2017-09-14T09:20:14+03:00

Жена олигарха Катерина Озкан о том, как пережила ураган «Ирма»: Крыши соседских домов летали и бились о наш дом

Белоруска рассказала «Комсомолке», что едва не погибла на любимом острове вместе с детьми и какую службу сослужил чемодан белорусского сала [фото+видео]
Поделиться:
Комментарии: comments22
Жена олигарха белоруска Катерина Озкан о том, как пережила ураган «Ирма» в своем доме на Синт-Мартене: Крыши соседских домов летали и бились о наш дом. Фото: семейный архив.Жена олигарха белоруска Катерина Озкан о том, как пережила ураган «Ирма» в своем доме на Синт-Мартене: Крыши соседских домов летали и бились о наш дом. Фото: семейный архив.
Изменить размер текста:

Ураган «Ирма», который на прошлой неделе атаковал Флориду, накрыл и остров Синт-Мартен в Карибском море. Северная часть острова принадлежит Франции, южная - Голландии, в каждой проживают порядка 40 тысяч человек.

Дом Катерины Озкан на Синт-Мартене до урагана. Фото: семейный архив.

Дом Катерины Озкан на Синт-Мартене до урагана. Фото: семейный архив.

- Такого не ожидал никто. Была рекордная скорость ветра - 320 километров в час, - рассказала «Комсомолке» Катерина Озкан - белорусская супруга турецкого олигарха, который владеет сетью отелей «Краун-Плаза» по всему миру. Ее семья обосновалась в южной, голландской, части Синт-Мартена почти 20 лет назад. За это время Катерина родила четверых детей (трех сыновей и дочь Принцессу), создала свой кулинарный бизнес.

Личный самолет семьи Озкан. Фото: семейный архив.

Личный самолет семьи Озкан. Фото: семейный архив.

- В 1995 году на остров обрушился очень страшный ураган «Луис» пятой категории - 145 миль в час. Люди не были подготовлены, многие погибли. Мы приехали на уже восстановленный остров в 1998 году. Вместо деревянных люди построили на острове дома из цементных блоков, понимая, что ураган может повториться.

В 1999 году снова был ураган, который продлился почти три дня. Мы жили в гостинице, когда вернулись - увидели, что крышу нашего дома и бассейн унесло в море, теннисный корт сложился как книга.

- Вы не испугались тогда, не передумали оставаться?

- Испугалась, к тому же я была беременна. Но мы остались, все отремонтировали, дом сделали максимально безопасным, как крепость...

Когда шла «Ирма», нам сказали, что в нас ударит категория 3 - ветер 115 миль в час. Муж был на континенте, но тут же позвонил: «Все, улетаешь!» Я ответила, что никуда не полечу. «Как ты можешь?! Ты должна быть ответственной за детей!» Я возмутилась: «Хорошо: лететь, бежать - и что? Мы строили этот дом, предусматривая и такие погодные условия. Мы должны быть здесь! Мы пережили уже три больших урагана, ничего не должно случиться…»

"Глаз" урагана прошел ровно над домом Катерины. Фото: семейный архив.

"Глаз" урагана прошел ровно над домом Катерины. Фото: семейный архив.

Через день сила ветра увеличилась до 4-й категории. Но нам сказали, что ураган пройдет выше нас, по северу острова. Мы все равно начали готовиться: поставили деревянные прокладки между окнами и жалюзи, убрали все с улицы, забили все окна.

Было страшно... Фото: семейный архив.

Было страшно... Фото: семейный архив.

Муж настаивал: «Улетай! Нашли самолет...» Я перестала отвечать на звонки, чтобы меня не вытягивали с острова. Конечно, было сложно: одно дело - отвечать за себя, другое - когда рядом дети. Но я знала, что не могу оставить остров, что потом введут комендантское время и невозможно будет прилететь назад.

Бушующий океан. Фото: семейный архив.

Бушующий океан. Фото: семейный архив.

Ответственность еще и в том, что на острове на нас работает очень много людей. Я знаю, что мой муж держит на Синт-Мартене свой бизнес, потому что здесь мы, чтобы это все вращалось, чтобы оплачивали наши расходы, чтобы все работало на нас. Если мы уедем, люди останутся без работы. Муж сказал: «Главное, чтобы вы были живы». Но мы не улетели.

Ураган еще не закончился... Фото: личный архив.

Ураган еще не закончился... Фото: личный архив.

