1995 годы. Где он брал деньги для развития города и как боролся с кризисом - в нашем проекте «История независимости»
Поделиться:
Экс-мэр Минска Александр Герасименко рассказал "Комсомольской правде" в Белоруссии" про сложности, с которыми белорусская столица столкнулась после развала СССР.Экс-мэр Минска Александр Герасименко рассказал "Комсомольской правде" в Белоруссии" про сложности, с которыми белорусская столица столкнулась после развала СССР.Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ
Изменить размер текста:

- Александр Михайлович, в 1990 году вы стали мэром Минска, через год развалился СССР. Что оказалось самым сложным в то время?

- То, что разорвались экономические связи. Белорусская экономика была сборочным цехом СССР, мы питались комплектующими со всего Союза, из-за границы. Когда в советское время я работал на Тракторном заводе, 65 - 70% комплектующих поступало из-за пределов республики: кабину для трактора везли из-под Барнаула, через весь Советский Союз. Такая была политика СССР: занять и одновременно связать все регионы экономическими отношениями.

«МЫ ГОРБАЧЕВУ - ПРО СТРОЯЩЕЕСЯ УРУЧЬЕ, ОН НАМ - ПРО ГОНОРАРЫ»

- Предприятия останавливались, начали расти цены, спокойные белорусы выходили на улицы. Помню, как в канун 8 Марта 91-го в Минск приехал Михаил Горбачев, и я вместе с Николаем Ивановичем Дементеем (председатель Верховного Совета БССР. - Ред.) поехал его встречать.

Прилетело два самолета: первый - с машинами Горбачева, второй - со свитой. Мне было интересно, что он посоветует нам делать в непростое время? А Горбачев сел в машину и начал рассказывать, как Раиса Максимовна поступила с его гонораром за книгу: половину отдала на благотворительность, а половину оставила… Говорил, какой плохой Гавел (последний президент Чехословакии. - Ред.), какой плохой Ельцин (председатель Верховного Совета РСФСР. - Ред.), а нам зачем это?

- Ну наболело у человека…

- Наболело, но и у нас проблем хватало. Въезжаем в Минск - тогда начали застраивать Уручье, я рассказываю: «Михаил Сергеевич, у нас тут стройки большие!» А он не слушает. Я все пытаюсь рассказать, как развивается Минск. Меня даже Дементей ногой стукнул: перестань, неинтересно ему.

Вдруг Горбачев спрашивает: «Как вы считаете: а нам надо цены увеличивать или нет?» Мы в ответ: «Сложно их удерживать». Горбачев тут же, при нас, звонит Павлову - председателю Совета министров СССР: «Я тут с минскими товарищами еду, разговариваем насчет цен, наверное, придется поднимать…». Сильно разочаровал меня тогда президент СССР.

«АГРЕССИВНАЯ ТОЛПА СТЯНУЛА НАС С ТРАМВАЯ»

- У многих в памяти начало 90-х - это тысячные митинги на улицах Минска. Как вы разрешали те ситуации?

- Однажды возмущенные ростом цен минчане вышли на улицы и перекрыли улицу Козлова между Электротехническим заводом и Заводом автоматических линий. Остановившиеся трамваи выстроились в очередь друг за другом, вокруг - тысячи людей…

Кебич (премьер-министр БССР. - Ред.) направил меня со своим замом Сергеем Лингом в гущу событий. Мы приехали на Козлова, забрались на крышу трамвая, начали выступать. Но агрессивная толпа стянула нас с трамвая, порвала одежду. Потом нам удалось сесть за стол переговоров со свободными профсоюзами, которые тогда вывели людей на улицы, и снять напряжение.

Но люди выходили снова и снова: митингующие шли по Партизанскому проспекту, по проспекту Ленина, по нынешнему проспекту Победителей…

- Каковы были главные требования минчан?

- Самый первый бунт, еще в 90-м году, был табачный. Не стало в продаже сигарет, на этом и сыграла оппозиция, перекрыв проспект от Главпочтамта до гостиницы «Минск». В Беларуси были две табачные фабрики - Гродненская и Минская - и мы перестали поставлять сигареты на экспорт, уменьшили поставки в другие города республики. Сигареты появились.

Затем люди стали протестовать против высоких цен, низких зарплат, остановки производства. Мы, включая всех руководителей минских районов, города и республики, встречались с трудовыми коллективами. Люди видели, что руководство не сидит в кабинетах.

