2017-07-07T19:35:56+03:00

«Вот бы в ЮНЕСКО сказали: «Мы вычеркиваем Беловежскую пущу из списка». Был бы позор на весь мир!»

«Комсомолка» побывала в польской части пущи, где происходит вырубка леса, и узнала, кому она выгодна [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments1
Даже во время сессии ЮНЕСКО в Кракове в Беловежской пуще продолжалась вырубка деревьев.Даже во время сессии ЮНЕСКО в Кракове в Беловежской пуще продолжалась вырубка деревьев.Фото: Сергей ГАПОН

Беловежская пуща по ту сторону границы выглядит точно так же, как и у нас. Там тоже есть национальный парк и вольеры с животными, а на выходных там уйма туристов. Если не читать новости, то можно и не догадаться, что происходит в гуще самого старого в Европе леса. Тем временем в нескольких километрах от белорусско-польской границы тяжелая техника вовсю валит деревья.

Поляки завидуют тому, что в белорусской части Беловежской пущи не происходят варварские вырубки деревьев. Фото: Сергей ГАПОН

Поляки завидуют тому, что в белорусской части Беловежской пущи не происходят варварские вырубки деревьев.Фото: Сергей ГАПОН

«МЫ ПРОСТО ОТСТАИВАЕМ СВОЮ ПУЩУ»

- Неизвестно, чем все закончится. Порой у нас опускаются руки, но мы не отступим, - говорит полька Ася.

– Мы уже два раза преступили запрет на вход в лес. Если появится лесная охрана, будем убегать, чтобы не выписали штраф, - ведет нас за собой Лукаш.

Лесоповал организовали в разных частях Беловежской пущи. Фото: Сергей ГАПОН

Лесоповал организовали в разных частях Беловежской пущи.Фото: Сергей ГАПОН

Мы идем по разъезженной просеке, которая после дождя превратилась в липкое черное месиво. В стороне от дороги то тут, то там сложены гладкие бревна.

Деревья валят и обрабатывают харвестерами - на бревнах видны следы от их зубьев. Фото: Сергей ГАПОН

Деревья валят и обрабатывают харвестерами - на бревнах видны следы от их зубьев.Фото: Сергей ГАПОН

К экспедиции на место вырубки Ася и Лукаш подготовились лучше нас: надели непромокаемые куртки, обули подходящую для грязи обувь. Последние несколько месяцев молодые люди живут в пущанских лесах. Они – активисты стихийного объединения «Лагерь для пущи». Он базируется в деревне Погожельце в 10 километрах от белоруско-польской границы.

Волонтеры успели прославиться своими блокадами. Для того, чтобы остановить вырубку леса, они пристегивали себя цепями к харвестерам – лесозаготовительным комбайнам. Одна такая машина за день может уложить до 200 деревьев. Сейчас в пуще в две смены работают 4 харвестера.

В Беловежском лесу образовались проплешины: в определенных местах лес вырубают подчистую. Фото: Сергей ГАПОН

В Беловежском лесу образовались проплешины: в определенных местах лес вырубают подчистую.Фото: Сергей ГАПОН

- Люди относятся к нашим блокадам по-разному. Многие считают нас какими-то безумными защитниками природы, но мы просто отстаиваем свою пущу. Вообще поляки поделились: одни – против вырубок, другие их даже поддерживают, потому что они работают в лесу, - говорит Ася.

По кольцам Лукаш подсчитал, что спиленному дереву больше 100 лет. Фото: Сергей ГАПОН

По кольцам Лукаш подсчитал, что спиленному дереву больше 100 лет.Фото: Сергей ГАПОН

Мы заходим глубоко в лес. Туристы так далеко самостоятельно точно не доберутся. В окрестностях Беловежи – туристической Мекки польской части пущи – теперь вообще просто так в лес не войдешь. Всюду стоят таблички, которые устанавливают запрет на посещение леса. За его нарушение грозят штрафами.

