Минск

Минск разрушили уже после войны?

Разговор с историком: как минчане не допустили, чтобы исторический центр белорусской столицы исчез с лица земли
Минский железнодорожный вокзал в дни войны выглядел совершенно иначе, чем наша нынешняя модная «стекляшка». Фото: архив Вадима КОШМАНА

Минский железнодорожный вокзал в дни войны выглядел совершенно иначе, чем наша нынешняя модная «стекляшка». Фото: архив Вадима КОШМАНА

Все мы знаем, что практически весь Минск был разрушен во время войны - об этом писали в учебниках, рассказывали историки. «Комсомолка» поговорила с кандидатом исторических наук Вадимом Кошманом, который рассказал, почему неправильно говорить о том, что Минск был снесен во время Второй мировой войны и как минчане не допустили, чтобы исторический центр белорусской столицы исчез с лица земли.

- Конечно, Минск во время войны бомбили, но это не были ковровые бомбардировки, в со­временном понимании этого сло­ва, когда уничтожаются целые го­рода и селения. Немцы приходи­ли сюда в 1941-м, рассчитывая подчинить территорию вплоть до Урала и жить здесь долго и счаст­ливо, - рассказал заведующий от­делом археологии Средних веков и Нового времени Института истории НАН Беларуси Вадим Кошман. - Никто не собирался полностью уничтожать имеющуюся инфра­структуру, наоборот, она актив­но эксплуатировалась.

Город был захвачен уже через неделю после начала войны. На аэрофотоснимке, датированном концом июня 1941-го, видно, что горит в Минске: левобережье Свислочи и центральная часть города, по­жаром было охвачено Замчище, которое огонь полностью унич­тожил. На его месте сейчас - Дом физкультурника, магазин «Але­ся».

Основные удары авиация нано­сила по административным здани­ям и транспортным магистралям, дабы пресечь эвакуацию. Люди спасались бегством, им было не до тушения пожаров, поэтому де­ревянная застройка Минска сго­рела почти полностью.

Но даже при оккупации жизнь продолжалась: магазины, рынки, кинотеатры, театры работали, от­крывались школы, проводились спортивные состязания. И если в отношении евреев и цыган про­исходил тотальный геноцид, то белорусы зачастую нужны были как обслуживающий персонал. Есть хроника, подтверждающая, что в 1941 году Гитлер летал над Минском, осматривая свои «вла­дения»...

«Храмы разрушали уже после войны»

Мы рассматриваем снимки послево­енного Минска, на которых отчетливо видно, что основные здания сохрани­лись. И Оперный театр, и здание быв­шей 2-й городской больницы напротив, и Дом правительства, и Академия наук бомбежкой не затронуты.

- А вот мы видим аэрофотоснимок Минска 29 мая 1944 года. Вот татар­ские огороды, сейчас на их месте Дво­рец спорта. Татарские - потому что с XV века в Минске начали селиться та­тары, прямо за нынешней гостиницей «Юбилейная». Это район улиц Дими­трова - Обойная - Замковая, там нахо­дилось Татарское предместье. Татары занимались огородничеством, разво­дили лошадей. На месте гостиницы во время войны стояла мечеть, а через до­рогу располагались татарские огороды.

Оккупанты повесили на Дом офицеров свои шильды: Soldatenheim («Солдатский дом»), Soldatenkino («Кинотеатр для солдат»). Фото: архив Вадима КОШМАНА

Оккупанты повесили на Дом офицеров свои шильды: Soldatenheim («Солдатский дом»), Soldatenkino («Кинотеатр для солдат»). Фото: архив Вадима КОШМАНА

Аэрофотоснимок 1944 года демон­стрирует, что разрушения были - кое- где видны здания без крыш, но массо­вых бомбежек и разрушений не было.

- Откуда тогда взялась форму­лировка «отстроили Минск за­ново»?

