2017-08-15T17:36:51+03:00
КП Беларусь

Картины белорусского художника попали в фамильные галереи итальянских аристократов

Живописец Андрей Дубинин рассказал «Комсомолке», как стал своим среди знати, о соседстве с агентом 007 и судьбе подарка знаменитого итальянского поэта Тонино Гуэрры
Поделиться:
Андрей Дубинин нечасто выставляет в Минске свои картины на библейские мотивы. Фото: Татьяна МАТУСЕВИЧАндрей Дубинин нечасто выставляет в Минске свои картины на библейские мотивы. Фото: Татьяна МАТУСЕВИЧ
Изменить размер текста:

В 2001-м художник Андрей Дубинин по-итальянски знал только схваченные по самоучителям фразы. Знания пригодились неожиданно. В лифте своего подъезда он встретился нос к носу с пенсионером-итальянцем - тот гостил у соседки.

- Что на меня нашло? Я выпалил ему фразу из самоучителя: Siamo felici quando siamo insieme («Мы счастливы, когда мы вместе»). Итальянец закричал, замахал руками! Для нас, наверное, «Мой родны кут, як ты мне мілы!» так же прозвучал бы в Риме (кстати, наш разговор с Андреем шел на белорусском языке. – Ред.).

Так Андрей познакомился с Альберто, часто приходил к нему в гости, пока тот гостил в Минске. Однажды зашел с сыном, принес книгу Джины Лоллобриджиды «Моя Италия». Римлянин был в восторге от черно-белых фото! А перед отъездом пригласил к себе на три месяца: «Будешь жить у меня, а за это подаришь три картины».

Итальянцы любят видеть у себя дома копии Вермеера, и особенно «Девушку с жемчужной сережкой». Фото: архив Андрея Дубинина

Итальянцы любят видеть у себя дома копии Вермеера, и особенно «Девушку с жемчужной сережкой». Фото: архив Андрея Дубинина

Дальше Вильнюса Андрей не бывал. Но Альберто подкрепил приглашение 4 миллионами лир (2 тысячи долларов) на депозит художника как финансовую гарантию, чтобы открыть 3-месячную визу.

- На дорогу и на жизнь занял у мамы: зарплата преподавателя была копеечной, а знакомые в мою кредитоспособность не верили, - вспоминает Дубинин. - Перед отъездом взял 20 уроков языка, а еще смотрел «Евроньюс» на итальянском.

«При виде места на стене итальянец думает, какую картину повесить»

На виллетте Альберто под Римом было много картин, в саду стояла скульптура - типично итальянское представление об уюте. Но Андрея больше волновало, как через месяц не остаться без штанов. Художник решил выйти с этюдником в центр Рима. Развернулся напротив Пантеона. Но пришел карабинер и стал требовать разрешение на рисование.

Тогда Андрей спустился к руслу Тибра – туда, где в фильме «Спектр» катапультировался агент 007 и где знаменитый замок Сан Анджело предстает как на ладони. И если высокую набережную патрулируют карабинеры, то тут за Дубининым следили разве что бомжи.

Но Андрей оказался чужим в местном арт-мире: галереи работы иностранца не интересовали. Однажды художник набрел на книжный магазин со стеной для продажи картин. Отдал туда небольшой портрет официанта, нарисованный с натуры. А через пару дней постоянный клиент книжного увидел работу и рассказал о ней своему приятелю.

Приятелем был Маурицио - владелец сети римских отелей и кавалер Мальтийского ордена. В его коллекции искусства сегодня немало картин белоруса! Только в спальне отельера под 40 полотен, из них несколько – кисти Андрея, в том числе его копия Гверчино «И я в Аркадии был». Благо, дарил белорус немало: Маурицио помог белорусу начать выставляться в Италии – по сути, стал меценатом художника.

Картина Андрея Дубинина «Тайная вечеря», на которой нет изображения апостолов - только их руки. Фото: архив Андрея Дубинина

Картина Андрея Дубинина «Тайная вечеря», на которой нет изображения апостолов - только их руки. Фото: архив Андрея Дубинина

Даже в туалете коллекционера красовались керамика и гравюры – кстати, как и у многих итальянцев. А еще мебель в стиле ампир и копии Веласкеса в салоне с окнами на площадь Данте поблизости от Колизея. Тут Андрей жил и писал летними месяцами, пока хозяин отдыхал в доме под Миланом.