Власти говорят, что пущу съедает короед, но под пилу идут и здоровые деревья. Фото: Сергей ГАПОН

Власти говорят, что пущу съедает короед, но под пилу идут и здоровые деревья.Фото: Сергей ГАПОН

- Это объясняют мерами безопасности – мол, могут падать деревья, идет вырубка. Но ее здесь вообще быть не должно! – Ася и Лукаш смело шагают вперед мимо горы бревен.

В воскресенье харвестеры не работают. В лесу тихо. Накрапывает дождь, где-то вдалеке долбит ствол дятел. Посреди леса внезапно возникает вычищенное от деревьев поле размером со школьный стадион. Виднеются только пеньки.

- Мы не относим себя ни к какой политической партии. Мы живем здесь, это наша пуща, и мы хотим остановить вырубку, - говорят Ася и Лукаш. Фото: Сергей ГАПОН

- Мы не относим себя ни к какой политической партии. Мы живем здесь, это наша пуща, и мы хотим остановить вырубку, - говорят Ася и Лукаш.Фото: Сергей ГАПОН

- Потом здесь все перепашут, разровняют и рядами высадят новые деревья. Но это же абсурд! Это будет не пуща, а какая-то плантация! – возмущается Ася.

«ЕСЛИ ТИТУЛ И ОТБЕРУТ, ТО У ВСЕЙ ПУЩИ, А НЕ ТОЛЬКО У ПОЛЬСКОЙ»

Таких проплешин в Беловежском лесу уже много. Борьба с вырубкой с переменным успехом продолжается в Польше почти полтора года. Теперь все зашло слишком далеко – завели разговор об исключении Беловежской пущи из списка ЮНЕСКО. Если вырубка деревьев немедленно не прекратится, самый старый в Европе лес могут включить в список объектов, находящихся под угрозой исчезновения.

Вместе с деревьями, которые попортил короед, в железный клюв харвестера попадают и здоровые деревья. Фото: Сергей ГАПОН

Вместе с деревьями, которые попортил короед, в железный клюв харвестера попадают и здоровые деревья.Фото: Сергей ГАПОН

Об этом заговорили после того, как министр окружающей среды Польши Ян Шишко в Сейме сделал сенсационное заявление. Мол, в 2014 году Беловежская пуща как объект природного наследия, нетронутый человеком, была ошибочно и незаконно внесена в список ЮНЕСКО.

Защитники природы требуют, чтобы весь Беловежский лес стал заповедником, в котором запрещена вырубка. Фото: Сергей ГАПОН

Защитники природы требуют, чтобы весь Беловежский лес стал заповедником, в котором запрещена вырубка.Фото: Сергей ГАПОН

- Это невозможно логически объяснить. Нет оснований для того, чтобы была какая-то ошибка, - у входа в резерват с зубрами встречаемся с бывшим директором польского нацпарка Мирославом Степанюком. – В 2014 году польская и белорусская части пущи стали единым трансграничным объектом всемирного наследия. Если титул будет отобран, то это произойдет для целой пущи, а не только для польской. Конечно, комитет ЮНЕСКО не склонен сразу вычеркивать из списка. Речь не о том, чтобы исключать, а о том, чтобы охранять. Но раз мы сами напрашиваемся, чтобы изменить этот статус, то может дойти до этого.

«Входить запрещено. Вырубка деревьев», - такие таблички расставлены по всей пуще. Фото: Сергей ГАПОН

«Входить запрещено. Вырубка деревьев», - такие таблички расставлены по всей пуще.Фото: Сергей ГАПОН

Мирослав Степанюк управлял национальным парком Беловежская пуща в Польше с 2012 года. В 2015 году его отстранил с должности нынешний министр окружающей среды Шишко. Тогда же в пуще началась массовая вырубка леса.