«Ветер был такой силы - я решила, что это конец»

- В понедельник ветер увеличился до 175 миль - это порядка 320 километров в час. В 10 вечера я позвонила нашему менеджеру: «Мы хотим лететь». Дети уже спали, но дочь проснулась, начала плакать, сказала, что никуда не полетит: «Я не боюсь урагана, мы останемся!» Я уложила ее спать, в сумки собрала самое необходимое: паспорта, деньги, вещи переодеться. Нашла гостиницу на соседнем острове, который не тронул ураган. Но позвонил менеджер, сказал, что воздушное пространство над островом закрыто, полеты запрещены.

Сломанная пальма во дворе дома Катерины. Фото: семейный архив.

Сломанная пальма во дворе дома Катерины. Фото: семейный архив.

- Вот тогда, наверное, вы и испугались…

- Да, я испугалась, ветер был такой силы - я решила, что это конец...

В пять утра наш менеджер сообщил, что за нами из Южной Америки готов вылететь частный самолет. Я разбудила детей, но старший сын сказал: «Мам, если ты хочешь лететь - лети. Мы остаемся». 17 лет человеку: как я его, за волосы потяну? И Принцесса была заодно: «Мам, мы не должны улетать, мы должны остаться». И мы остались...

Ураган не щадил. Фото: семейный архив.

Ураган не щадил. Фото: семейный архив.

Я собрала детей и сказала: «Ребят, мы не должны погибнуть, но будет очень-очень-очень страшно. Возможно, смертельно страшно. В худшем случае у нас слетит крыша, может подняться вода из океана. Первого этажа не будет, нам придется сидеть в одной комнате на втором этаже и ждать пока все закончится». Они ответили: «Хорошо, мы будем держаться».

Я увидела своих детей с совершенно другой стороны. Мы закрыли все жалюзи, отключили электричество и ждали. Страшно? Невероятно. Очень страшно - как будто взрывается атомная бомба: от давления окна выгибались дугой, уши закладывало так, что казалось - лопаются сосуды. Так было до «глаза» - это самый страшный момент любого урагана. С соседских домов срывало крыши, они летали в воздухе - бились о наш дом и нашу крышу...

Остров Синт-Мартен. Фото: семейный архив.

Остров Синт-Мартен. Фото: семейный архив.

- Сколько длился этот кошмар?

- 8 - 10 часов, потом еще два самых жутких часа до «глаза», «глаз» - 45 минут и после еще часа два. В общей сложности самых жутких - 5 часов ожидания...

- Был момент, когда казалось, что все - это конец?

- В какой-то момент что-то с бешеной силой ударило в наш дом. У нас есть маленькая кладовка, я крикнула детям: «Быстро! Все туда!» Я вообще человек позитивный, даже когда все плохо, считаю, что скоро эта полоса пройдет и все у нас будет еще лучше, чем прежде. Но в тот момент у меня опустились руки, я даже засомневалась в правильности своего выбора остаться… В тот момент я подумала, что мы все умрем.

У нас есть знакомые, их дети - сверстники нашего младшего сына, их мама примерно в то же время держала детей за руки, говорила: «Все, дорогие, давайте попрощаемся…» Радио не работало, связи не было, мы не знали, сколько еще все это продлится и закончится ли когда-нибудь...

«Я не улетела, потому что на этом острове провела самые счастливые дни»

- После урагана остров остался без воды и электричества, дороги разрушены. Первый выезд из дома - зрелище не из приятных. Но не так все плохо, как везде пишут. Да, очень много людей потеряли крыши, окна. В некоторых гостиницах ветер вырвал окна прямо с бетонными стенами. В нашей части острова погибло 8 человек, причины выясняются.

К сожалению, очень много негативной информации. Когда я пишу посты в соцсетях, некоторые отвечают: «Конечно, ты в таком доме - легко говорить…» У меня была возможность улететь 4 раза, забыть про дом и жить припеваючи в другом месте. Я не улетела, потому что на этом острове я провела самые счастливые дни своей жизни. И сейчас, когда случилась катастрофа, я не могла уехать, переждать и вернуться, когда все красиво. Если мы улетим - кто будем восстанавливать остров, кто будет платить зарплаты? Уезжать нельзя.

После урагана... Фото: семейный архив.

После урагана... Фото: семейный архив.

