Звезды

Продюсер Инна Радаева: Детей надо пасти – и я установила программу слежения за дочкой

Как не разрушить отношения с дочерью, когда уходишь от ее отца к чужому дяде, и почему важно организовать для наследницы первый секс, продюсер, директор Дяди Вани и просто мудрая женщина рассказала в нашей рубрике «Мам-совет»
Инна Радаева: Детей надо пасти – и я установила программу слежения за дочкой. Фото семейный архив.

Инна Радаева: Детей надо пасти – и я установила программу слежения за дочкой. Фото семейный архив.

ДЕТИ:

Тамара – 23 года;

Ирина (дочь мужа от первого брака) – 26 лет.

ДОСЬЕ «КП»

Инна РАДАЕВА - коллекционер, продюсер, арт-директор музыкального проекта «Дядя Ваня». Работала директором команды «Академия талантов» Максима Алейникова на ОНТ, музыкальный консультант и редактор участников проекта «Голос» и «Голос. Дети».

- Инна, наверное, самый сложный период для вашей дочери Тамары наступил, когда вы ушли из семьи, влюбившись в своего нынешнего мужа Александра Радаева.

- Однозначно! Томе было сложно еще и потому, что до того все вертелось вокруг нее. Но когда у мамы новая любовь, ребенок не то чтобы отодвигается, он становится в один ряд с другим человеком. Дочь перестала быть главной.

Тома у меня была ручная, с раннего детства – мамин хвостик, поэтому ей далось это достаточно сложно. Но она не устраивала истерик, просто закрылась и наблюдала. Здесь я снимаю шляпу перед Сашей: он решил наладить отношения с моей дочерью.

Бывали моменты, когда Тома могла резко ему ответить, но мы понимали, что это стресс в связи с тем, что рядом другой человек. И Саша рассудил так: это моя любимая женщина, а это ее ребенок – разберутся сами. Но постепенно он завоевывал ее доверие. Мне было 33, ему - почти 35, а Томе было 9 лет.

В саду дочь была лидером-заводилой, а в школе сникла. Я до сих пор не пойму, почему, - у нас была великолепная первая учительница, души в них не чаяла, но Тому как подменили: она стала спокойной, задумчивой, совершенно не лидером. И только она отошла от стресса, которым стала для нее начальная школа, как тут ей порцию адреналина выдала уже я, уйдя из семьи.

- У Александра тоже есть дочь - Ирина, она на три года старше Томы. Как девочки приняли друг друга и новую семью?

- Для Томы я тут же нашла формулу: «Дочь, ты подумай о том, что в твоей жизни появились еще два человека, которые будут относиться к тебе почти как мама и папа, и ты получишь в два раза больше любви».

Тома (слева) и Ирина и сегодня - как сестрички. Фото: семейный архив.

Тома (слева) и Ирина и сегодня - как сестрички. Фото: семейный архив.

Сашина Ира была очень контактным, светлым ребенком, она и сейчас такая. По-человечески меня она приняла сразу, я никогда не чувствовала от нее негатива. Она очень добрый человек. Хотя она тоже переживала, я это видела. Тома всегда хотела братика-сестричку, Ира, думаю, тоже. Ира жила со своей мамой, но, бывая у нас и на отдыхе, куда мы старались брать обеих, они и были как две сестрички.

«В новой семье дочь поняла, что мама – не ее собственность»

- Трудно понять, почему мама теперь не с папой. Как детям при разводе объяснить, что случилось?

- Мы сказали как есть. Смысл скрывать? До конца они, может, и не понимали, но все чувствовали. Тома была свидетелем, как я переезжала, как собирала вещи, видела, как переживал ее папа. И мой папа приехал, меня отговаривал. Тома свои переживания носила в себе, но вещи мне складывать помогала.

Я взяла чемодан, дочку, кота и ушла. Если приняла решение - меня нереально удержать. Мы встречались с Сашей сентябрь-октябрь, а в ноябре уже съехались. Первые полгода были притирки, но к лету Тома с Сашей стали друзьями.

Мой низкий поклон мужу за то, что он оказался не просто мужчиной рядом, а человеком, которому небезразличен мой ребенок. Он был самим собой, но старался вовлечь ее в свои интересы: моделирование самолетиков, машинок, кино, путешествия, живопись и музыку – во все, что было интересно ему. Плюс у него замечательное чувство юмора. Помню, Тома его в первый раз увидела, я спросила: «Доченька, как тебе Саша?» А она бесхитростно: «Хм, клоун какой-то!» И из ее уст это был настоящий комплимент. Такой позитив, означавший, что лед тронулся.

