2016-08-23T23:15:49+03:00
КП Беларусь

Олимпийская чемпионка Марина Лобач: Хотела стать актрисой, но поехала на Олимпиаду

Про синяки, олимпийские призовые, почему отказалась от спортивной карьеры и автомобиля "Москвич", олимпийская чемпионка рассказала в интервью "Комсомолке" [фото]
Поделиться:
Про синяки, олимпийские призовые, почему отказалась от спортивной карьеры и автомобиля "Москвич", олимпийская чемпионка рассказала в интервью "Комсомолке".Про синяки, олимпийские призовые, почему отказалась от спортивной карьеры и автомобиля "Москвич", олимпийская чемпионка рассказала в интервью "Комсомолке".Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ
Изменить размер текста:

В нашем цикле «Золотые имена» мы рассказываем о тех великих спортсменах, которые принесли славу нашей родине. Наша сегодняшняя героиня – знаменитая гимнастка Марина Лобач.

ДОСЬЕ «КП»

Марина Лобач родилась 26 июня 1970 года в Смолевичах. Первая советская олимпийская чемпионка по художественной гимнастике (художественную гимнастику как олимпийский вид спорта ввели в 1984 году, но в тот год СССР бойкотировал Олимпиаду и впервые художницы выступили в 1988 году).

Начала заниматься спортом в 7 лет, в 10 переехала в Минск, поступив в училище Олимпийского резерва. В 1988 году в Сеуле стала олимпийской чемпионкой в личном первенстве в многоборье (упражнения с обручем, скакалкой, булавами, лентой). После окончания Института физкультуры работала тренером, сегодня – старший тренер «РЦОП по гимнастике художественной», судья международной категории.

Чемпионка мира, двукратная чемпионка Европы, заслуженный мастер спорта СССР. Замужем, две дочери.

Марина Викентьевна уже 28 лет рассказывает о том, как завоевала олимпийское золото в 1988 году. Сотни журналистов, похожие вопросы. Она не отказывает, отводя каждому полчаса накануне очередной Олимпиады. Терпение и железная выдержка – неотъемлемые атрибуты, присущие советской чемпионке с детства...

- Время было другое, советское: 1988 год, тогда выступали за идею, за Родину. Ради этой большой страны – СССР – нужно было преодолеть всё…

Недавно иностранцы спрашивали меня о бойкоте Советским Союзом Олимпийских игр в 1984 году: как это – Олимпиада и без СССР? Конечно, все переживали, сборная очень хотела выступать, к тем Олимпийским играм готовились, и вдруг - не получилось (СССР бойкотировал игры в Лос-Анджелесе. – Ред.). Да, были параллельные игры Доброй воли в Москве. Но это не Олимпийские игры. Конечно, после всего этого, когда мы пропустили Олимпийские игры-84, выступать было вдвойне ответственно. К тому же художественная гимнастика была на Олимпиаде молодым видом спорта (см. рубрику «Досье «КП». – Ред.), в 1988 году мы выступали первый раз. Все это невероятно давило, хотелось показать и доказать.

В 10 лет Марина стала самостоятельной, переехав из родительского дома в общежитие училища Олимпийского резерва. Фото: ТАСС.

В 10 лет Марина стала самостоятельной, переехав из родительского дома в общежитие училища Олимпийского резерва. Фото: ТАСС.

- Получается, вы должны были не только показать спортивный результат, но и идеологически верно себя вести. Перед выездом за рубеж с вами проводили идеологическую работу?

- Да, в советское время практиковалась политинформация, к нам приезжали космонавты, мы были их подшефными. Это сильные люди, мы слушали их, и это придавало силу духа, закаливало, хотя мы и были маленькими девочками.

- Хотелось стать такими же героями?

- Нет, потому что не нужно хотеть стать героем, им нужно становиться.

«Запоминают личностей, а не медали»

- Родители меня правильно воспитывали, поддерживали, говорили, что я должна заниматься художественной гимнастикой. В маленьком городке, таком как Смолевичи, событий и развлечений мало, посмотреть мир может не каждый. Если при этом ты еще и занимаешься любимым делом - вдвойне приятно.

- Это сейчас вы красиво рассуждаете, а раньше в интервью рассказывали, что когда 10-летней девочкой, без родителей, переехали в огромный Минск, поступив в училище Олимпийского резерва, возникло желание сбежать обратно домой. Кто отговорил?

- Никто не скажет, что заниматься спортом, преодолевать себя – это легко. Легко сказать: «Уеду – тяжело!» Конечно, можно было и так поступить, но помогли слова поддержки родителей, сестер, тренеров, они рассмотрели во мне потенциал, разговаривали, обучали, настраивали.

В 1988 в Сеуле белорусская гимнастка Марина Лобач стала лучшей в мире. Фото: личный архив.

