2016-07-29T11:58:53+03:00

Самый сильный человек мира Леонид Тараненко: Я начал жить, когда перестал поднимать штангу

До начала Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро - чуть-чуть. Накануне главного спортивного старта «Комсомолка» представляет проект «Золотые имена», в котором прославленные чемпионы рассказывают о своем пути к успеху [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments2
Сейчас Леонид Тараненко работает директором представительства НОК в Минске.Сейчас Леонид Тараненко работает директором представительства НОК в Минске.Фото: Владимир КРИУЛИН
Изменить размер текста:

Наш первый герой – самый сильный человек мира. Леонид Тараненко произвел фурор на Олимпиаде-80, выиграв «золото». Спустя восемь лет он в толчке поднял 266 кг, а в сумме двоеборья - 475 кг. Этот результат занесен в Книгу рекордов Гиннеса и не побит до сих пор

- Леонид, как вы пришли в тяжелую атлетику? Ведь уже в юности на родине в Малорите вас называли Жаботинским…

- Жаботинским меня называли, потому что в детстве я был упитанным… А вообще сызмальства была тяга к подниманию тяжестей - дома даже сделал импровизированную штангу с колесами от трактора. В спорт попал в четвертом классе, когда организовали детско-юношескую школу по легкой атлетике. Все пошли туда, потому что бесплатно давали китайские кеды и спортивную форму.

- Уже в те времена китайские?

- Да, с китайцами дружили - это был 1967 год. Потом в школе появились гандбол, борьба вольная и классическая, самбо. Я перебрал все эти виды спорта. Но потом мне попалась книга об атлетизме, по которой мы с моим другом Витей стали заниматься. А вскоре вернулся из армии Петр Сацук – впоследствии мой первый тренер - и организовал в Малорите секцию по тяжелой атлетике. В первый раз я оказался на соревнованиях в 1974 году в Борисове, где и встретился с Иваном Петровичем Логвиновичем, который, увидев, как я поднимаю штангу, пригласил меня в Минск в команду спортивного общества «Урожай». Он же предложил поступать в Институт механизации сельского хозяйства, потому что общество относилось к этому вузу.

Леонид Тараненко: «Это приблизительно 1976 год. Диски на штанге еще металлические, только несколько лет спустя их прорезинят. А раньше в зале был такой грохот – спортсмены глохли». Фото: из личного архива героя.

Леонид Тараненко: «Это приблизительно 1976 год. Диски на штанге еще металлические, только несколько лет спустя их прорезинят. А раньше в зале был такой грохот – спортсмены глохли». Фото: из личного архива героя.

- А почему не в институт физической культуры?

- Тогда там не интересовались тяжелоатлетами. Не было такого тренера, который ездил, искал людей, развивал их. Мне же такой человек на пути повстречался.

В феврале 1974 года я приехал в Минск. Как раз в это время на базе проходил сбор команды «Урожая» в Ждановичах. Попал прямо на обед. Как сейчас помню: приносят гороховый суп, картошку со свиными отбивными в яйце. А я с детства не ел ни мяса, ни рыбы. Только молочные продукты, яйца, крупы, каши, фрукты, овощи. Я и соскреб яйцо с отбивной и съел с картошкой. А ребята после тренировки голодные как звери, посмотрели на меня и говорят: «Иван Петрович, кого ты привел? Он же штангу не поднимет!» Потом я поступил в институт, выполнил норму мастера спорта, чем вызвал удивление интересующихся людей. И пошел рост…

Кстати, жизнь заставила есть мясо и рыбу – белок ведь нужен. Помню, вечерние тренировки заканчивались в восемь, столовые закрывались, и мы ходили в диетическую столовую на площади Калинина, где я давился паровыми биточками. У меня до сих пор нет потребности в мясе, я спокойно обхожусь растительными белками: фасоль, творог. Тогда ел мясо скорее из-за психологической уверенности, что это необходимый для развития силы продукт. Хотя, если подумать, белка в фасоли больше, чем в свинине. А потом появилась возможность перейти на икру, более полноценный продукт для атлета.

- И когда такая возможность появилась?

