2016-05-12T22:52:11+03:00

«Не ждите, что появится одна таблетка, которая вылечит разные виды рака»

Почему для белорусских производителей разработка оригинальных препаратов для лечения злокачественных опухолей - большой риск
Поделиться:
Комментарии: comments1
Собственные лекарства белорусы могут производить и без «космических» затрат – у нас и рабочая сила дешевле, и исследования, и испытанияСобственные лекарства белорусы могут производить и без «космических» затрат – у нас и рабочая сила дешевле, и исследования, и испытанияФото: Виктор ГИЛИЦКИЙ
Изменить размер текста:

Все мы надеемся, что наука когда-нибудь шагнет так далеко, что создаст лекарство от рака. Ученые всего мира, в том числе и наши белорусские, над этим работают, достигают определенных успехов, но признают, что чуда в ближайшем будущем не случится. Впрочем, определенные прорывы все же есть. Насколько они значительны? Почему Беларуси надо производить собственные онкологические препараты? Что удерживает белорусских ученых от экспериментов? Об этом рассказали представители белорусской медицины и науки.

«Пять лет назад мы знали пять-шесть мутаций, приводящих к раку, сейчас знаем их уже более 600»

Чем больше ученые узнают об этом заболевании, тем более коварным оно предстает.

- Раньше думали, что расшифруем геном, узнаем про все мутации и сразу же подберем лекарство. Пять лет назад мы знали пять-шесть мутаций, приводящих к раку, сейчас знаем их уже более 600. Мало того, две клетки в опухоли, располагающиеся рядом, имеют различную генетическую структуру. Не стоит ожидать, что появится одна таблетка, которая вылечит разные виды злокачественных опухолей. В ближайшее время каких-то революционных изменений не ожидается, - рассказал Сергей Красный, замдиректора по научной работе РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н.Александрова. - Основным прорывом пока можно считать возможности ранней диагностики заболевания. Потому что чем раньше начать его лечить, тем больше шансов на выздоровление.

Прорывом назвал специалист и первые белорусские таргетные препараты (лекарства, которые назначаются сугубо индивидуально, поскольку воздействуют на конкретную генетическую поломку). Сейчас они проходят завершающие исследования.

- Ни одно государство мира не может еще обеспечить всех нуждающихся в таргетных препаратах. Когда появятся отечественные с более низкой ценой, доступность для пациентов будет намного выше, - подчеркнул Сергей Красный, отметив при этом, что оригинальных лекарств в Беларуси разрабатывается мало.

«У спортсменов не забирают вложенные в них деньги, если они не приносят медалей, а у ученых забирают, если они не создали препарат»

На разработку эффективного инновационного противоопухолевого лекарственного средства за рубежом иногда уходит до 10 - 15 лет и более миллиарда долларов. Это по карману только крупным транснациональным корпорациям. Не удивительно, что в Беларуси в основном выпускаются генерики - воспроизведение оригинального препарата, с его же действующим веществом, но под другим названием. Генерики тоже проходят необходимые испытания, но таких рисков, как при разработке оригиналов, у производителя нет - это и проще, и дешевле, однако и прибыли существенно ниже. Но вот что говорят по этому поводу наши специалисты.

- Беларусь в шаге от вступления в ВТО. И когда это произойдет, наша фармацевтическая промышленность ляжет, потому что к нам начнут поступать дешевые генерические препараты из Азии. Давно надо задуматься, чтобы выпускать собственные препараты, - говорит Валерий Вересов, ведущий научный сотрудник Института биофизики и клеточной инженерии НАН Беларуси.

По мнению ученого, производить собственные лекарства мы могли бы без «космических» затрат, потому что у нас существенно дешевле и рабочая сила, и исследования, и клиническое и доклиническое тестирования. В России разработчики инновационных противоопухолевых препаратов берутся за выпуск лекарства за 1 - 2 млн. долларов. У нас расходы могли бы быть еще ниже. Вот только организационные вопросы многое усложняют.

- У нас если вы заявили, что создадите препарат, и вдруг его не создали в оговоренные сроки, деньги, выделенные на изобретение, придется вернуть государству. Поэтому руководители организаций часто не хотят связываться с инновациями. Такого нет нигде в мире, - говорит Валерий Вересов. - Не знаю, почему у спортсменов не забирают вложенные в них деньги, если они не приносят медалей, а у ученых забирают. В международной практике считается нормальным, если риск неизобретения препарата доходит до 50%. Более того, неуспех часто обусловлен не уровнем профессионализма или халатностью разработчиков, а имеет объективные научные причины, ведь известно, что многие лекарства успешно проходят доклинические испытания, а клинические - только 10% из них.