Но есть много негативных людей, которые говорят, что «ей повезло - у нее дом». Я осталась в этом доме не потому, что он лучше других, или потому, что я была в безопасности. Я осталась, потому что знала, что если уеду до урагана - никогда больше не вернусь. Определю детей в другую школу, прилетать на остров после урагана будет нельзя еще долго. Я не смогла бы после отрывать детей от учебы. И я не улетела: потому что это мой дом, и у меня ответственность перед этим островом…

Дочь Принцесса. Фото: семейный архив.

Дочь Принцесса. Фото: семейный архив.

Вскоре расчистили дороги, люди начали улыбаться - рады, что живы. Да, магазины не работают, Голландия через Кюрасао поставляет гуманитарную помощь - воду и еду. Многие, у кого разрушено жилье, до сих пор в убежищах. Некоторые уже закупают стройматериалы, чтобы восстановить крыши, закрыть жилье от дождей. Очень помогло голландское правительство, они прислали военных, чтобы остановить мародерство.

Конечно, было неприятно. Одно дело, когда люди рвались в магазины за водой и едой - это разрешили владельцы разрушенных супермаркетов: дали 3 часа, чтобы люди взяли необходимое, еда все равно бы испортилась. Но когда начали врываться в магазины электроники, в ювелирные магазины - это было ужасно. Военные ходили по городу с автоматами и говорили, что после первого предупреждения будут стрелять. Но не все стали мародерами - это всего лишь каких-то 100 - 150 человек, которые, как тараканы, хотели поживиться за чужой счет.

- Вас мародерство не коснулось?

- Нет, но однажды в паре домов от нас остановилась машина, начали что-то выгружать. Принцесса говорит: «Мамочка, наверное, это мародеры». Я сказала: «Нет, наверное, переезжают». Потом дочь снова говорит: «Мама, странно, они вносят в дом телевизор в коробке». А через пару часов подъехало 10 машин полицейских и военных, начали выносить эти коробки. Оказалось, мародеры складывали ворованное в один дом...

Страшно было спать, у нас не было ворот - мы сняли, чтобы они не улетели. Дети не боялись урагана, но боялись оставаться в доме ночью - боялись, что мародеры начнут грабить и делать плохие вещи. Голландия прислала 300 военнослужащих, которые навели порядок. Они не шутят: нарушителей сразу на военный корабль и депортируют. По-другому пока нельзя, самое главное сейчас - установить порядок, чтобы люди не боялись спать под открытым небом. Уже расчистили аэропорт, первым делом на военных самолетах отправляют туристов, женщин с маленькими детьми, которые потеряли свои дома.

Сыновья - лучшие помощники. Фото: семейный архив.

Сыновья - лучшие помощники. Фото: семейный архив.

«Муж спросил, когда мы уедем, я ответила: «Никогда!»

- Муж не настаивал, что вам все равно надо уехать?

- Первым делом после урагана муж спросил: «Когда вы оттуда уезжаете?» Я ответила: «Никогда!» И он перестал спрашивать.

- Не говорит: «Сумасшедшая белорусская женщина!»?

- Он привык (улыбается). Я говорю, что мне теперь вообще море по колено: я даже «Ирму» прошла (смеется)! Муж слышит в моем голосе уверенность и сожалеет только, что его нет рядом, говорит, что надо было лететь с нами. Еще он переживает, чтобы была охрана, сейф, чтобы были еда и вода. Этого, слава богу, хватает. У меня свой кулинарный бизнес, поэтому воды и еды достаточно.

Сегодня ездила в школу, подбодрила учителей, сказала: «Давайте открываться!» Они согласились, откроют школу через две недели.

Сыновья помогали расчищать завалы. Фото: семейный архив.

Сыновья помогали расчищать завалы. Фото: семейный архив.

Я не унываю, держусь: мы стараемся шутить, танцевать. Иногда немножко ругаемся - нервы на пределе, иногда поплачу чуть-чуть, но чтобы дети не видели. Хватает всего. Но сегодня настроение боевое. Было не по себе, когда сказали, что придет второй ураган «Хосе». Слава богу, он прошел мимо, я подумала, что второго такого урагана мы не переживем...

- Сейчас вашей семье без чего тяжелее всего?

- Без воды. Моемся дождевой, позавчера было так холодно - вам не передать. Ветер, вода ледяная, я мыла детей на улице. Они же не привыкшие, как мы когда-то в детстве, когда в деревне обмывались колодезной водой. Холодно, кричат - но моемся, даже голову моем. Вода - самое важное, потому что ни в туалет сходить, ни душ принять. Но уже немножко привыкли.