- Когда итальянец видит в доме, в туалете или гараже пустое место, он думает, какую картину сюда повесить, - цитирует Дубинин искусствоведа Эммануэллу Гарроне.

Это, говорит белорус, касается не только знати. Например, 24-летний римский электрик, случайно познакомившись с Андреем, просил нарисовать ему несколько небольших копий любимых картин.

«Видел настоящую мантию Мальтийского ордена!»

Маурицио познакомил Андрея с членами Мальтийского ордена, это потомственные дворяне. Титулы, кстати, тут блюдут строго. Да, строй в Италии республиканский, но если заходит наследник неаполитанской королевской крови князь Стефано Пиньятелли, ощущается трепет. При этом он обычный банковский клерк без высшего образования.

Аристократы требуют соблюдения геральдических особенностей в деталях. Фото: архив Андрея Дубинина

Аристократы требуют соблюдения геральдических особенностей в деталях. Фото: архив Андрея Дубинина

- Но погруженный в культуру. Помню, как слушал радио с классикой, а ко мне в студию зашел принчипе («князь» с итальянского. – Ред.) Стефано: «Андреа, по-моему, это «Хованщина» Мусоргского». И тут диктор объявляет: «Вы слушали фрагмент оперы «Хованщина»…

Андрей приводит в пример и госпожу Афан де Ривера Костагути, потомка шведских королей и испанских монархов. Сотрудница Национального музея, она живет в палаццо Костагути недалеко от римского Форума на площади Четырех черепах. Как аристократке, ей важно иметь дома свой портрет, портреты дочери и сына, всех родных.

По наблюдениям белоруса, обычно «голубая кровь» просит точности в деталях, например, на орденах или мантиях. В портретах ценят экспрессию и естественность взгляда.

- Мне доводилось писать и дарить такую картину опять-таки благодаря знакомству с Маурицио. Портретируемый аристократ ничего не диктовал: писал я без нарочитой «итальянщины». Зато маркиз по пять раз за сеанс спрашивал, удобно ли я устроился и не хочу ли снова кофе, - смеется художник.

Чтобы «схватить» лицо кавалера Мальтийского ордена, Андрею понадобилось 3-4 часа. Потом Дубинин работал с фоном и костюмом: модель была в настоящей мантии. Но обычно аристократы предстают перед художниками в повседневной одежде. В большинстве своем они кавалеры различных орденов, но такая спецформа дорого стоит, да и носить ее особо некуда. Так что мундиры портретисты берут в интернете, в литературе, консультируются у геральдистов.

Второй объект внимания итальянской аристократии – копии картин. Например, дети помнят в родительском доме голландский натюрморт с виноградом. Если он достался старшему сыну, младшие приходят и заказывают себе копии.

- В Италии художники не стесняются так отрабатывать свою профессию, - делится наблюдениями Андрей.

Андрей Дубинин помогал расписывать францисканский храм города Кава-ди-Тиррени, восстановленный после землетрясения. Фото: архив Андрея Дубинина

Андрей Дубинин помогал расписывать францисканский храм города Кава-ди-Тиррени, восстановленный после землетрясения. Фото: архив Андрея Дубинина

Благодаря «Тайной вечере» повенчался в горном монастыре

Выставка Андрея Дубинина «Двенадцать апостолов» (картина «Тайная вечеря» и серия картин о каждом из апостолов) проводилась в Риме при поддержке Посольства Беларуси. Буклет с вернисажа попал в город Кава-ди-Тиррени в провинции Салерно. Настоятелю местного францисканского монастыря понравились работы белоруса, и он пригласил Андрея с семьей погостить в форестерии – гостинице для светских друзей. Но весь быт – от питания до повседневных забот – был таким же, как у монахов-францисканцев. В благодарность Дубинин подарил горному монастырю несколько картин.

Тогда же с нуля расписывался восстановленный после землетрясения первый францисканский храм города. От XVI века там остались только фасад и алтарь. А прежний плафон с мотивом вознесения Девы Марии сохранился только на черно-белом фото. Роспись, где Мадонна изображена в окружении 28 ангелов, и восстанавливали в храме. Причем только центральный медальон имел площадь 50 кв. м.

Технология выглядела так. Первая фаза – на лесах. Потом в оборудованной студии прямо в храме набивалось и расписывалось полотно. Затем снова ставили леса и подклеивали к потолку роспись диаметром 4,5 метра для центрального нефа, а два фрагмента по 2,5 метра разместили перед алтарем.

