Потомок Ваньковичей отказался менять национальность на золотую медаль

Рудольф Ванькович рассказал «Комсомолке», почему только в 50 лет узнал про свою принадлежность к знаменитому роду
Рудольф Густавович - единственный из живущих в Беларуси Ваньковичей, доказавших принадлежность к знаменитому роду.

Рудольф Густавович - единственный из живущих в Беларуси Ваньковичей, доказавших принадлежность к знаменитому роду.

Фото: Павел МАРТИНЧИК

Рудольф Густавович Ванькович всегда считал, что не имеет никакого отношения к тем самым Ваньковичам – древнему шляхетскому роду, представители которого оставили яркий след в истории Беларуси. Понял, что ошибался, только в 50, когда его семья решила продать дом деда, что жил когда-то в Несвижском районе в деревне Малая Быховщина.

- Узнали мы о своем происхождении лет шесть назад - папа увидел документы перед самой смертью. Отец и раньше говорил про какую-то железную коробочку, которая пропала, когда лежала «пад бэлькай» - под балкой. А перед самой продажей дома документы нашлись, - Рудольф Густавович протягивает свидетельство о дворянском происхождении, которое его дед, Людвиг Иосифович Ванькович, много лет назад схоронил на чердаке. - Свидетельство было выдано моему прадеду. Я вам сейчас переведу, тут разобрать непросто: «…В том, что постановление сего собрания, 28 января 1883 года, признано состоявшимся, и он, Иосиф Ванькович - то есть мой прадед - окончательно сопричислен к отцу своему Людвигу, сыну Николая Якова Ваньковича и роду Ваньковичей, утвержденный в потомственном дворянском достоинстве». Дед еще в советские годы намекал на какой-то известный род, но открыто говорить об этом не мог.

«Дед боялся говорить про причастность к знаменитому роду»

- У моего деда, Людвига Иосифовича Ваньковича, было три сестры и брат, и трое детей, мой отец – Густав - старший. Дед про принадлежность к знаменитому роду говорил неохотно: мол, есть родственники в Минске, в Слепянке. Боялся, сами понимаете. Дед жил в деревне Малая Быховщина, сегодня это Несвижский район, а когда-то это был Слуцкий повет - так и в свидетельстве записано.

- Когда вы узнали про принадлежность к роду Ваньковичей, что первым делом предприняли?

- Первым делом связался с Домом-музеем Ваньковичей, где хранятся в том числе записки известного художника Валентия Ваньковича. Он умер в 1842-м году, в день своего рождения, во Франции, находясь в гостях у Адама Мицкевича. В его записках указан год, когда Ваньковичи купили у Радзивиллов маентак в Малой Быховщине Слуцкого повета – то есть в нашей деревне. Мне стало интересно, и я начал искать любую информацию про свой род. Обратился в Национальный исторический архив, где мне тоже подтвердили причастность к знаменитому роду. Сохранились сведения, что Ваньковичи каждые 25 лет подтверждали свое дворянское происхождение, а за услугу платили золотом. Съездил на Мядельщину, когда узнал, что наша ветка идет из селения Кривичи – раньше это был районный центр. В Кривичах находилось имение нашего предка Юрия Ваньковича, он его продал и купил маентак в Малой Быховщине. К сожалению, имение в Кривичах не сохранилось, остались только два длинных двухэтажных барака, где жила прислуга. На базе имения когда-то располагалась районная больница. Род Ваньковичей большой: сотни представителей живут в Англии, Франции, Польше, США, Швейцарии.

Поколенная роспись рода Ваньковичей, берущая начало от Ежи (Юрия) Ваньковича. Составлялась на основании материалов, находившихся в канцелярии Николая II. На одной из ветвей - Иосиф и Людвиг, соответственно, прадед и прапрадед нашего героя.

Поколенная роспись рода Ваньковичей, берущая начало от Ежи (Юрия) Ваньковича. Составлялась на основании материалов, находившихся в канцелярии Николая II. На одной из ветвей - Иосиф и Людвиг, соответственно, прадед и прапрадед нашего героя.

- Ваньковичи – богатый род, может, и вам наследство досталось?

- Вы знаете, - Рудольф Густавович переходит на шепот, - лучше без него: тише едешь – дальше будешь. У нас оба рода известных: папа – Ванькович, мама – из рода Смоличей. В 1947 году Советы отняли у Смоличей землю, лес, на шесть душ оставили 10 соток. В колхоз дед отказался вступать категорически: помучался-помучался и уехал в Польшу. А мои родители остались: отец выкупил у деда Смолича хутор Христы, мы там родились и выросли. Не было ни света, ни других удобств: жили с керосиновой лампой, в школу ходили за 6 километров. Пять лет назад отец там и умер. Хутор Христы всего в пяти километрах от Малой Быховщины, где селились Ваньковичи.

