2017-09-29T12:21:59+03:00
КП Беларусь

Неизвестный Скорина: агент ВКЛ, дипломат и заключенный

6 августа 500 лет назад вышла первая печатная книга белорусов. Вместе со скориноведом «Комсомолка» удивлялась малоизвестным фактам из биографии Франциска Скорины
Поделиться:
Полочанин Скорина (слева) - единственный белорус в Зале сорока Падуанского университета. Фото: архив Алеся СУШИПолочанин Скорина (слева) - единственный белорус в Зале сорока Падуанского университета. Фото: архив Алеся СУШИ
Изменить размер текста:

- В последнее время его имя часто связывают с различными сенсациями, - говорит скориновед, замдиректора Национальной библиотеки Алесь Суша. - 500-летие белорусского книгопечатания породило интерес к персоне Скорины. Но уже сама его биография тянет на детектив эпохи Возрождения - ничего не надо выдумывать!

Кстати, историк уверен: образ Скорины как национального героя - рукотворный миф последнего столетия.

- Это необходимо любому обществу, - говорит Суша. - Тем более открываются новые сведения, гипотезы опровергаются или становятся фактами. Лишь бы Скорина не бронзовел, не становился неприкасаемой пафосной фигурой. Я за комиксы о Франциске, за комедии, за рекламу и детективы с использованием его образа. На мой взгляд, важнейший подвиг Скорины для нас сегодняшних: каждый может сделать для Беларуси не меньше, чем первопечатник, ведь героями не рождаются…

Самое знаменитое изображение Франциска Скорины — его автопортрет с гравюры в книге 1517 года. Фото: архив Алеся СУШИ

Самое знаменитое изображение Франциска Скорины — его автопортрет с гравюры в книге 1517 года. Фото: архив Алеся СУШИ

Бакалавр «среднего» университета 2 дня блистал в Падуе

Краковский Ягеллонский университет был единственным в Восточной Европе. К тому же ближайшим к Великому княжеству Литовскому. Возможно, потому его и выбрал для обучения Скорина. Но по качеству образования и уровню профессуры в Европе он считался средним. Образование Франциска - бакалавр вольных наук, то есть философии.

В Ягеллонском университете Скорина, вероятно, учился и медицине. На этой базе он защитил звание доктора лекарских наук в Падуе. Тогда не требовалось писать диссертаций. Но два дня подряд Франциск пикировался с учеными мужами и защищал научные тезисы. И 9 ноября 1512-го в дворце епископов получил диплом.

В этом зале мог защищать свою докторскую ступень Франциск Скорина. Фото: архив Алеся СУШИ

В этом зале мог защищать свою докторскую ступень Франциск Скорина. Фото: архив Алеся СУШИ

Кстати, как человека небогатого, его допустили к сдаче экзаменов бесплатно. Со школы всем известно, что Франциск был сыном купца Луки Скорины из Полоцка. Но к тому времени то ли его семья обеднела, то ли этих средств не хватало для европейского образования. А ведь в Полоцке у Скорин была престижная недвижимость с видом на Софийский собор.

Да и все издательские проекты Франциска не обходились без спонсоров. На титульных и других страницах его пражских книг встречается рукописная запись о меценате: «Осуществлено тиражом Богдана, Онкова сына, радци города Вильни». А в 1522 - 1525 его «Малая подорожная книжка» (около 1522) и «Апостол» (1525) выходят в первой на все ВКЛ типографии Скорины в доме Якуба Бабича.

Из тюрьмы вытащил король

Скорина мог прибыть в Падую после всемирного католического V Латеранского собора в 1512 году. Белорус мог попасть в Папскую область как придворный датского монарха и специалист по Восточной Европе. А при сдаче экзаменов Скорина и представился секретарем короля Дании.

Возможно, он попал в Копенгаген как дипломат ВКЛ в 1509 году и остался при дворе либо в местном университете. Цель миссии от короля Жигимонта I - заключить договор о дружбе. Взаимоотношения стран были не лучшими. Дания контролировала регион от Балтийского до Северного моря, а в ряде вопросов поддерживала Москву.

Кстати, Скорина и Жигимонт I не раз упоминаются в тех же письмах и пересекаются в жизненных коллизиях. Не исключено, что с королем первопечатник мог познакомиться в Кракове, там была резиденция монарха. И его первый приезд в Прагу, где он издал 23 книги Ветхого Завета, также связывают с Жигимонтом. Около 1515 года Скорина мог быть секретарем или даже послом в составе делегации ВКЛ и Польской Короны. А родной брат Жигимонта Владислав II был чешским монархом.

Присяга прусского герцога Альбрехта королю Жигимонту I в 1525 году на фрагменте картины Яна Матейки 1882 года. Фото: архив Алеся СУШИ

Присяга прусского герцога Альбрехта королю Жигимонту I в 1525 году на фрагменте картины Яна Матейки 1882 года. Фото: архив Алеся СУШИ

Один из трагических моментов в биографии Скорины - его возможное бегство из Москвы и пожар, устроенный там из его книг. Этот факт упоминается в письмах середины XVI века, где король Жигимонт Август пишет о печатнике Библии и книг «руских» (то есть изданных на старобелорусском языке) времен его отца Жигимонта I. Имен нет, но других печатников «руских книг» тех времен мы не знаем.

