2017-01-25T12:36:11+03:00

Сто лет назад из белорусской фанеры делали сиденья для венских стульев, а спички экспортировали в США

Трудно представить, но в Беларуси еще в XIX веке была развитая эффективная экономика, наследием которой мы во многом пользуемся и сегодня [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments5
Впервые телефон показали в Америке в 1876 году, а через шесть лет он уже стоял в Гомельском имении графа Паскевича.Впервые телефон показали в Америке в 1876 году, а через шесть лет он уже стоял в Гомельском имении графа Паскевича.
Изменить размер текста:

При этом сто лет назад ей, чтобы выжить, пришлось перестроиться кардинально. О том, какими столетними достижениями мы можем гордиться сегодня, и чем нам может помочь знание их истории, мы говорили с историком, старшим научным сотрудником Республиканской лаборатории историко-культурного наследия Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук Беларуси Андреем Киштымовым

- Беларусь в новых условиях живет четверть века, но никак не может определиться, какую экономику строит, - признает Андрей Киштымов. - Хотя уже научились произносить слова «рынок, прибыль, предприниматель». И тут обращение к прошлому, как и в области культуры, политики, неизбежно.

- Нам есть на что опереться?

- Ну, нашим предкам удавалось сто лет назад что-то делать. Почему мы не можем сегодня? Когда мы говорим об экономических достижениях, чаще всего произносится что-то вроде «когда-то мы человека в космос запустили». На самом деле, заглянуть можно намного глубже. Когда 500 лет назад Скорина издал свою первую книгу, он был не только великим просветителем, но и инженером, и… предпринимателем. А ведь мы даже сейчас не знаем, к примеру, на какой бумаге печатались его книги. В ВКЛ своего производства бумаги не было.

Но настоящий прорыв наша экономика, конечно, сделала в XIX веке – веке индустриализации, веке отмены крепостного права, что привело к колоссальным переменам во всех сферах. Всю экономику – промышленность, сельское хозяйство, транспорт, финансы - ждала большая перестройка, и она произошла.

- Нечто подобное должно происходить и сегодня?

- Возможно. Мы снова говорим о модернизации, о перестройке экономики и лихорадочно ищем эти пути. Это еще один повод оглянуться и, наверное, поучиться. Или, хотя бы, поискать аналогии. К примеру, с деревообработкой, с которой мы не можем разобраться который год. Мы, как и сто лет назад, имеем прекрасный ресурс в виде леса, который занимает больше 35% территории страны. И самые большие и справедливые претензии в том, что мы гоним сырой лес на продажу. А ведь в эта отрасль уже пережила несколько революций. Во-первых, популярность белорусского леса возросла, когда у европейцев началась эпоха великих географических открытий. Они строили флот, а исходного материала, по большому счету, у них не было. У той же Голландии корабельного леса нет, но голландцы были и остаются великими корабелами. Такая же история с английским, французским, испанским флотом. У Венеции не было ни одного бревна, но венецианский флот был знаменит на весь мир. И еще в XVI столетии лес в Европу пошел из ВКЛ. На нас всегда хорошо работала наша география – лес сплавляли по Неману, Западной Двине в Балтику. Но когда случилась техническая революция, появился паровой флот, и корпуса судов стали строить из железа, лесному промыслу Беларуси, который длился триста лет, пришел конец. Спрос на так называемый корабельный лес резко упал.

Граф Паскевич - едва ли не самый прогрессивный белорусский предприниматель того времени.

Граф Паскевич - едва ли не самый прогрессивный белорусский предприниматель того времени.

Бесплатные лекарства для рабочих и их семей – реальность XIX столетия

- И как стала меняться экономика после всех этих перемен?

- Вторая половина XIX века – эпоха металлургического бума. Для производства железа нужны были руда, каменный уголь. Началось строительство шахт, которым потребовалось большое количество крепежа. И такой крепежный материал из Беларуси шел в Украину, на Донбасс. Это, во-первых. Второе - в 1825 году в Англии была проложена первая общедоступная железная дорога. А железная дорога – это шпалы. И у нас строились крупные шпалопропиточные заводы в Лунинце, Минске, Мозыре. Все это помогло лесной отрасли выжить. Кстати, такие производства давали импульс для развития небольших поселков и местечек, которые вырастали в города.