- В 1979 году я выиграл Спартакиаду народов СССР, получил звание мастера спорта международного класса. Начали приплачивать, плюс была студенческая стипендия - 40 рублей. За нее можно было купить килограмм черной икры. Правда, ее еще надо было достать… Ее нам приходилось есть, потому что искусственных протеинов и БАДов не было - они появились в 1975 году. Вот тогда уже не надо было набивать желудок мясом. Но все равно мы по старинке покупали и икру - в ней ведь 32% белка. Проблема в том, что в детстве меня поили рыбьим жиром, и икру я просто терпеть не мог. А ее надо было съедать 100 г в день! Нашел выход: проглатывал, не жуя, или запивал пивом. Зато сейчас поесть черной икры - это удовольствие... Был как-то на одном высоком приеме, удалось поесть икры – уже с новым взглядом на этот продукт.

«МЕНЯ ЗАБРАКОВАЛИ НА МЕДОСМОТРЕ»

- Вы ведь еще в Малорите параллельно с тренировками работали токарем-фрезеровщиком?

- После школы я не поступил в институт – пробовал в Черниговское высшее авиационное училище. Потом сказали, что с моими габаритами в истребитель не вошел бы (улыбается). Хотя отсеяли меня на медкомиссии по другой причине. Я в детстве часто играл в хоккей, а тогда защитной амуниции не было, приходилось падать на лед, и под коленями появились наросты. Врачи сделали рентген и сказали, что на больших высотах будет ощущаться нестерпимая боль. Удивительно: я перенес кошмарные нагрузки при поднятии тяжестей, но колени меня никогда не беспокоили. Были проблемы только со спиной.

Встречу со знаменитым тренером Иваном Логвиновичем (на фото слева) Тараненко называет судьбой. Фото: из личного архива героя.

Встречу со знаменитым тренером Иваном Логвиновичем (на фото слева) Тараненко называет судьбой. Фото: из личного архива героя.

- Думали потом, что если бы поступили, по-другому сложилась бы судьба?

- Уверен на сто процентов, что моя судьба - это Иван Петрович Логвинович. Это уникальный человек и специалист в тяжелой атлетике. Хотя сам он тренировал на общественных началах - он инженер-механик, кандидат технических наук. И подготовил более 30 мастеров спорта, не имея физкультурного образования. Мы с Иваном Петровичем взяли все лучшее из разных методик и добавили к тому, что уже было. Говорю «мы», потому что методику я корректировал, пропуская через организм. Иван Петрович держал все на контроле. Он вообще считал, что тренер должен быть как нянька для спортсмена - обеспечить питание, отдых…

«ТЫ ЧТО, ГОРБАЧЕВ - НА ТАКОЙ ДОРОГОЙ МАШИНЕ ЕЗДИТЬ?»

- Вы произвели фурор на Олимпиаде-80, когда выиграли «золото». Пересматриваете фото, съемки тех выступлений?

- Конечно, это незабываемо. Но еще более незабываемы травмы. На видео не осталось, в каком состоянии я был в 1983 году, когда во время операции на спине мне занесли стафилококковую инфекцию. Я тогда чуть коней не двинул, как говорится… Но благодаря своей целеустремленности вернулся в спорт. Но потенциал организма снизился на 30%.

Очень жаль, что не удалось воплотить нашу с Иваном Петровичем мечту об установлении рекорда, который равнялся бы 272 кг, или 600 английских фунтов. Герберт Уэллс, которым мы зачитывались в детстве, писал, что человек, рожденный на Земле, не способен поднять над головой 600 фунтов. Я был близок.

- Вы поднимали 266 кг…

- Я 270 толкал со стоек - и нормально себя ощущал. Но травмы и возраст сказались. Хотя был еще и другой тормоз. В то время я понял, что надо заработать хоть какие-то деньги. Поднял и поднял, это осталось в истории, а деньги не заработаны. Конечно, мы получали больше, чем зарабатывал рядовой рабочий, но все равно этого было недостаточно.

1980-й год. Триумфальный рекорд Леонида Тараненко на Олимпиаде в Москве. В 1992-м будет «серебро» Барселоны. Фото: из личного архива героя.