В 1988 в Сеуле белорусская гимнастка Марина Лобач стала лучшей в мире. Фото: личный архив.

- Сегодня некоторые родители не хотят отдавать девочек в гимнастику – жалко: огромные нагрузки, боль…

- Наверное, это происходит от того, что сейчас все много всего знают. Раньше не знали и легче воспринимали действительность. Всё должно идти от ребенка, решать должен он, для родителей главное – не мешать. Дети отличались и отличаются любовью к этому виду спорта: если нравится - ребенок уговорит родителей и сделает все возможное, чтобы заниматься и доказать себе и другим, что чего-то стоит. И таких детей немало.

- Не секрет, что люди часто не разделяют художественную и спортивную гимнастику, заявляя, что вот раньше – да, были звезды: Лобач, Богинская, Ким, Корбут, а сейчас и назвать некого…

- Обидный вопрос. Про других не знаю, а у нас, в художественной гимнастике, их много. Меньше точно не стало, но не хочу никого обидеть, поэтому и перечислять не стану. Раньше у вас по телевизору сколько программ шло? И когда изо дня в день показывали олимпийских чемпионов – их все знали и в лицо, и по именам. Сейчас информации вокруг столько, что за ней не успеваешь. И да - запоминают, скорее, личностей, а не медали…

«Деревянные булавы мне вытачивал отец»

- Через год после Олимпиады на чемпионате СССР все судьи отнеслись к вам предвзято, не оценили. Сразу после этого, в 19 лет, неожиданно для многих вы ушли из спорта. Жалеете, что тогда не обуздали эмоции, обиду, и можно ли это сделать?

- Можно, но смотря, что дальше. Мне не нужно было никому ничего доказывать, я олимпийская чемпионка. Я никогда ни о чем не жалела, решение уйти из спорта приняла в один день, сразу после чемпионата.

- Наверное, справляться с эмоциями вам приходилось с детства, с тех пор как поселились в общежитии по соседству с детьми из разных семей, с разным воспитанием. Было сложно?

- Всегда должно быть любимое дело, которое прикрывает любые обиды извне. Когда ты приходишь в зал, ты начинаешь делать то, что тебе нравится. И всё то, что вокруг, уже не имеет значения. Да, ты потом возвращаешься, понимаешь, что сегодня – хуже, чем вчера. Но когда ты перестаешь на это реагировать, оно само собой уходит. Ты доказываешь в спорте, и потом там, в обычной жизни, на тебя по-другому смотрят, начинают уважать. А если ты будешь каждый день плакать и обижаться на всех вокруг – ничего не выйдет.

Я никогда никого с собой не сравнивала. Я родилась тогда, жила в то время, крутила деревянный обруч, от которого оставались синяки, занималась с деревянными булавами, которые вытачивал отец…

- Олимпийские чемпионки в других странах заработали миллионы на своих победах и именах, можно ли это сделать у нас?

- Деньги меня никогда не интересовали в большом смысле этого слова. Я не бизнесмен, школа художественной гимнастики моего имени – не мой бизнес, она на базе представительства НОК в Минской области, я на ней не зарабатываю. Никогда не стремилась заработать на своем имени, зарабатываю столько, сколько позволяет моя работа. Не могу сказать, что живу очень богато, но мне хватает. Меня не забывают, если нужно – мне помогут. Деньги не всегда могут помочь так, как хорошие люди.

В то время ради великой Родины нужно было преодолеть всё... Фото: личный архив.

В то время ради великой Родины нужно было преодолеть всё... Фото: личный архив.

«Увидела себя на плакате – и ужаснулась…»

- Сегодня гимнастки блестят в прямом и переносном смысле: стразы, яркий макияж, эффектные яркие купальники. А в 80-х на внешность делали акцент?

- Купальники у нас были разные, в том числе заграничных фирм. Помню очень красивый финский купальник, но упражнения с лентой в нем было делать тяжело. Поэтому надела его только на награждение. Нас никто не обучал искусству макияжа, делали сами, учились на своих ошибках. Однажды увидела себя на плакате с чемпионата мира и ужаснулась: щеки накрашены треугольниками… Но это не влияло на то, что я делала на ковре. Поэтому, наверное, никто не ругал, лишь однажды намекнули, что накрашена не очень.

Марина начинала тренироваться с деревянным обручем, от которого на теле оставались синяки... Фото: личный архив.

Марина начинала тренироваться с деревянным обручем, от которого на теле оставались синяки... Фото: личный архив.

- После победы на Олимпиаде вас на неделю задержали в Москве, наверное, все дни чествовали как героев?

- Мы летели в чемпионском самолете, в Шереметьево встречали хлебом-солью, плакатами. Поселили в гостинице, но банкеты и приемы были позже.

- А что тогда запомнилось больше всего: встречи, презенты, эмоции?