- Если прибыль от реализации препарата была получена в меньшем объеме, чем ожидалось, считается, что проект не выполнен, и деньги заставляют возвращать, - добавил Сергей Красный.

«Вряд ли такая маленькая страна как Беларусь может потянуть создание совершенно нового препарата с нуля»

Получается, что предприятиям выгоднее разрабатывать все те же генерики.

- 80% лекарственных препаратов, которые разрабатываются в рамках государственной программы, - генерики. То есть за счет госбюджетного финансирования белорусские предприятия разрабатывают генерические препараты, - отметила Татьяна Юркштович, старший научный сотрудник НИИ физико-химических проблем БГУ. - Конечно, вряд ли такая маленькая страна как Беларусь может потянуть создание совершенно нового препарата с нуля. Но есть другой путь, по которому идут многие западные страны - создание новых лекарственных форм, которые имеют отличные от оригинального препарата свойства и могут повысить качество лечения.

Конкретный пример - проект, над которым НИИ физико-химических проблем БГУ работал с 2008 по 2014 год. В результате были созданы две субстанции, на основе которых потом наладили выпуск лекарств, и две лекарственные формы. Одна из них - оригинальный препарат «Темодекс» для локальной химиотерапии злокачественных опухолей головного мозга. Это гидрогель, который вводится в ложе удаленной опухоли и подчищает все ее остатки.

- Этот препарат применяется для уничтожения оставшихся после хирургического удаления опухоли раковых клеток и предотвращения появления рецидивов. Его применение, по данным клинических испытаний, позволило увеличить в два раза продолжительность жизни пациентов, у которых удалена злокачественная опухоль головного мозга II - IV стадии. Безрецидивный период увеличивается в три раза, - рассказал директор УП «Унитехпром БГУ» Павел Бычковский. - Еще один препарат, созданный в рамках этого проекта, - «Темобел». Раньше из-за дороговизны Беларусь закупала в год 371 грамм импортной субстанции. Сейчас, когда освоено производство и собственной субстанции, и готовой лекарственной формы, препарат стал в Беларуси более востребованным. Наши производители в полной мере обеспечивают им все онкологические учреждения Беларуси.

Кстати, экономический эффект только от того, что отечественные препараты заменили импортные аналоги, исчисляется миллионами долларов (см. СЧИТАЛКА «КП»).

Вакцина от рака - реальность

А в РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии ставку делают на развитие клеточных технологий, иммунной терапии, которая позволяет улучшить лечение лейкозов у детей.

- В последнее время при лечении некоторых солидных опухолей у детей проводятся не только единичные, как раньше, но и повторные аутологичные трансплантации стволовых клеток костного мозга (трансплантация собственных стволовых клеток. - Ред.). Это позволяет применить высокие дозы химиотерапии и повысить эффективность борьбы с опухолью, - рассказал Михаил Белевцев, замдиректора по научной работе РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии. - Больше шансов появилось для излечения и у пациентов со злокачественными образованиями крови, у которых единственным методом лечения является аллогенная (донорская) трансплантация стволовых клеток костного мозга. Раньше для ее проведения необходим был полностью совместимый донор костного мозга. Сейчас в центре используется самая современная технология очистки стволовых клеток, поэтому донором могут стать даже родители.

Занимаются в РНПЦ и разработкой противораковых вакцин. В отличие от прививок, которые делают, чтобы не заболеть, эти вакцины вводятся во время первой ремиссии, когда организм восстанавливается после лечения, чтобы предотвратить рецидив или увеличить длительность первой ремиссии.

- Мы разработали ДНК-вакцину, которая сейчас проходит клинические испытания, - рассказал Михаил Владимирович. - Надеюсь, лет через 10 - 15 сможем модулировать иммунную систему пациента для борьбы с онкозаболеваниями именно с помощью таких инновационных препаратов.

СЧИТАЛКА «КП»

Оригинальный белорусский препарат «Темодекс», предназначенный для химиотерапии после удаления опухоли головного мозга, стоит около 300 долларов, а американский аналог - около 20 тысяч.

Белорусский генерик «Темобел» оказался в четыре раза дешевле зарубежного оригинала, что сделало его более доступным. Раньше из-за высокой цены (около 2,5 тыс. долларов за один курс) этот препарат выписывался редко. За три года выпуска этого препарата импортозамещение составило 27 млн. долларов.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также