1980-й год. Триумфальный рекорд Леонида Тараненко на Олимпиаде в Москве. В 1992-м будет «серебро» Барселоны. Фото: из личного архива героя.

- Сколько тогда зарабатывали?

- Например, за «золото» Олимпиады-80 с двумя мировыми рекордами я получил 4900 рублей. Для сравнения: «Жигули» тогда стоили 5500 рублей. Такая была оценка нашего труда. Формально мы же считались любителями… Помню, после победы на Играх доброй воли команда пришла на прием к Горбачеву. Он что-то пишет, кивает, и тут меня объявляют: «Агроном из Беларуси». Так Горбачев бросил ручку, стал протирать очки, чтобы посмотреть на агронома, который поднимает штангу.

- Удалось найти спонсоров и заработать?

- Когда в Канберре я толкнул 266 кг, я был готов установить новый рекорд - 270 кг и больше. Поговорил с президентом английской федерации, он объяснил, что заплатить за рекорд больше 2000 фунтов (4000 долларов) они не смогут. А мне только на подготовку надо было столько потратить. Он спрашивает, что бы я хотел за рекорд. «Ягуар», - говорю. Он: «Ты что, Горбачев - на такой дорогой машине ездить?».

Норвежцы предлагали 5000 долларов, - но переговоры ничем не окончились. К тому же перед Олимпиадой 1992 года я травмировал локоть. И, не залечив, еще выступал на коммерческих турнирах. В итоге на Играх-92 был не на сто процентов готов…

«СУДЬБЫ СПОРТСМЕНОВ РЕШИЛИ ОДНИМ РОСЧЕРКОМ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ПЕРА»

- На Олимпиаде-80 не было западных стран, потом сборная СССР не поехала на Игры-84 в Лос-Анджелес. Было обидно?

- На тяжелой атлетике это не сказалось - конкурентов среди западных стран у нас не было. Мы боролись с Болгарией, ГДР.

А вот когда не поехали мы – было обидно. Ведь в Москву не ехать решили во многом сами спортсмены. А нас не спрашивали. Судьбы спортсменов решили одним росчерком коммунистического пера. Сказали, не нужны нам запоздалые гарантии. Хотя американцы гарантировали безопасность за два месяца до Олимпиады. К примеру, в этом году на Игры в Рио подавали заявки за 17 дней до начала…

- В других видах спорта часто обновляются рекорды, но ваши достижения никто не превзошел. Многие задаются вопросом: как можно показать такие результаты без допинга?

- В тяжелой атлетике рекорды тоже обновляют рекорды, чтобы было интереснее смотреть, но для этого меняют весовые категории спортсменов. Поэтому формально те мои показатели уже считаются не рекордами, а достижениями.

Про допинг так скажу. Недавно в компании одна молодая женщина говорит: «Сейчас все жрут допинг!» Стала искать что-то в Google, показывает результат: мол, все используют анаболики. Не буду себя бить в грудь, расскажу одну историю. В 1979 году я выиграл Спартакиаду народов СССР. К скорому чемпионату мира готовился я, россиянин Сергей Аракелов, украинец Юрий Зайцев. Делают допинг-контроль - раньше на это уходило две недели. И приходят ко мне тренеры, врач и говорят: «Уважаемый, ты был первым номером, но везти тебя мы не можем. У тебя три креста». Что такое три креста? Первый – анаболики, второй – гормоны, третий – психостимуляторы. Я отвечаю: «Будем делать повторную пробу. Я ничего не применял». Они спрашивают: как я тогда добился таких результатов? А все просто. Когда я только приехал в Минск, Иван Петрович решил, что надо сделать анализ гормонального уровня, и у меня бы верхний предел нормы. Наукой доказано, что, имея такие данные, не нужны никакие допинги.

Самый страшный бич – анаболики. У меня сердце разрывается, когда 15-летние пацаны из ДЮСШ попадаются на этом. Пардон, но их 70-летние тренеры еще бегают за молодыми девушками, а что будет с этими пацанами? Весь резерв из организма вычерпывается, свои гормоны потом не вырабатываются.