Сыновья помогали расчищать завалы. Фото: семейный архив.

Сыновья помогали расчищать завалы. Фото: семейный архив.

- Получается, закалка в белорусской деревне помогла после урагана?

- Конечно! Помню, колодезную воду на летней кухне, тазики, металлические кружки (смеется). Но главное - это улыбка на лице, и тогда жизнь прекрасна! Конечно, всегда хочется красивой жизни, но такие моменты не забываются никогда...

В половине дома уже появилось электричество - подключили наш генератор. Когда подключили первый раз - случился пожар, сгорела проводка на улице. Автомобили повреждены, один вообще после урагана стал кабриолетом.

Тот самый "кабриолет"... Фото: семейный архив.

Тот самый "кабриолет"... Фото: семейный архив.

Часть крыши соседского дома пробила угол в моем джипе: летела с такой скоростью, что не разбила крышу авто, а тоненько прорезала ее и упала в салон.

- В каком состоянии дом?

- Внутри не пострадал, снаружи нужен косметический ремонт. На улице, конечно, был ужас, но мои мальчишки большие молодцы - три дня без остановки убирали. Теперь они все порезаны, обгорели на солнце - но дело сделали. С нами остался один водитель, сказал, что нас не оставит, и мы впятером убирали все вокруг. Сегодня начали приходить работники, кто смог дойти. Большинство - пешком, машины разбиты. Потихоньку начинаем новую жизнь.

«Как знала - привезла на остров чемодан белорусского сала!»

- Что сейчас хочется сделать в первую очередь?

- Если включат электричество - хочется убрать дом, все постирать, чтобы было чисто. Но чистота - это уже другой уровень...

Пока больше времени проводим на улице. Дети играют в карты, в мяч, луков себе наделали. А еще я привезла из Минска чемодан сала! Ой, как же оно пригодилось (смеется)! И селедку. Все смеялись: «Куда ты везешь селедку?» Вот - пожалуйста: сейчас мы кушаем селедку и сало. Дети у меня так сало любят! Оно теперь каждый день у нас на ужин (смеется)! Никогда не знаешь, что когда пригодится…

Белорусское сало... Фото: семейный архив.

Белорусское сало... Фото: семейный архив.

Изменился не только остров, изменились наши внутренние ценности. Случившееся поменяло моих детей. Когда ребенок растет в достатке, ему сложно объяснить важность и ценность вещей. А когда дети начинают сами проходить через трудности, то уже совсем иначе воспринимают многие вещи.

- Вы давно занимаетесь спортом, физическая подготовка помогла?

- Конечно! Тянешь это дерево, а оно тяжелое-тяжелое, уже и не смотришь на мозоли. Хотя мозоли на руках у меня всегда - из-за спорта. Никогда не думала, что когда-нибудь мне пригодится моя физическая подготовка в такой апокалипсис.

- То есть, будь вы обычной женщиной…

- Ой, сидят и плачут - видела я эти группы. Я пришла, улыбаюсь, они в ответ: «О, конечно, ей легко». Ответила, что ничего «не конечно», у моих детей все перебинтованное, мы все порезаны - перетаскивали металлические крыши с ржавыми гвоздями. И ничего! А вы сидите и плачьте - за вас придут и все уберут. Мне некогда плакать, извините, но я даже сидеть не могу. Да, были моменты, когда хотелось рыдать, но я быстренько брала швабру в руки, детей - и мы все вместе шли убирать. Физический труд - и весь негатив уходит.

Катерина с детьми и племянниками. Фото: семейный архив.

Катерина с детьми и племянниками. Фото: семейный архив.

- Думаю, вы могли бы возглавить общественную инициативу по восстановлению острова!

- Не исключаю (улыбается). Я уже думала, что, может, буду готовить еду и развозить нуждающимся. Сейчас окончательно расчистят дороги, снимут запреты - в определенные места еще нельзя заезжать, еще важно, чтобы можно было купить бензин - это пока тоже проблема. А там решим, где и какая моя помощь нужна больше.

"Катя победитель Ирмы". Фото: семейный архив.

"Катя победитель Ирмы". Фото: семейный архив.

Семья олигарха чуть не погибла от урагана "Ирма". Источник: семейный архив

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также