По новому пути пошли и владельцы частных лесов. Мой любимый пример – Добрушская бумажная фабрика. Она принадлежала огромному Гомельскому имению, которым сначала владел Николай Петрович Румянцев, а затем графы Паскевичи. Именно при последних владельцах оно пережило экономический подъем, основанный на иных подходах. В гомельское имение входили обширные земли и леса. Если бы Паскевичи продолжали тупо вырубать лес и сплавлять его по Сожу и Днепру, доход бы у них, конечно, был. Но они решили построить в Добруше громадную бумажную фабрику. И она очень быстро выбиралась в передовики не только в белорусском регионе, но и во всей Российской империи. В конце XIX - начале ХХ века бумага была очень ценным товаром – это время расцвета прессы. К примеру, на трудах Виленского отделения Российского географического общества напечатано, что они изданы на добрушской бумаге. Кстати, и первая электростанция в Беларуси появилась при этой фабрике в 1889 году. Предприятие было оснащено самым современным оборудованием – от американских станков до западноевропейских. Фабрика выпускала все типы бумаги – от газетной до мелованной, и школьные тетрадки тоже. Так что мы уже лет 130 пишем в добрушских сшытках!

В работе фабрики впечатляет все. Работники имели то, что мы сегодня называем соцпакетом: первый в Российской империи 8-часовой рабочий день, бесплатное медицинское обслуживание и бесплатные лекарства для сотрудников и членов их семей, два училища для детей – нечто вроде сегодняшних ПТУ. Владельцы фабрики, ее директор-распорядитель Антон Стульгинский понимали, что им необходим квалифицированный работник, который ценит свою работу. И на Добрушской фабрике работали целые поколения. Там существовала даже своя пенсионная система – при наличии пятилетнего стажа при увольнении работник получал пособие, которое было равно месячному заработку, умноженному на количество лет сверх тех пяти… Продукты на оптовом складе фабрики стоили на 15-20% дешевле, чем в местных лавках.

Добрушская бумажная фабрика сто лет назад была передовым предприятием. Фото: Змитрок ПАВЛИНКОВИЧ

Добрушская бумажная фабрика сто лет назад была передовым предприятием. Фото: Змитрок ПАВЛИНКОВИЧ

- Можно ли говорить о том, что эта фабрика была не хуже европейских?

- Вполне. Только в XIX веке бумагу стали делать не из тряпья, а из древесной целлюлозы. И это ноу-хау достаточно быстро пришло в Беларусь во многом благодаря фигуре директора-распорядителя - сегодня мы назвали бы его топ-менеджером. У Стульгинского за плечами был Императорский Петербургский технологический институт, стажировка на лучших предприятиях Франции, Германии. Только после этого его наняли управляющим в Добруш. Причем постоянного жалованья у него не было, его доход – 10% от прибыли. Кто из сегодняшних руководителей наших предприятий работает на таких условиях? Может быть, стоило бы применить такие канонические приемы столетней давности?

- И Добрушская фабрика существует до сегодняшнего дня.

- Да, только дела на ней идут не так блестяще. Но самое интересное, что сто лет назад Добрушская фабрика не была для нашей страны экзотикой. Такие же успешные бумажные фабрики работали и в Шклове, и в Лепельском уезде – фабрика «Скина» под Чашниками. Даже в небольших имениях помещики заводили себе фабрики, у кого не позволяли средства, открывали фабрики картона – это производство попроще. А картон – это упаковка, которая нужна везде и всегда.

Работает бумажная фабрика и сегодня.

Работает бумажная фабрика и сегодня.

Спички из-под Орши в Париже получили серебряную медаль

- Еще одно направление, развившееся во второй половине XIX века – спичечное производство, обломки которого существуют и сегодня в Борисове и Пинске.

Когда в архиве я нашел сведения о том, что спичечная соломка - даже не сами спички! - из Крупок шли на экспорт в США, не поверил своим глазам. Но это значит, что экономические механизмы работали, и наши земли в них были включены полностью. Вот такая «глобализация» ХІХ века. И таких спичечных фабрик в Беларуси было множество – в Бобруйске, Волковысске, в местечке Вишнево, Гомеле, Койданово, Шклове. Мозыре, Речице, Слониме, Столбцах. В Минске было две спичечные фабрики Спички из имения Уна Оршанского уезда на Всемирной выставке в Париже в 1878 году получили серебряную медаль!

