Экономика30 мая 2017 16:44

«Вакансий стало больше, но на всех безработных их все равно не хватает»

Удалось ли устроить на работу всех безработных, как поручил президент?
Люди с квалификацией на рынке труда и сейчас нарасхват, а вот на должности грузчиков стоят очереди.

Люди с квалификацией на рынке труда и сейчас нарасхват, а вот на должности грузчиков стоят очереди.

Фото: Олег УКЛАДОВ

В конце февраля мы узнали, что у нас в стране живет 470 тысяч тунеядцев. Именно столько извещений на уплату нашумевшего налога разослало Министерство по налогам и сборам. По закону платить его должны те, кто в течение года проработал меньше 183 дней. Исключения тоже есть: студенты, пенсионеры, декретницы, те, кто живет за границей и так далее. Правда, многим извещения пришли по ошибке, и в итоге налог заплатили только 51,6 тысяч человек.

А уже в марте белорусы стали выходить на улицы на «марши нетунеядцев». Протестовали не только против налога, который многие считают несправедливым, но и против растущей безработицы и падающих зарплат. В конце концов Александр Лукашенко временно отменил декрет о тунеядстве (подробнее см. «Есть вопрос») и поручил устроить всех на работу до 1 мая. Правда, потом уточнил: для начала хотя бы просто предложить работу.

Для этого чиновникам пришлось проявить изобретательность. Например, белорусам предложили устраиваться на оплачиваемые общественные работы: например, поубирал улицу один день – получил за этот день зарплату. Как обстоят дела с трудоустройством сейчас, месяц спустя заявленного президентом дедлайна?

ПРОБЛЕМ С РАБОТОЙ НЕ БУДЕТ У ВРАЧЕЙ, ИНЖЕНЕРОВ И ТРАКТОРИСТОВ

К сожалению, самая свежая статистика по безработице на данный момент - апрельская. По официальным данным в Беларуси 39,8 тысяч безработных (это 0,9% трудоспособного населения). Но в этих данных учитываются только те, кто стоит на учете в службе по труду, занятости и соцзащите. Тунеядцами они тоже не считаются.

Другие интересные цифры – это соотношение уволенных и принятых на работу. Первых у нас традиционно больше, чем вторых. В апреле уволенных оказалось 53 815 человек, принятых на работу – 46 203 человека. Разница – 7612 человек, которые остались без рабочего места. Ясно одно: уменьшаться количество безработных в ближайшее время точно не будет.

В центрах занятости, на которые приходится основная работа по трудоустройству, говорят, что в целом ситуация улучшилась. Но есть и проблема: работу ищут не те люди, которые нужны нанимателям.

- Сейчас у нас в два раза больше вакансий, чем на начало года, а на учете, по данным на 26 мая, стоит на 8,9% меньше человек, чем год назад, - говорит Инна Новожилова, начальник отдела трудоустройства управления по труду, занятости и соцзащите Брестского горисполкома. - Однако на всех безработных вакансий все равно не хватает. Еще одна серьезная проблема – несоответствие уровня образования и квалификации безработных требованиям нанимателей. Больше всего вакансий – на должности врачей, медсестер, инженеров, электриков, других технических специалистов, куда невозможно устроиться без специальных знаний. Мы тоже предпринимаем меры для того, чтобы облегчить процесс трудоустройства. Например, с начала года обучили 224 человека по востребованным на рынке труда специальностям: продавец, парикмахер, электромонтер… Также мы стали активнее работать с нанимателями: провели семинар, разослали на предприятия письма, в которых напомнили о необходимости соблюдать законодательство – размещать свои вакансии в базе, принимать на работу людей по направлению службы занятости. Благодаря этому нам удалось увеличить количество вакансий и с начала года устроить на работу на 28% больше людей, чем в прошлом году.

В районах картина такая же, но с местной спецификой.