Тома и Саша - настоящие друзья по интересам. Фото: семейный архив.

Тома и Саша - настоящие друзья по интересам. Фото: семейный архив.

- Но как разделить сумасшедшую любовь между мужчиной и ребенком?

- Это катастрофа! В первую очередь это была ломка для меня – я тоже не привыкла любить двоих. А тут – троих! Это была ситуация классического стресса – когда ты не очень понимаешь, что с тобой происходит. Когда безумно любишь ребенка, но не меньше любишь и мужчину. Разными любовями, но с одинаковой силой.

Когда я была рядом – бесконечно зацеловывала дочь, у нас были постоянные игрища, до сих пор балуемся, как в детстве. Но были моменты, когда казалось, что я недодаю ей любви. Главный вывод, который дочь сделала в то время: мама – это не ее собственность.

С Ваней Вабищевичем на "Новой волне". Фото: семейный архив.

С Ваней Вабищевичем на "Новой волне". Фото: семейный архив.

Одно время я пропадала на презентациях, вечеринках, концертах. Но в это время дома с Томой дома был Саша.

- Есть ошибки, за которые себя и сегодня корите?

- Очень важно научиться себя прощать и себя любить. Это большой труд, и именно в браке с Сашей я этому научилась: научилась уделять себе время, понимать, что любовь к ребенку заключается не в бесконечной опеке, а в воспитании ее личности. А личностью она станет только рядом со взрослыми, но не будешь личностью ты – никогда ею не станет твой ребенок.

Мама и дочь - лучшие подружки. Фото: семейный архив.

Мама и дочь - лучшие подружки. Фото: семейный архив.

«У меня был нездоровый материнский бзик»

- В новой семье Тома очень выросла с точки зрения самостоятельности. Я была намного больше зациклена на ней в первой семье, у меня был нездоровый материнский бзик - бесконечная дурная и никому не нужная тряска. Я даже в школе отработала педагогом по фортепиано потому, что там училась Тома.

Брак с Сашей меня изменил кардинально, он не понимал: «Что ты делаешь? Ну-ка прекращай, она без тебя скоро в туалет не зайдет!» И Тома начала учиться самостоятельности.

Когда мы переехали от первого мужа, дочери пришлось ездить в школу на транспорте. Сначала я тихонечко шла в 100 метрах за ней, потом ездила за ней через раз.

Потом она начала сама принимать решения. У нее великолепно шла музыка, но это было с моей подачи. Она подавала надежды как классная пианистка, но, окончив музыкальную школу, сказала: «Не хочу». Это до сих пор моя боль. Но уже тогда она влюбилась в фотодело.

- А домашние обязанности у Томы были?

- Раньше я ее бесконечно пилила: «Собери одежду!» Этот вечный "вэрхал" из всего меня сильно раздражал, раньше я постоянно все вылизывала. Но на дочь это не действовало.

Сейчас у нас роли поменялись: я спокойна, а Тома постоянно дергает: «Мама, ну давай пропылесосим, я уже не могу на это смотреть!»

- Но без наказаний-то не обошлось?

- Я старалась по примеру моей мамы, несмотря ни на что, оставаться ребенку другом. Потому что четко понимала, что дороже дружбы с дочкой не может быть ни материнский авторитет, ни нотации.

Был единственный раз, когда я ее ударила – дала подзатыльник. Вижу – сидит и филонит, а у меня времени нет, вся на нервах. И я, не выдержав, со всей дури залепила ей эту затрещину – казалось, голова отскочит.

Тома не плакала, просто у нее стало потерянное лицо. А для меня это стало трагедией: тряслись руки, подкашивались ноги, я извинилась и дала слово, что это не повторится. Расплакались, обнялись – так и дружим.

Детей бить нельзя! Меня папа один-единственный раз лупанул ремнем, и я ничего кроме обиды и внутренней боли не ощутила. А физическая боль еще и унижает – это катастрофа.

А подростковые дела мы пережили легко: ходи в чем хочешь – не буду я из-за этого конфликтовать!

- А если волосы – в зеленый?

- В 15 лет она сделала мелирование, а после пошла и обстригла свою шикарную длиннющую косу. Тогда я просто расплакалась и на целый день замолчала. Потом она выстригала челки, от которых меня колотило, потому что они ей дико не шли. Но я молчала, понимая: начну критиковать - и она назло обрежет еще короче.

«Я установила специальную программу слежения»

- Все мамы хотят быть подружками своим дочкам, но в определенном возрасте многие девочки закрываются.