Любопытно, что среди белорусских спичечных фабрикантов существовала своеобразная мода на громкие названия. Фабрика в Вишнево называлась «Электра», мозырская – «Молния», пинская – «Прогресс-Вулкан», новобелицкая – «Везувий», одна из борисовских – «Виктория».

Сиденья для венской мебели делали в Пинске.

Сиденья для венской мебели делали в Пинске.

- И все это производили из того самого дерева, которое еще полвека назад продавали как сырой лес?

- Да, как и множество других товаров. На Полесье возникло несколько довольно крупных фанерных фабрик, особенно в Мозыре и Пинске. Пинская фанерная фабрика имела торговое представительство в Вене, потому что пинская фанера шла на производство сидений для знаменитой гнутой венской мебели.

В Российской империи было только четыре карандашные фабрики – и одна из них в Гродно. Качество ее продукции было высочайшее! На всероссийской художественно-промышленной выставке 1882 года в Москве карандаши из Гродно удостоили бронзовой медали, на Парижской всемирной выставке 1889 года гродненского фабриканта наградили почетным отзывом.

- Получается, у нас был свой «Кохинор»?

- Был. Увы, сегодня все карандаши в Беларуси - привозные. А вот чехи сумели сохранить за своей страной титул «великой карандашной державы» и продукция знаменитой богемской фирмы под маркой Koh-i-Noor по-прежнему известна во всем мире.

А еще открывались предприятия, которые выпускали альбомы для фотографий и паспарту, ведь фотография начинала бурное развитие, а также конверты, потому что регулярная почта пришла к нам в XIX веке. Как и телеграф, и телефон. Впервые телефон был продемонстрирован в 1876 году на Всемирной выставке в Филадельфии. В 1882 году телефон был уже у графа Паскевича в Гомельском имении. К нам интернет так быстро не пришел, как телефон в XIX веке.

Знаменитая венская мебель.

Знаменитая венская мебель.

Сахарная промышленность умерла из-за дешевого сахара из Украины

- Бумажные фабрики, спички, фанера, альбомы, конверты, мебельные, паркетные фабрики – это и есть комплексная модернизация деревообрабатывающей отрасли. В начале XIX века об этих вещах люди даже не мечтали. А в конце этого столетия они стали довольно обыденными и повседневными. Вся экономика развивалась естественно. И, кстати, на основе частной, а не государственной, инициативы.

Например, белорусская металлургия умерла, потому что болотная руда и древесный уголь не могли обеспечить тех объемов производства, которые требовались. Хотя еще в первой половине XIX века у нас существовали крупные металлургические производства в Налибоках, в Вишнево, в Староборисове, в Чериковском уезде.

В аграрном секторе произошла своя перестройка. Картофельной страной Беларусь стала только в XIX веке, причем картофель тоже сразу пошел в глубокую переработку. Винокурение стало использовать не дефицитный хлеб, а дешевую бульбу. Появился новый продукт – крахмал, и везде стали появляться крахмальные заводики. Каждая новая культура тянула за собой новое техническое производство. В начале XIX века стали выращивать сахарную свеклу и делать сахар - практически в каждом регионе были крупные сахарные заводы. Но затем построили железные дороги, по которым стали везти дешевый сахар из Украины, и наши сахарные заводы закрылись – экономически стало невыгодно. И никто слезы не лил - производили то, что выгодно. Тогда не было предприятий, которые так бы зависели от привозного сырья и далеко не дешевых энергоресурсов, как сегодняшние нефтеперерабатывающие комплексы, как Гродненский азотно-туковый комбинат, как БМЗ в Жлобине. Что с ним делать? Ответа до сих пор не найдено.

Мы в международном разделении труда участвовали настолько, насколько могли это делать оптимально для себя. Следы индустриального развития XIX века сегодня можно найти по всей стране.

- А что же нам делать сейчас?

- Если бы знать… Но общие принципы известны: государство должно скинуть с себя ту экономическую ношу, которую нести не может, а экономика – переориентироваться на то, что имеет спрос и приносит прибыль.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также