«Лагерь для пущи» - неформальное объединение тех, кто намерен противостоять вырубке леса. Фото: Сергей ГАПОН

«Лагерь для пущи» - неформальное объединение тех, кто намерен противостоять вырубке леса.Фото: Сергей ГАПОН

В волонтерском лагере есть свои правила: например, запрещен алкоголь, а после 22:00 должна соблюдаться тишина. Фото: Сергей ГАПОН

В волонтерском лагере есть свои правила: например, запрещен алкоголь, а после 22:00 должна соблюдаться тишина.Фото: Сергей ГАПОН

Волонтеры периодически выезжают на блокады в лес - провизией их обеспечивают неравнодушные местные жители. Фото: Сергей ГАПОН

Волонтеры периодически выезжают на блокады в лес - провизией их обеспечивают неравнодушные местные жители.Фото: Сергей ГАПОН

Поддержать защитников пущи приезжают люди из других городов Польши, а также из Румынии, Чехии. Фото: Сергей ГАПОН

Поддержать защитников пущи приезжают люди из других городов Польши, а также из Румынии, Чехии.Фото: Сергей ГАПОН

На плакатах - лозунги: «Стоп вырубке Беловежской пущи», «Не отпустим», «Целую пущу - под охрану». Фото: Сергей ГАПОН

На плакатах - лозунги: «Стоп вырубке Беловежской пущи», «Не отпустим», «Целую пущу - под охрану».Фото: Сергей ГАПОН

На карте отмечены все места вырубок. Фото: Сергей ГАПОН

На карте отмечены все места вырубок.Фото: Сергей ГАПОН

Дом и место для лагеря волонтеров бесплатно предоставил житель Погожелец. Постоянно в лагере находятся около 30-40 защитников пущи. Фото: Сергей ГАПОН

Дом и место для лагеря волонтеров бесплатно предоставил житель Погожелец. Постоянно в лагере находятся около 30-40 защитников пущи.Фото: Сергей ГАПОН

ЖУК ПУЩУ НЕ СЪЕСТ

- Уже почти полтора года интенсивно вырубаются деревья в разных зонах пущи, в том числе в столетнем древостое. Они говорят, что проводят санитарную вырубку, сражаются с короедом, потому что он уничтожает пущу, - объясняет ситуацию Мирослав Степанюк. – Мы, ученые, с этим не соглашаемся. В таком лесу нет смысла бороться с короедом. Короед – естественный элемент экосистемы.

Бывший директор нацпарка на польской стороне Беловежской пущи Мирослав Степанюк тоже участвовал в блокадах харвестеров в лесу. Фото: Сергей ГАПОН

Бывший директор нацпарка на польской стороне Беловежской пущи Мирослав Степанюк тоже участвовал в блокадах харвестеров в лесу.Фото: Сергей ГАПОН

На Беловежскую пущу действительно напал короед-типограф. Он заселяет ослабленные ели и выедает их. И белорусские, и польские ученые уверяют: это нормальный процесс. Жук пущу не съест. Древний лес сам отрегулирует количество елей. Здоровые – выживут, больные погибнут, но поваленные деревья станут домом для насекомых, растений и животных. Требование защитников природы простое: оставить лес в покое и сделать всю территорию Беловежской пущи заповедником.

Харвестеры - многофункциональные комбайны: они спиливают дерево, на месте снимают с него кору и разрезают ствол на бревна. Фото: Сергей ГАПОН

Харвестеры - многофункциональные комбайны: они спиливают дерево, на месте снимают с него кору и разрезают ствол на бревна.Фото: Сергей ГАПОН

- Это когда-нибудь закончится, но сколько леса они сейчас успеют попортить… Я думаю, из ЮНЕСКО пущу так просто не исключат. Бюрократическая машина – это страшная вещь, - шутит бывший директор нацпарка Мирослав Степанюк. – Но сейчас я бы хотел, чтобы они сказали: «Хорошо, выкидываем вас из списка». Был бы позор на весь мир! И, может быть, тогда бы что-то изменилось. Сейчас же наши власти думают, что они весь мир научат, как охранять природу.

КОМУ ЭТО ВЫГОДНО?

В Беларуси Беловежская пуща и другие заповедники подчиняются непосредственно Управлению делами президента. Остальные леса – Министерству лесного хозяйства. У наших соседей все устроено немного иначе.

