2016-04-22T02:05:36+03:00

Баба Аня

Наш колумнист - о том, как не превратиться из молодой привлекательной женщины в тетку
Поделиться:
Изменить размер текста:

Я, вообще-то, дама еще вполне живенькая, рано мне еще платок посадский на плечи стелить. Не время еще смотреть "Модный приговор" и мечтать о сковородках по акции... Но все чаще замечаю, что меня побеждает что-то теткинское. Бабистое. Бабкинское.

В меня вселяется какая-то жутковатая БАБА АНЯ. Она бухтит. Она всех ненавидит и портит мою все-таки еще молодость. Баба Аня фыркает на тех счастливых, что целуются на эскалаторе весной, она не жалеет времени остановиться и пропесочить тех засранцев, что бросают шелуху от семечек под лавку. И ведь не ссыкотно ей, что наваляют. Баба Аня отважна и за чистоту дворов.

В метро бабу Аню беспокоит порядок и справедливость. Она громко делает замечания девушкам, у которых волосы электрически летают и лезут в носы вокруг стоящим. В хорошем настроении баба Аня молча начинает плести им тугие косички, в плохом - кричит про лохмы. А еще она поправляет и своим, и чужим вывернутые капюшоны на куртках. Зануда чудовищная.

Баба Аня совершенно не брендовая, не трендовая и борется с новым. Когда кто-то рядом употребляет слова, вроде "кейсы", "дэмпинг", "кейтеринг", баба Аня агрессивно выкрикивает: "кейсы-***! Что за ***? русский язык поганят!"

В свободный вечер она выберет гладить. Белье гладить. Потому что тусовки, особенно ночные, бабу Аню утомляют, в половине двенадцатого она начинает душераздирающе зевать, музыка в клубах слишком громкая, танцы - бессмысленные движения! Когда ночью шумят соседи, баба Аня мгновенно хватается за швабру, чтобы злобно барабанить по батареям.

Она носит удобное и натуральное. Бережет хорошие сапоги и шелковое белье. Кружевное бабу Аню чешет, стринги она называет колюще-режущими и (о, боже) хочет покупать хлопок в жуткую розочку.

Однажды баба Аня гипнозом и пинками привела меня к белорусскому трикотажу и даже купила ночнушку. Ночнушку!!! Мрачный саван от щек до пяток, тот самый крик феминистки от фирмы "фригида" (например).

Знаете, я вот никогда не любила и не умела печь, а баба Аня не может спокойно смотреть на брусок сливочного масла - норовит расплавить его в тесто и сделать какие-нибудь бриоши или кокосовые тучки, полчаса, сопя и крехтя, отделяя белки от желтков.

Все фрукты и овощи, если найдет, она обращает в оладьи, напевая что-то мелодичное из Валентины Толкуновой.

Баба Аня боится техники. Посудомойка - это пепелац, для нее слишком громкий, и электричество жрет. однажды баба Аня, познавая технический прогресс, налила по-старинке в посудомойку фейри. Выгребала пену день и две ночи, матерясь..

Увлеченных своей красотой девиц баба Аня осуждает. Бухтит что-то о душе, ишь ты, мол, хищница-охотница-губы-каблуки, небось ни одной книжки не прочитала, а главное вещь - внутренний мир и образование. Фыркает на черные кружева, гордо подтягивая рейтузы.

Баба Аня красит ногти на ногах только летом, потому что кто ж их зимой на улице увидит. Для своих? Обойдутся. Хлопотно это мазать. Она сушит лифчики в ванной на батарее и часто вспоминает, что в ее детстве все было лучше...

Она говорит, что ее любимый актер - Джонни Дэпп, но тайком любуется на Дмитрия Нагиева.

Она настойчиво собирает красивые бумажные пакеты. Не выбрасывать же. Баба Аня любит порядок больше, чем веселье, и не дает мне использовать водочные рюмки в качестве подставок под яйцо всмятку - требует подставок для яиц.

Дома она ходит в фартуке, так уютнее. Вообще, уют - это важно для нее. И еще здоровье.

Она (о боже!) на днях положила серебряную ложку в банку с кипяченой водой, потому что серебро, блин, убивает всякую заразу. Вообще баба Аня полюбила лечиться. Она подзабыла названия любимых вин и ромов, зато выучила всякие сердечные капли и слова "карбоцистеин" и "ксилометазолин" выпаливавает скороговоркой, как" карла у клары"..

У бабы Ани давление, и встает она, крякая, когда погода меняется. Ноет и обсуждает с понимающими подругами этот чертов дождь. Подруги, которые танцуют, пьют и красят губы красным, от бабы Ани постепенно отворачиваются.. Тоска же с ней...

Я хотела выбросить сапоги, у которых неприлично ободран каблук. Но баба Аня, ворча, зарисовала дырку черным фломастером из детского пенала. И гордо сказала: вот, зачирикали, снова вещь.

Она с трепетом пересматривает фильмы про гардемаринов и нежно называет Боярского "поющим аденоидом". Фыркает перед телевизором, что на эстраде одна гомосятина.

Баба Аня все подоконники заставила цветами, а кактус выкинула, потому что это же примета плохая, кактус - известное мужегонение!

Хотя главное мужегонение - это, конечно, сама баба Аня!!

Поэтому мне просто необходимо ее из себя изгонять. Записалась вот на педикюр, выбросила белорусский трикотаж и пакет с пакетами, больше не буду стричься "удобно", ношу черное белье, даже когда нет планов, стараюсь не зацикливаться на супах из сырка и не экономить на красном вине, вспоминая долины.

Я соглашаюсь на ночные посиделки с молодыми душой ветеранами покера, борюсь с бухтением и желанием назвать каждого флиртующего мужчину "извращенцем"..

Потому что, знаете ли, жизни еще хочется, как пел Вертинский, "опасной и тревожной", а бабе Ане светит - максимум ревматизм и крепко пьющий дед... Зачем мне дед? Не нужен.

Рано еще тёткой становиться, рано, девочки!

С ответным словом

Привет от деда Лёни

Леонид ЗАХАРОВ

Важно уточнить одну вещь: Анна Герасименко на самом деле наговаривает на себя. Никакая она не баба Аня.

Зачем наговаривает? А так, для маскировки. Я, кстати, тоже иногда люблю в этом жанре выступать. Спросит кто-нибудь на вечеринке: «А что ж это вы, Леонид, не танцуете?» А я в ответ: «Дедушка старенький, дедушке танцевать вредно». Но это если девушка не очень симпатичная. А если очень - выясняется, что танцы дедушке еще как полезны.

Но у меня хотя бы есть оправдание в виде весьма преклонного возраста. У Анны такого оправдания нет. Она молода и прекрасна (посмотрите на ее фото или просто поверьте мне на слово).

Ее терзанья - это такой уютный камуфляжный халат, мягкая форма приятного отчаяния, спектакль безобидного кокетства.

Это, если угодно, расширенная версия известной женской фразы: «Ой, ну все». Но мы-то знаем, что никакое это не «все». И Анна тоже знает. Потому такое и пишет.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также