- Это уже после войны власти приняли решение отстраивать Минск заново: снести и постро­ить казалось проще и правиль­нее. К сожалению, наибольший урон Минску и исторической за­стройке города - а это площадь Свободы, район Неми­ги, частично Раковское предместье - был нанесен уже в советское время. В 1960 - 70-е годы массово сносилась застройка, массово менялось направление улиц. Тог­да и произошли основные разрушения. Например, ко­стел Святого Фомы Аквинского, который возвышался за нынешним Дворцом Республики, достаточно непло­хо сохранился во время войны, разрушили лишь кров­лю. Но сразу же после войны его снесли…

«Минчане не дали снести исторический центр»

Мало кто жалел после войны двух-трехэтажные здания, ко­торые были созданы еще в XVIII - ХІХ веках. Их остатки - это так называемый Минск губернский - можно и сегодня уви­деть на улицах Революционной, Интернациональной, в Ра­ковском предместье. В 1980-е годы серьезно реконструирова­ли и Троицкое предместье, его отстроили чуть ли не заново.

Но есть и еще более древние районы Минска - это современная площадь Свободы, улица Торговая, так называемое Лавское пред­местье, район Немиги, где жизнь бурлила, где когда-то располагал­ся Нижний рынок. Когда в конце 1960-х Немигу разрушали, там же снимали часть фильма про войну «Руины стреляют в упор»…

Более того, был даже план максимум: снести исторический центр Минска полностью, со всеми домами, церквями и ко­стелами, переустроить всю площадь Свободы. Слава богу, до этого не дошло. Возмутилась общественность, вступилась в том числе наша знаменитая актриса Стефания Станюта, и минча­не не допустили реализации столь кощунственных замыслов.

Жизнь в оккупированном Минске шла своим чередом: работали школы, магазины, шли постановки в театрах (справа - здание Оперного театра), а возле Академии наук хоронили немецких солдат и офицеров (фото слева). Фото: архив Вадима КОШМАНА

Жизнь в оккупированном Минске шла своим чередом: работали школы, магазины, шли постановки в театрах (справа - здание Оперного театра), а возле Академии наук хоронили немецких солдат и офицеров (фото слева). Фото: архив Вадима КОШМАНА

ДРУГОЙ ВЗГЛЯД

«Разрушения в Минске были значительнее, чем в Сталинграде»

- Я помню Минск середины 30-х годов, небольшой городок с одно- и двухэтажнями домами, не самый красивый в республике, и Минск 40-го года - город уже с чертами столицы, с новыми улицами и зданиями, - рассказал «Комсомолке» экс-мэр Минска Василий Шарапов, который минувшим летом отметил 100-летний юбилей. В 1954-м Василий Иванович стал мэром послевоенного Минска и 13 лет восстанавливал белорусскую столицу. - Я вернулся в Минск только в январе 1945 года, после ранения и лечения в госпиталях. Могу засвидетельствовать, что весь город лежал в руинах, а что не было разрушено - было сожжено немцами при отступлении. Мало кто знает, что город подвергался бомбардировкам и после его освобождения. Причем, на мой взгляд, разрушения были даже значительнее, чем в Сталинграде, где мне довелось побывать после войны.

В 1945 году в республику стало поступать из Германии оборудование в счет репарационных платежей за причиненные войной убытки. Благодаря этому удалось укомплектовать станками и оснастить Автосборочный завод, велозавод, обувную фабрику, радиозавод, заводы им. Кирова, им. Мясникова, инструментальный, молокозавод и другие предприятия. Более подробно я описал это в моей книге «Листая жизни страницы». Серьезное восстановление Минска началось после решения республиканского актива под руководством Пантелеймона Пономаренко (первый секретарь ЦК КПБ. – Ред.) Были определены 80 коробок жилых домов, которые подлежали восстановлению. Затем был утвержден первый послевоенный генплан развития Минска. В разработке планов реконструкции и восстановления Минска принимали участие многие зодчие не только нашей республики, но и выдающиеся архитекторы всего Союза, в том числе академики Щусев, Колли, Мордвинов, Семенов и другие.