Помню, как на площади Ленина собрались десятки тысяч митингующих, я вышел к людям…

- Не страшно было идти в разъяренную толпу?

- Страх был вначале, но думалось о другом: как не допустить погромов и кровопролития, как это случилось во многих других столицах, включая Москву.

Зенон Позняк (председатель БНФ. - Ред.) тогда вывел на площадь Ленина своих сторонников, к памятнику Ленина они возложили венок из колючей проволоки.

Охрана сделала мне коридор в толпе, я прошел к памятнику Ленина, на трибуну, но толпа ревела, не слушала, пришлось вернуться. Вскоре мы вышли уже вместе с Кебичем, но и его не слушали. Но после этого напряжение спало.

Помню, в 90-м году отмечали 500-летие Франциска Скорины. Позняк пришел на заседание исполкома, где рассматривался вопрос о переименовании проспекта Ленина в проспект Франциска Скорины и потребовал - эмоционально так, даже агрессивно! - сделать это не обсуждая. Ему отказали. Он выругался и ушел. А мы единогласно приняли решение в спокойном режиме, без ненужного нажима.

«ПОЖЕРТВОВАЛИ СТРОИТЕЛЬСТВОМ ЖИЛЬЯ РАДИ СТРОИТЕЛЬСТВА МЕТРО»

- А где вы брали деньги для города?

- В советские годы нас ругали за неосвоение капитальных вложений, а в начале 90-х мы не знали, где взять денег. Бюджет Минска на 91-й год утвердили только в июле, полгода жили по факту поступления средств.

Главное было - сохранить городскую инфраструктуру, чтобы работал транспорт, школы, детские сады, поликлиники. Нельзя было останавливать строительство метро. Мы резко сократили строительство жилья, хотя очередников в Минске было много: 123 тысячи человек. Если до того в год строили миллион - миллион двести квадратных метров, то после развала Союза сократили до 400 тысяч.

Старались рационально подходить ко всему. Например, при СССР в Минск завозили 156 тысяч тонн картофеля, в каждом районе до отказа заполняли овощные базы. Потом посчитали: почти 100 тысяч тонн не использовали, картошка гнила. И мы завезли всего 56 тысяч тон, и этого вполне хватило: люди стали жить экономнее, планировать, кормиться с дачных подворий.

- Но ведь в магазинах были пустые полки…

- Картошка была, не хватало мясомолочной продукции, крупяных изделий, яиц.

Была и другая беда: наша республика обеспечивалась лучше других, поэтому продукты по низким ценам скупали и вывозили в Россию, Украину. Мы вынуждены были пойти на повышение цен, ввести талоны, чтобы обеспечить белорусов всем необходимым.

Постепенно начинали приватизацию, при этом успешные предприятия столицы решили оставить в госсобственности. Начались угрозы, многие думали ухватить лакомые куски госсобственности. После того как председателя Гродненского облисполкома Дмитрия Арцименю застрелили на пороге дома, у меня появилась охрана.

После развала СССР к нам зачастили представители разных европейских организаций, начали учить жить. Но что могли посоветовать люди, которые впервые приехали в Беларусь? Иностранцы хотели попасть на наши закрытые предприятия, которые раньше работали на оборонный комплекс СССР. Один генерал из Минобороны Франции прибыл с целью побывать на приборостроительном заводе, на «Интеграле». Самое интересное - он уже знал многое про наши производства…

Но мы вели и переговоры с инвесторами, но не всегда все получалось. Так, например, привлекли индийскую компанию «Шератон» для реконструкции гостиницы «Минск». Но трудовой коллектив, который акционировал ее ранее, выступил против. В результате мы вынуждены были отступить.

- А как помогали минским предприятиям переходить на рельсы независимости?

- Когда СССР развалился, мы не производили ни трамваев, ни автобусов, даже сердце холодильника - компрессор - поступало из Вильнюса. Была поставлена задача освоить все свое.

Мы тогда, надо отдать должное правительству, купили лицензию у японцев и в Барановичах поставили завод по производству компрессоров, сохранив Минский завод холодильников. На «Белкоммунмаше» начали производить троллейбусы, трамваи, на автозаводе - автобусы, троллейбусы, уборочную технику для города. Когда у человека есть работа, он не станет ни бунтовать, ни грабить… Именно поэтому мы активизировали работу по замещению импорта, обеспечивали минчан работой.

Еще больше материалов по теме: «Беларусь: история независимости»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также