На школьном выпускном у сына Артема (слева направо – Леонид Тараненко, его жена, сын, теща и тесть). Фото: из личного архива героя.

На школьном выпускном у сына Артема (слева направо – Леонид Тараненко, его жена, сын, теща и тесть). Фото: из личного архива героя.

«ЛЮДИ НЕ РАБОТАЮТ, ПОЭТОМУ НЕТ НОВЫХ ИМЕН»

- Как вам кажется, почему сейчас не появляются такие яркие имена, как ваше?

- Люди не работают, поэтому и не появляются. Недавно вскрылась положительная допинг-проба тяжеловеса Евгения Жерносека, хотя он занимал места во второй десятке. Зачем, объясните, использовать допинг и показывать такие результаты? Если сейчас взять любого тренера и попросить его рассчитать тренировочный план на олимпийский цикл, вряд ли он стразу справиться. А ведь расчеты должны быть очень скрупулезные. Но сначала надо найти материал, людей.

- Может, вы со своим опытом могли бы взяться за сборную?

- Вопрос логичный. Как в фильме «Место встречи изменить нельзя»: «Складно ты поешь, фраерок» (смеется). Я давно тяжелой атлетикой не занимаюсь, в последний раз тренером был у женской сборной Индии. Там сохранялась кастовость, и они пахали, чтобы через спорт подняться выше. А вот мужчины там ленивые, тонкокостные, с животиками. В Индии я проверил свою методику, и добавляли в результатах даже самые бездарные.

В спорте я провел всю жизнь - можно сказать, бывал в местах лишения свободы. Что такое спортбаза? Подъем, зарядка, завтрак, процедуры, тренировка, обед, отдых, вторая тренировка, ужин. А иногда и три-четыре тренировки. В таком состоянии я находился с 1975 по 1993 год. Я мог бы создать команду единомышленников, но снова браться за чью-то индивидуальную подготовку и вновь возвращаться в такой график психологически сложно. Я начал жить, когда перестал поднимать штангу.

С женской сборной Индии по тяжелой атлетике. Фото: из личного архива героя.

С женской сборной Индии по тяжелой атлетике. Фото: из личного архива героя.

- И вы никак не связаны со сборной по тяжелой атлетике?

- Я даже не знаком с председателем федерации. Раз не интересуются мнением людей с опытом, видимо, считают, что нет проблем. А сейчас проблемы появились. Понятно, что председатель федерации человек занятой, у него много своей работы. Вообще же вопросов много, которые даже не хочу затрагивать.

- А свою форму поддерживаете?

- Вынужден – поленишься недельку-две, и все разбалтывается. Весь позвоночник держится за счет длинных мышц спины. Если не буду ходить в зал, то есть риск попасть на больничную койку. Штангу не поднимаю, но на тренажерах занимаюсь.

- Правда, что вы Кашпировского привлекали к тренировочному процессу?

- Его пригласил в сборную по тяжелой атлетике главный тренер Давид Ригерт в качестве психолога, тогда Кашпировского никто не знал. Но особой пользы не было. Он говорит: «Иди на штангу как скала», а человек все равно понимал, сколько там навешано на гриф… Хотя Кашпировский сам мастер спорта по тяжелой атлетике.

- Сейчас вы директор представительства НОК РБ в Минске. Тут, наверное, свои трудности, которые не легче поднятия штанги…

- Любая работа несложная, если выполняешь ее добросовестно. Просто штанга – это работа для избранных.

ДОСЬЕ «КП»

Леонид Тараненко, 60 лет, заслуженный мастер спорта, чемпион Игр ХХII Олимпиады в Москве 1980 года в первом тяжелом весе. Серебряный призер Игр ХХIV Олимпиады в Барселоне 1992 года во втором тяжелом весе. Установил 19 мировых рекордов в первом и втором тяжелом весе. Награжден орденами Дружбы народов и Трудового Красного Знамени. Женат, сыну Артему 26 лет.

Еще больше материалов по теме: «Беларусь: Вокруг арен»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также