Настоятель был рад помощи и советам гостя из Беларуси. Андрею доводилось давать их на высоте 17 метров и лежа на строительных лесах!

Порой, чтобы дать совет, художнику доводилось ложиться на лесах на высоте 17 метров. Фото: архив Андрея Дубинина

Порой, чтобы дать совет, художнику доводилось ложиться на лесах на высоте 17 метров. Фото: архив Андрея Дубинина

- Может, прозвучит излишне романтично, но меня и мою жену Наталью венчали под этой росписью, - добавляет Дубинин.

В Каве белорус ощутил, какое уважение вызывают люди, имеющие отношение к церкви. Местные жители гостя монастыря приглашали в гости и угощали местными кулинарными шедеврами. А когда жена художника выбрала недешевое платье для венчания в их любимом храме, его гостям францисканцев просто подарили.

С Гуэррой встретился там, «где слышен кашель Бога»

Благодаря маркизу и отельеру Маурицио Андрей познакомился со многими выдающимися людьми – например, с главой модного дома Fendi Франкой Фенди, для которой делал портреты ее внуков и умершего мужа. Скоро белоруса ждет встреча с режиссером сериала «Молодой папа» Паоло Соррентино. Одна из памятных встреч была с Тонино Гуэррой, знаменитым поэтом и сценаристом, соавтором Федерико Феллини и Микеланджело Антониони:

- В 2009-м мы с женой позвонили на его домашний номер, и супруга Тонино сказала: «Заезжайте!» Так мы оказались в горном Пеннабилли, где, как писал сам Гуэрра, его «дом стоит так высоко, что слышен кашель Бога».

В доме Тонино Гуэрра многие вещи сделаны по его собственным проектам. Фото: архив Андрея Дубинина

В доме Тонино Гуэрра многие вещи сделаны по его собственным проектам. Фото: архив Андрея Дубинина

Все в доме (как и многое в Пеннабилли и окрестностях) было сделано по рисункам и проектам мастера. Белорусы даже обедали в ресторанчике, где готовят любимые колбаски Тонино - сальсиччи.

- Когда я показал свои работы, Гуэрра стал придумывать, как мне написать такой натюрморт, чтобы его купили итальянцы. Потом я попросил мэтра принять в дар мой рисунок. Конечно, вежливый итальянец подписал в ответ свою литографию. А перед нашим отъездом вручил бутылку любимого вино «Санджовезе» и мандарины. Я попросил его рассказать, как доехать до Рима. Пока Тонино объяснял, я подсунул его же книгу: «Рисуйте план тут». Гуэрра посмеялся над хитростью: «Знаешь, сколько стоит автограф?» Но нарисовал и подписал еще стопку книг, - рассказывает Андрей.

Надежный план дороги до Рима Андрею нарисовал сам маэстро Гуэрра! Фото: архив Андрея Дубинина

Надежный план дороги до Рима Андрею нарисовал сам маэстро Гуэрра! Фото: архив Андрея Дубинина

Кстати, из всех подарков самая драматичная судьба постигла бутылку «Санджовезе» от Тонино.

- Вино уничтожила, иначе и не скажешь, хозяйка квартиры, которую мы тогда снимали в Минске. Просто в стиле фильма «Амаркорд» Феллини и Гуэрры! – смеется Дубинин.

Сегодня Андрей Дубинин в Минске. Он пишет картины, работает над творческими проектами. К сожалению, его характерные работы выставляются в Беларуси нечасто. Ну а после «минских каникул» снова отправится с семьей в Италию на несколько месяцев. Там для него сегодня – еще одна академия. Каждый приезд он посещает выставки и музеи, бывает в мастерских художников - таких культпоходов за все годы набралось с полторы сотни.

- Лучшая школа – знакомство с шедеврами вживую! – убежден белорус.

Сергей ТРЕФИЛОВ.

ДОСЬЕ «КП»

Андрей Дубинин окончил минский Театрально-художественный институт. Был в первом «десанте» белорусских реставраторов Спасо-Преображенской церкви в Полоцке. Преподавал в Академии искусств и «Парнате» (колледж искусств им. Ахремчика). Автор трех выставок в Италии (в том числе при поддержке Посольства Беларуси), победитель римского биеннале в 2008-м. Выставлялся в Беларуси, Франции и Германии. Дубинин – белорус, но выучил идиш. Теперь делает первый комментированный перевод романа «Зельманцы» (рабочее название по Дубинину - «Зэлмянянер») Моисея Кульбака о Минске.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также