- Вы хотите от меня чего-то такого восторженного, но всё было обычно. Обычно встретили, в гостинице мы жили неделю, потому что нужно было неделю выступать на показательных выступлениях по спортивно-художественной гимнастике, с артистами. Приходило множество людей. Что было в этом приятного? То, что люди приходили посмотреть на чемпионов. Но мы для этого должны были тренироваться и выступать. Для нас это было не очень приятно. Не ехать сразу домой, а остаться на неделю в Москве, чтобы показать себя еще кому-то. Эмоционально это было очень тяжело, хотя и интересно было тоже…

Марина в 18 лет стала лучшей в мире. Фото: личный архив.

Марина в 18 лет стала лучшей в мире. Фото: личный архив.

«На олимпийские призовые купила мебель»

- Марина Викентьевна, а на что потратили олимпийские призовые?

- Я купила мебель в квартиру. Всё.

- И деньги закончились? Квартира, наверное, большая?

- Не сравнивайте - таких сумм, как сейчас, раньше не было. До Олимпиады мне дали небольшую однокомнатную квартиру - 16 метров. Мне негде было жить после окончания училища, я полгода жила у тренера. Когда стала олимпийской чемпионкой, вторая квартира была уже не положена.

- Могли же дать большую… Или галочку поставили – и хватит?

- Не могли. Всем олимпийским чемпионам после сеульской Олимпиады давали автомобили - «Волги», но мне почему-то не хватило. Предложили «Москвич», но я от него отказалась, сказала, что буду ждать «Волгу». Но давали не бесплатно: автомобиль чемпионам выделяли, чтобы не стоять в очереди, а платили мы сами. Забавно, что автомобиль я получила за день до того, как рухнул советский рубль. Я купила «Волгу», а назавтра все деньги аннулировали…

- Железная дисциплина не мешала в жизни?

- Всегда помогала, не было такого, чтобы не помогла.

- А как же право побыть слабой женщиной?

- Ты привыкаешь к тому, что должен сделать именно так, а не по-другому. Я не умею иначе.

- Ваш супруг не из мира спорта, он не говорил: «Расслабься, выключи чемпионку»?

- Нет.

- При этом своих дочек вы в гимнастику не отдали, было жалко?

- Не жалко, младшая была достаточно пухлой девочкой, а со старшей мне не хотелось, чтобы она была рядом со мной как с тренером, больше хотелось быть мамой. У них пять лет разницы, младшей дочери сейчас 16, она профессионально занимается настольным теннисом.

- Советуете остаться в спорте?

- Разговаривать с детьми надо, но ребенок должен сам знать, чего он хочет, и сам принимать решение.

«Невозможно было съесть одно пирожное»

- Какой период был самым тяжелым в жизни?

- Период тренировок: преодолеть себя, держать вес, чтобы хорошо выглядеть на площадке, когда появились травмы.

- А какие ограничения оказались самыми непростыми?

- Я могла обходиться без всего. Но дети любят сладкое, его хотелось всегда.

- Неужели одно пирожное может сильно добавить вес?

- Одно съесть невозможно. После него – сразу четвертое. Слава Богу, свободного времени не было: после тренировок – уроки и сразу спать.

- А вы не думали после окончания спортивной карьеры пойти в политику, как, например, Хоркина, Кабаева?

- Каждый должен заниматься своим делом, при условии, что он умеет делать его хорошо.

- А как же освоение новых горизонтов?

- Иногда человек, который занимается своим делом, может сделать больше того, который занимается чужим… Простите, что я не могу дать вам то, что вы хотите. Мне не нравится, когда обнажаются в интервью. Жизнь, она совсем не такая, все эти восторженные эмоции – лишь наносные краски.

Сегодня Марина Викентьевна работает старшим тренером. Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ

Сегодня Марина Викентьевна работает старшим тренером.Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ

- Но мы, девочки, в детстве мечтаем именно об этом. Только позже узнаем, что жизнь – да, порой не такая. О чем мечтали вы?

- Я хотела быть актрисой. Сегодня рада, что даже не попробовала.

- Почему? Возможно, блистали бы в Голливуде...

- Нет, я вижу, что это сложная профессия, нужно столько всего уметь и делать. Это сложнее, чем спорт. Не сложилось. Я хотела поступать на актерский факультет, нужно было серьезно готовиться. А времени на это не было. Проще было поступить в Институт физической культуры, тем более в тот период я готовилась к Олимпийским играм, были определенные поблажки. Я не могла прекратить тренировки и уехать в Москву поступать на актерский. А потом юность прошла, и мне уже не хотелось…

- А чего хотелось олимпийской чемпионке после возвращения с Олимпиады?

- Многочисленные эмоции и переживания привели к огромной внутренней усталости, в течение года-двух она потихоньку проходила. Но в тот момент мне хотелось только одного: тишины и спокойствия...

Еще больше материалов по теме: «Беларусь: Вокруг арен»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также