- В этот период материнское внимание должно быть максимально напряжено. Сегодня слишком много информации, в первую очередь – в интернете. И здесь ребенка нужно пасти. Слава богу, существует огромное количество хакеров, которые написали огромное количество программ. Я установила специальную программу слежения: все, что было на компьютере дочери, приходило мне на почту в виде фотоотчета. Главное - делать это так, чтобы ребенок никогда об этом не узнал.

- А как же доверие?

- Доверяй, но проверяй! Конечно, ребенок – личность, но это пока еще личность, которая на раз-два может ошибиться. Сколько несчастных детей, которые попадают в интернет-секты! Я не за то, чтобы контролировать, с какой Глашей они пошли за угол выпить бутылку пива. Да пусть выпьют! Что, мы в 15-16 не пили? Страшны не выпивка или курение, когда это подростковое баловство, а наркотики. Но я никогда не читала нотаций, а действовала хитро. Выискивала статью в газетах и интернете и вслух, когда дочь была рядом, начинала возмущаться, говорила мужу: «Ничего себе! Смотри, что подросток сдуру сотворил! Какая глупость!» И вот так, косвенно, до дочери доносила, что это ужасно.

С Андреем Макаревичем. Фото: семейный архив.

С Андреем Макаревичем. Фото: семейный архив.

Но был у нас момент, когда моя Томик перебрала со спиртным. Но на нее было так жалко смотреть, ей было так физически плохо… Я понимала, что если я сейчас буду ее отчитывать и требовать объяснений – она инсульт заработает. И я скакала вокруг нее с тазиками. Зато с тех пор такого больше не повторялось. Сейчас мы с ней можем и хорошего вина пригубить, более того, я с подружками шучу, что дочь – мой самый любимый собутыльник (смеется)!

- А как быть с первым сексом?

- Я понимала, что от него не уйти, хоть в глубине души мне, как маме, хотелось чуть ли не разорвать любого потенциального партнера. Я сказала дочери прямо: «Твоя задача – только мне маякнуть, а я тебе и шампанское куплю, и аромасвечки, и белье кружевное подарю!» Потому что я знаю, что такое для девочки первый секс – это слишком важная штука. Но все произошло совершенно иначе, без моего участия (смеется).

«Мне было важно, чтобы в первый раз у дочери был не «козел»»

- Первый роман – часто первое разочарование и мысли о несправедливости жизни: «Все мужики козлы!»

- Не все, поэтому мне было важно, чтобы в первый раз был не такой. Когда я видела поклонников, которых она чуть ближе к себе подпускала и которые меня не радовали, – я начинала их тонко троллить.

Музыканта Ивана Вабищевича Инна научила, как стать народным любимцем Дядей Ваней – за образ Алла Пугачева вручила премию в 50 тысяч долларов! Фото: семейный архив.

Музыканта Ивана Вабищевича Инна научила, как стать народным любимцем Дядей Ваней – за образ Алла Пугачева вручила премию в 50 тысяч долларов! Фото: семейный архив.

Скорее всего, у нее и мысли не было о близких отношениях, но на всякий случай я находила моменты, которые в глазах дочери срабатывали, хоть она поначалу и фыркала мне в ответ. Конечно, мне, как маме, хочется, чтобы сразу принц, миллионер и герой всех романов. Но сказок, понятно, не бывает. У наших с Сашей дочерей завышенная планка – потому что рядом яркие отцы.

С другой стороны - родитель должен принять выбор ребенка. Дочь счастлива? Пусть поест это счастье - это будет ее опыт, в конце концов, я не могу под нее свои руки подкладывать до старости. Полюбите вначале себя, а потом личность в этом человечке. До тех пор, пока для вас ребенок кукла, ни черта не получится.

- Некоторые мамы любят постелить дочерям соломки в отношениях с мужчинами: «Никто не должен подавлять твою свободу, твою личность и желания!»

- Мне не присущ феминизм ни в каком его виде. Я предпочитаю жить в реальном мире, а он таков, что у нас абсолютный патриархат, и не нам его ломать.

С мужем у нас относительное равенство: он мне дает возможность быть свободной там, где это надо. Но он все равно на полшага впереди. Мне и нужен мужчина-лидер.

Моя формула, которую я передала и дочери, такова: если ты любишь мужчину, если это на 100% твой человек и ты хочешь, чтобы он всегда был рядом, – вот тогда включай всю свою женскую хитрость и сделай так, чтобы этот мужчина оказался рядом с тобой. Кому-то нужен кнут, кому-то пряник – так будь по-женски настолько умна и хитра, чтобы ему с тобой хотелось быть рядом всю твою прекрасную длинную дорогу.