Скорину упекли в познанский острог на стыке 1520 - 1530-х. На него жаловались варшавские евреи: полочанин получил после смерти брата имущество, но не рассчитался по его долгам. Правда, о их существовании Франциск и понятия не имел. Есть версия, что дело сфабриковали его многочисленные недруги. Разруливал ситуацию племянник Скорины Роман. Он приехал в Познань и подтвердил, что, как сын своего отца, он принимает на себя долговые обязательства. Но все-таки окончательно открыли тюремные ворота перед Скориной охранные письма Жигимонта I.

Кенигсберг на гравюре Иоганна Георга Ринглина (около 1740 года) напоминает город тех времен, когда в нем шпионил Скорина. Фото: архив Алеся СУШИ

Кенигсберг на гравюре Иоганна Георга Ринглина (около 1740 года) напоминает город тех времен, когда в нем шпионил Скорина. Фото: архив Алеся СУШИ

Шпионские страсти

Пруссия была заклятым врагом ВКЛ со времен, когда она еще называлась Тевтонским орденом. В 1525 году герцог Альбрехт Гогенцолерн согласился на примирение. Взамен он попросил признать суверенитет Пруссии. Но и после примирения шло экономическое и религиозное влияние на ВКЛ и Польшу. Тем не менее в Кенигсберг Скорина попал по личному приглашению герцога. Ждали его, судя по переписке, как врача и книгопечатника. Тогда в Европе бушевала эпидемия английской лихорадки, которая уже унесла многие жизни в Пруссии, и компетентному специалисту были рады. Мало того: он попал в «пул» герцога.

Альбрехт Бранденбургский приветил Скорину и не ожидал от него подвоха. Фото: архив Алеся СУШИ

Альбрехт Бранденбургский приветил Скорину и не ожидал от него подвоха. Фото: архив Алеся СУШИ

Но покидая гостеприимное Прусское герцогство, он переманил из окружения Альбрехта придворных печатника и врача. Выехал Скорина с охранными грамотами, где Альбрехт восхищался его эрудицией и знаниями, просил власти ВКЛ содействовать ему в жизненных обстоятельствах. Но вскоре посыпались гневные письма из Кенигсберга. Теперь у ВКЛ требовали вернуть ценных специалистов, а с доктором обойтись максимально жестко.

В этом письме 16 мая 1530 года герцог Альбрехт заступается за Франциска Скорину, но вдогонку за ним полетят гневные требования к властям ВКЛ наказать его. Фото: архив Алеся СУШИ

В этом письме 16 мая 1530 года герцог Альбрехт заступается за Франциска Скорину, но вдогонку за ним полетят гневные требования к властям ВКЛ наказать его. Фото: архив Алеся СУШИ

По сути он осуществил шпионскую операцию ВКЛ против Пруссии: руками Скорины подорвали эпидемиологическую и идеологическую безопасность. Кстати, после 1530-го количество печатных прусских изданий, направленных на распространение протестантизма в данном регионе, снизилось. Особенно этому порадовался работодатель Скорины - виленский католический епископ Ян. Скорина служил секретарем или писарем в его «аппарате» до середины 1530-х. Это был один из неофициальных руководителей государства и внебрачный сын короля Жигимонта I.

Со шпионскими страстями связано и возможное знакомство Скорины с Мартином Лютером. Оно могло состояться после отъезда Скорины из Вильно. Близкий друг идеолога Реформации писал: в Виттенберг к Лютеру приезжал «поляк» доктор Франциск, который впечатлил его ученостью. Они договорились встретиться и назавтра. Но ночью у Лютера разыгралось воображение: мол, Франциск - посланник польских епископов, и он послан убить его. Перепуганный Лютер сбежал из города и попросил мэрию схватить и пытать доктора. Арестовывать его не стали, но Виттенберг после объяснений попросили покинуть.

ВЕРСИИ

Гравюры Скорины были «типовыми»?

Гравюра в книге у Скорины совпадает с гравюрой в более раннем чешском издании. Фото: архив Алеся СУШИ

Гравюра в книге у Скорины совпадает с гравюрой в более раннем чешском издании. Фото: архив Алеся СУШИ

В Праге Скорина, наверное, не создавал свою типографию, а воспользовался услугами местной - в Старом городе. Образцом для своего перевода Скорина мог использовать чешский, изданный в Венеции в 1506 году. А гравюры ему, очевидно, помогали делать пражские мастера на основе сделанных ранее. Изображение, что открывает “Псалтырь”, можно встретить в более ранних чешских изданиях. Кстати, идея книгоиздания на родном языке могла захватить Скорину в Кракове. Там в 1491 - 1493 годах действовала первая в мире типография, где печатали книги на церковнославянском языке кириллицей. Правда, ее издания не получили распространения.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Сад полочанина существует и сегодня!

Королевский сад в Праге, который существует до сих пор, заложен с участием Скорины. Фото: архив Алеся СУШИ

Королевский сад в Праге, который существует до сих пор, заложен с участием Скорины. Фото: архив Алеся СУШИ

В начале 1520-х Скорина возвращается в Вильно и проводит тут более 10 лет. Здесь первопечатник женился на Маргарите, вдове члена виленской городской рады Юрия Адверника. Она умерла вскоре после рождения детей. Встречаются имена двух их сыновей - Франциска и Сымона. Первый погиб в пражском пожаре 1544 года. О втором мы знаем по письму чешского короля Фердинанда I. В начале 1552-го он приглашал Сымона забрать имущество умершего отца. Скончался он, вероятно, в 1551-м, но место его захоронения мы не знаем. При дворе короля последние полтора десятка лет Скорина служил медиком и присматривал за ботаническим садом. Кстати, сад Скорины существует и считается одним из старейших в Европе.

Еще больше материалов по теме: «Беларусь, которая удивляет!»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также