Нас у родителей пятеро. Чтобы всех прокормить, отец начал возить в Москву яблоки: рефрижераторы привозили в Минск товар, обратно шли пустыми. Он договаривался с водителями, платил по 9 копеек за килограмм доставки, а это по тем временам – кило картофеля. С 7-го класса я начал у него подрабатывать. Торговали в Москве, на рынке. Если отец не находил машину в Минске - давал телеграмму на рынок в Москву, и транспорт присылали: с ящиками, все как положено. Отец нанимал людей, и мы всю ночь упаковывали яблоки: перекладывали их соломой, закрепляли. На яблоках имели хорошие деньги - тогда витамины были в дефиците. За первое свое рабочее лето в 74-м году я купил мотоцикл «Минск».

«Поступило указание: поляков и евреев в училище не принимать»

- Я подполковник запаса Министерства обороны Беларуси, с красным дипломом окончил высшее военное автомобильное Самаркандское училище имени Верховного совета Узбекской ССР, - продолжает Рудольф Густавович. – Сегодня вспоминаю и обидно: училище окончил на отлично, получил красный диплом, но золотую медаль мне не дали. Потому что по национальности я поляк.

- Получается, пострадали за знатный род?

- Получается так, это сейчас национальность не указывают, а тогда в метрике писали: «Рудольф Ванькович, поляк». Оканчивал я училище в 1982 году, в Польше в тот год запретили антикоммунистическое движение «Солидарность». Когда я сдал два госа на отлично, полковник из администрации училища, с кафедры марксизма-ленинизма, сказал: «Как ты смотришь на то, чтобы поменять национальность?» Я понял, о чем речь, но ответил уклончиво: мол, с родителями посоветуюсь. Думаю: авось забудут… Сдаю третий гос на отлично, вызывает меня уже старший преподаватель, земляк, из Щучинского района, мы были в хороших отношениях. Спрашиваю: «Что стряслось?» А он мне шепотом, по-товарищески: «Нигде не проговорись: поступило негласное указание поляков и евреев в училище не брать».

В январе 1883 года Минское дворянское депутатское собрание подтвердило дворянский титул Иосифа Ваньковича - прадеда Рудольфа Ваньковича.

В январе 1883 года Минское дворянское депутатское собрание подтвердило дворянский титул Иосифа Ваньковича - прадеда Рудольфа Ваньковича.

- Но это было негласное указание, а как вам объяснили, что золотой медали не будет?

- Мне ничего не сказали, да я и не спрашивал - не те были времена. За лишние вопросы могли и наказать. На курсе нас, отличников, было три человека – двое русских и я, поляк. Они получили золотую медаль, а я нет.

- И вы даже не возмутились?

- А разве в то время можно было это делать? Что толку? Тогда поехал бы я не в Белорусский военный округ, а в Сибирь или еще куда подальше… Зато в Минске мне сразу дали двухкомнатную квартиру, дослужился до начальника штаба войсковой части. Вскоре начался развал Союза, офицерская зарплата в начале 90-х упала до 20 долларов. Чтобы прокормить семью, мне, офицеру, по ночам приходилось таксовать. Жутковато было: как раз пошла волна массовых покушений на таксистов: их грабили и убивали. Началось сокращение вооруженных сил, по приказу министра офицерам разрешили уходить на пенсию с выслугой 15 лет, назначая пенсию 40%. Иначе – армия в союзе была огромная -куда нас всех девать? Каждый год к пенсии добавляли по 3%. Я посчитал – с 20-долларовой зарплаты пачку сигарет в год не выслужишь… Ушел на гражданку: занялся грузоперевозками, начал работать на себя, зарабатывать, сейчас помогают два сына. Купил деревянный дом на родине, в деревне Лань, в семи километрах от Малой Быховщины.

Знаете, именно в последние годы у меня возникло удивительное и незнакомое до сих пор ощущение: впервые за много лет я почувствовал себя свободным человеком. Думаю, это энергия, которую дает человеку его род. Чем больше ты про него узнаешь – тем большим смыслом наполняется жизнь.

ДОСЬЕ «КП»

Ваньковичи - древний белорусский шляхетский род, первое упоминание относится к 1499 году. Занимали должности в администрации Великого княжества Литовского, выбирались в органы дворянского самоуправления Российской империи. Среди представителей рода - известные художники, юристы, общественные деятели и предприимчивые хозяйственники. В 1912 году для оказания материальной помощи бедным родственникам Ваньковичи создали благотворительную организацию «Организация взаимной помощи дворян Ваньковичей». В 2011-м году в Минске открыт дом-музей Ваньковичей». Представителей рода Ваньковичей сотни – до сих пор считалось, что все они живут за границей.