- У нас есть институт, который управляет лесами - Государственные леса. Это огромная махина, государство в государстве. Нацпарк, которым я руководил, не подчиняется Государственным лесам, но мы находимся под одним министерством. То есть с одной стороны – национальные парки, с другой – леса, и всем этим управляет тот же самый министр. Это очень плохо. Тут хотим вырубать, а тут хотим охранять. На этом стыке всегда есть конфликт, - рассуждает Мирослав Степанюк.

Чтобы остановить харвестеры, волонтеры ложились под колеса и приковывали себя к комбайну цепями. Фото: Сергей ГАПОН

Чтобы остановить харвестеры, волонтеры ложились под колеса и приковывали себя к комбайну цепями.Фото: Сергей ГАПОН

В Польше лишь 1/6 территории Беловежской пущи – это нацпарк, особо охраняемая территория. Весь остальной лес подчиняется Государственным лесам. Они хозяйничают почти в 80% польских лесов. Там работает более 25 тысяч человек. Считается, что это одна из самых богатых организаций в Польше. Зарплаты сотрудников Лесов в 2,5 раза выше, чем, например, заработки работников нацпарка.

- У них есть право управлять средствами, которые они получают от вырубок, по своему усмотрению. Поэтому сражаются за то, чтобы иметь статус-кво. Они не хотят уйти из пущи, чтобы здесь на всей территории был нацпарк. Это будет для них невыгодно. Увы, речь идет не об охране природы, а о бизнесе, - пожимает плечами Мирослав Степанюк.

ОФИЦИАЛЬНО

«Это подлая ложь»

- Сегодня часть активистов-экологов, ученых и медиа пытается убедить поляков, что это лесники уничтожают Беловежскую пущу. Обвинения нас в желании "вырубки пущи ради денег" - это циничная, подлая ложь, - сказал на пресс-конференции в Варшаве 4 июля генеральный директор Государственных лесов Польши Кондрад Томашевски.

«Мы идем на это от безысходности», - говорят волонтеры, которые блокируют харвестеры. Фото: Oboz dla Puszczy.

«Мы идем на это от безысходности», - говорят волонтеры, которые блокируют харвестеры. Фото: Oboz dla Puszczy.

А В ЭТО ВРЕМЯ

К вопросу о статусе пущи в ЮНЕСКО вернутся в 2019 году

Со 2 по 12 июля в Кракове проходит 41-я сессия Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО. На одной из встреч подняли вопрос о вырубках в пуще.

- Я присутствовал на сессии, где приняли резолюцию по Беловежской пуще. Специалисты рассматривали годовые отчеты о состоянии объекта, которые подавали мы, и отчет миссии ЮНЕСКО, которая приезжала на польскую сторону в прошлом году, - комментирует старший научный сотрудник национального парка «Беловежская пуща» Дмитрий Бернацкий.

В резолюции сказано, что до 1 декабря 2018 года польская и белорусская стороны Беловежской пущи должны предоставить в Комитет новые отчеты об охране объекта. Также в пущу приедет очередная миссия ЮНЕСКО.

- Если подходы к хозяйствованию на польской стороне не будут изменены, на 43-й сессии в 2019 году пуща может быть включена в список объектов, находящихся под угрозой. Белорусская сторона в этой ситуации не очень-то много может сделать. Речь идет в большей степени о польских Государственных лесах, на территории которых находится большая часть объекта всемирного наследия. По мнению экспертов ЮНЕСКО, эта часть управляется неадекватно, - заключает научный сотрудник.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Во всемирное наследие ЮНЕСКО включены 166,708 тысяч гектаров Беловежской пущи.

Заповедная часть с белорусской стороны составляет 58,3 тысяч гектаров. С польской – чуть больше 6 тысяч гектаров.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Эксперт-эколог: Варварских рубок леса в Беловежской пуще нет

Белорусская часть Беловежской пуще тоже подверглась атаке короеда. В заповедной части испорченные жуком деревья не трогают. На остальной территории допускают санитарную рубку, но в допустимых пределах. (читать далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также