Общество

Осторожно, Марцев!

В интернете собирают деньги на издание книги провокационных мемуаров белорусского бизнесмена Петра Марцева, который умер в 53 года
Фото: из facebook.com Петра Марцева

Фото: из facebook.com Петра Марцева

Книга «Осторожно, Марцев!» – это мемуары от первого лица, без цензуры и недомолвок. Написана простым разговорным языком: с шутками, крепким словцом и огромным количеством диалогов. Каково это – провести детство в доме Машерова, заработать в 90-е немыслимые деньги на полукриминальных операциях и вложить их в журналистику? Иметь пять жен, газеты «БДГ» и «Имя», добиться веса и влияния в республике, а потом – потерять все? Книга будет интересна для всех, кто хочет выжить в Беларуси.

С согласия автора Саши Романовой, которой Марцев рассказывал истории о своей жизни, мы публикуем одну из глав будущей книги, на коотрую собирают сейчас деньги через ulej.by.

Марцев рассказывал истории о своей жизни Саше Романовой.

Марцев рассказывал истории о своей жизни Саше Романовой.

«Бойцовский ген». Глава из книги «Осторожно, Марцев!»

Я познакомился с ним во дворах. Кухарь жил в доме по Маркса, 42. Он был невысоким крепеньким мальчишкой с круглым лицом и носом картошкой. Раньше на первых этажах в домах вроде нашего квартиры предоставлялись обслуживающему персоналу: мама Вовы была дворником. Он рос без отца, который, кажется, пил, отчего родители и расстались. Если я в пятом классе уже был бойцом, то Кухарь оставался кругленьким недоростком. Мы играли в футбол во дворе, и он ходил следом как собачонка, пытаясь попасть в мои компании. Хотя я его немного и обижал по-мальчишечьи, он сдачи не давал, боялся.

Однажды Кухарь спросил:

- Почему ты такой сильный?

- Потому что тренируюсь и не боюсь драться.

Этот разговор помню как сейчас. Между подъездами были ниши, в которых стояли ящики для песка. Зимой этим песком посыпали дорожки, а летом в ящики складывали лопаты и метлы. И вот мы с ним сидим на этом ящике, и он спрашивает, почему меня все боятся, а он такое маленькое говно, и что делать, чтобы к нему никто не лез и не отнимал мелочь. Я прочел ему психологическую лекцию на тему того, что нужно пацану, чтобы чувствовать себя комфортно во дворах:

— Не обязательно быть говном, Кухарь, надо воевать за себя. Если ты маленький и толстенький, надо научиться драться. Если у тебя нет денег, надо их отнимать или выигрывать в плюхи. Учись постоять за себя.

Как выяснилось позже, эта лекция ему очень хорошо запомнилась, и он решил работать над собой. Поскольку в пятом-шестом классах уже поздновато идти в профессиональный спорт, то Кухарь попросил, чтобы я научил его драться. Когда он пришел со мной в секцию, тренер сказал ему купить куртку для занятий самбо. Можно было бы найти старую куртку, но он очень переживал, что у него мама — дворник с зарплатой 90 рублей в месяц. Отказавшись ходить на самбо, Кухарь сделал из диванных валиков боксерскую грушу (связал три валика вместе).

У новичка всегда есть боязнь ударить первым, и нужно преодолеть психологический барьер. Я показал ему, как надо складывать кулак, чтобы удар мог свалить человека с ног. Поскольку он уже изучал броски, а дома бил по диванным подушкам, то через некоторое время уже не каждый во дворе мог дать ему под зад. Кухарь запомнил мои слова: как только обзовут толстой свиньей, нужно подойти и вмазать. Быть битым и продолжать драться сложно. Но надо учиться забывать про полученные травмы. У Кухаря это получилось. Я видел перерождение несчастного, стесняющегося мальчика из очень бедной семьи в совсем другого человека. А ведь у него даже мяча не было. Он все время ждал, когда я приду домой с тренировки, возьму мяч и выйду во двор.

Кухарь ходил в мою же школу, но был старше на год. Учился он плохо, получал какие-то тройки — не лезли в него знания. Читать он тоже не любил, музыкой не увлекался даже тогда, когда ей все увлекались. Единственное, чего хотел Кухарь, — это научиться драться. Причем классическая борьба его не устраивала, и он все время спрашивал: «Почему надо делать бросок? Это же неинтересно. Ну, бросил человека на землю через плечо — и все. Вот как бы ему сломать челюсть одним ударом? Я в кино видел, как у человека ноги вверх задрались и он полетел!» Позже Кухарь пробовал ходить заниматься боксом, но ему не понравилось то, что нужно драться в перчатках и изучать множество техник. К тому же в боксе ему не хватало агрессии — спорт не был дракой в полном смысле слова, и тренеры внушали, что применять свои навыки на улице нельзя, за это в секции наказывали. Но ведь его не бокс интересовал. Из этого парня рос профессиональный боец, такойй боевик по жизни.