- У нас вакансий больше, чем безработных, но они в основном в сельском хозяйстве: трактористы, главные специалисты, зоотехники, ветврачи, доярки, животноводы... Получается, что вакансии заполнены не все – не хватает специалистов с нужной квалификацией, - поясняет Татьяна Римша, начальник управления по труду, занятости и соцзащите Миорского райисполкома. – Оплачиваемые ежедневные работы у нас тоже есть, их организует Дисненский лесхоз. Начиная с апреля человек 20-25 каждый день туда ездят: сажают лес, выполняют различные лесотехнические работы.

«Люди стараются держаться за работу, но темп выдерживают не все»

Куда податься безработным без востребованной специальности? Варианты, пусть и немного, но есть: грузчик, уборщик, официант, продавец… Тем более, магазины и кафе обычно так и пестрят объявлениями о приеме на работу. Столкнулись ли они с наплывом тунеядцев?

- В январе-феврале на некоторые должности (например, грузчиков или уборщиков) у нас стояли очереди. Сейчас такого уже нет, - говорят в отделе кадров одной из крупных сетей продуктовых магазинов. – В целом время поиска людей на ту или иную вакансию сократилось: раньше мы могли искать подходящего человека две недели, а теперь находим за неделю. Текучка тоже уменьшилась, люди стараются крепче держаться за свое место. Но и интенсивность работы увеличилась в разы, одни выдерживают этот темп, другие нет. А вот вакансии, которые было сложно закрыть раньше, непросто закрыть и сейчас. Это узкопрофильные специалисты: повара, пекари.

А вот в общепите ситуация почти не изменилась.

- Мы никаких особых изменений не заметили. Основная масса желающих устроиться на работу – это по-прежнему студенты. Резюме присылают столько же человек, сколько и раньше, - рассказали нам в одном из сетевых ресторанов.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

«Трудоустроить всех – это утопия»

- Реальные цифры безработицы по методологии Международной организации труда могут отличаться от зарегистрированной в пять-шесть раз. К сожалению, на рынке труда пока не видно позитивных тенденций. Количество уволенных все еще превышает количество принятых на работу, а экономический рост в промышленности не превращается в рост занятости и зарплат. Поэтому реальная безработица, скорее всего, сохраняется на уровне 2016 года - в районе 5,5-6%, - говорит Катерина Борнукова, академический директор Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра BEROC. – Конечно, трудоустроить всех – задача утопическая. На нормально функционирующем, гибком рынке труда всегда будет существовать как минимум фрикционная безработица – так называется безработица, связанная со сменой рабочих мест. А запреты и ограничения на увольнение работников, как ни парадоксально, приводят к тому, что предприятия менее охотно набирают новых сотрудников. Ведь их в будущем сложно будет уволить.

- Насколько эффективны те меры, которые предпринимает государство для борьбы с безработицей? Те же оплачиваемые общественные работы?

- В истории было много моментов, когда оплачиваемые общественные работы помогали справиться с безработицей. Но в те времена большинство работников были заняты в сельском хозяйстве и на самых простых работах в промышленности. Таким безработным было вполне интересно получить оплачиваемую работу, например, в строительстве дорог. Но сегодня 50% рабочей силы занято в сфере услуг. Потерявшему работу бухгалтеру не покажется привлекательной работа сборщика камней на полях. И самое главное: такая общественная работа не упростит для безработного процесс трудоустройства в будущем. Поэтому гораздо более многообещающим направлением поддержки безработных являются программы по переобучению наряду с программами мобильности.

ЕСТЬ ВОПРОС

Что происходит с налогом на тунеядство?

Временно отменяя декрет о тунеядстве, Александр Лукашенко объяснил это «отвратительным и безответственным» выполнением декрета местными чиновниками. Так что президент не просто приостановил действие документа, но и поручил еще раз составить конкретные списки тунеядцев и отправить документ на доработку. Что происходит с ним сейчас?

- На данный момент декрет находится в разработке. По поручению правительства им занимается рабочая группа, в которую помимо государственных органов входят депутаты, представители научных кругов, - рассказали «Комсомолке» в Министерстве труда и соцзащиты.

Тем не менее, скандальный документ никто не отменял. Уже в следующем году налог на тунеядство снова должен вернуться, а вот до конца этого года платить его никто не должен, в том числе и те, кто получил извещения.