Фото: из facebook.com Петра Марцева

Фото: из facebook.com Петра Марцева

Однажды, уже в классе седьмом или восьмом, кто-то из старших в очередной раз грязно обозвал Кухаря, а он залепил десятикласснику в челюсть: действительно как в кино, сбив с ног одним ударом так, что тот просто сложился. И парень в общем был крупный. С этого момента для Кухаря все изменилось. Он стал королем двора. Через год Кухарь дрался лучше всех в районе — просто моментально давал противнику в пятак. Единственным человеком, на которого он не мог поднять руку, оставался я. Нас подначивали во дворе: «Кто из вас сильнее? Кто лучше дерется?» Я думаю, лучше дрался, конечно, Кухарь. Но он ни разу не захотел этого проверить, потому что в отношении меня выступал как своего рода телохранитель и по-прежнему каждый день ждал моего возвращения с тренировки, чтобы сказать:

- Пойдем.

Я спрашивал:

- Куда?

- В парк пойдем.

Кухарь тянул меня на подвиги, которые стали для него какой-то детской профессией. Поскольку в семье не было денег, он самостоятельно зарабатывал их на мелких парковых грабежах — «зацепившись» к прохожему, получал взамен сигареты и мелочь. Классу к десятому Кухарь уже неоднократно попадал в милицию, но его как-то пронесло мимо детской колонии. Плюс ко всему, он очень жестоко обращался с девочками. Я делал это как бы через любовь, а Кухарь их просто грубо загонял в подъезд. Все знали, что он агрессивен и может дать по роже, а потому девочки боялись его как огня. Помню, однажды мы стояли в подъезде и курили, и ему приперло трахнуть девочку Алину, которая была не из нашей компании, просто приблудная. Кухарь ее так напугал, что она тут же при нас ему и отдалась. Короче, он относился к девочкам, как к дровам. Впоследствии он так же презирал и женщин. Но, как ни странно, Алина привязалась к нему, несмотря на то, что он посылал ее то в жопу, то за сигаретами. Кстати, возле него она превратилась из тихой симпатичной девочки в дворовую стерву и сама дралась в парке с бабами.

Когда меня в 9-м классе заинтересовали девушки и гитара, я перестал ходить драться в парк, а Кухарь все равно стоял каждый вечер под подъездом. Наверное, я его обижал, отказываясь бить и грабить людей. Так у нас случилась первая ссора, при которой присутствовал еще и Лыча. Они у меня спросили:

- Ты с нами?

Я ответил:

- Нет, девушкой пойду заниматься.

Они махнули на меня рукой, считая, что я предал их дело. С того момента, как я переключился на иные вещи, мои друзья увлеклись более жесткими приключениями. Однажды Кухарь избил парня до сотрясения мозга. Девушка, которая была с ним, убежала, но запомнила того, кто бил. На Кухаря завели уголовное дело, но пострадавший парень отозвал заявление. И сделал он это потому, что его напугал Лыча: вычислил адрес, подкараулил возле подъезда и сказал: «Дашь показания — убью». Поэтому Кухаря и не посадили. Лыча долго его уговаривал перестать заниматься херней, то есть бить людям морды и вытряхивать мелочь. Он предлагал начать грабить автомобили и квартиры, чтобы иметь более серьезный заработок. Кухарь вроде и был согласен, что деньги нужны, но кроме денег ему был нужен противник. А если грабишь квартиру, то какой там противник? Разве что дверь. Так Кухарю удалось доучиться в школе.

Я помню его выпускной вечер. Он заканчивал на год раньше, и мы с ним выпили по бутылке вина во дворе перед выпускным. Из горлышка, как всегда. Кухарь изумительно пил даже не поднося к губам горлышко: поднимал бутылку, открывал рот и вино выливалось в него без каких-либо глотательных движений. Странно, но у него не было приподнятого настроения. Я пытался его растормошить:

- Ты чего грустный? Радуйся, школа окончилась!

А он так посмотрел хмуро:

- Что я теперь делать буду? После школы?

- Ну, поработаешь где-то и пойдешь в армию.

Кухарь на самом деле думал о том, как ему попасть в Афганистан, чтобы научиться убивать людей из автомата. Это было бы следующим логичным этапом его бойцовской карьеры. Но он боялся, что его не возьмут в десантные войска из-за невысокого роста. Нет, Кухарь не был маньяком. В нем просто жил бойцовский ген, который, как рассказывала его старшая сестра, перешел к нему от отца. Этот ген дремал, пока его воспитывали мать и сестра. А потом Кухарь встретил меня и стал бойцом. В памяти остались кадры того, как он уходит на свой выпускной вечер. Я в беседке допиваю вино, а Кухарь в своем костюмчике, который по сравнению с его повседневной формой выглядел крайне элегантно, удаляется в арку и исчезает в ее проеме.

Проболтавшись год, он ушел в армию и, несложно догадаться, попал в Афганистан... Кухарь оттуда вернулся. Но через некоторое время напился и упал с крыши. Упал с небольшой высоты, пролежал два дня дома на диване и скончался от внутреннего кровотечения. Все. Оказалось, при падении ему что-то там внутри разорвало. Врача не вызывали. Он не позволил.

Заказать книгу можно здесь: http://ulej.by/