2017-09-15T14:51:00+03:00
КП Беларусь

Чебурашку, крокодила Гену и обезьянок мультипликатор поселил в Минске 1920-х

«Комсомолка» расспросила автора образов Шапокляк, удава из «38 попугаев» и Котенка по имени Гав, легендарного художника и режиссера «Союзмультфильма» 97-летнего Леонида Шварцмана о Минске его детства
Поделиться:
Леонид Аронович с двумя своими главными персонажами - крокодилом Геной и Чебурашкой. Фото: Московский музей анимацииЛеонид Аронович с двумя своими главными персонажами - крокодилом Геной и Чебурашкой. Фото: Московский музей анимации
Изменить размер текста:

«Шухель» и солдаты в касках

Родился будущий мультипликатор на Раковской улице в 1920-м.

- Больше всего там было деревянных домиков, - говорит Леонид Аронович, который теперь живет в Москве. - Но я помню и те, у которых первый этаж делали каменным, а верхние складывали из бревен. Рядом с нами находились церковь (Свято-Петропавловский собор – Ред.) и Немига. А еще – площадка-«шухель» с несколькими синагогами на спуске от площади Свободы к Немиге. Своими у нас считались Раковская и ближайшие переулки. Порой за эти «владения» приходилось драться двор на двор, и до разбитых носов не раз доходило.

Серия картин «Старый Минск. Воспоминания детства» открывается так: мальчик удивленно смотрит, как по его родной Раковской идут солдаты в касках. Фото: личный архив

Серия картин «Старый Минск. Воспоминания детства» открывается так: мальчик удивленно смотрит, как по его родной Раковской идут солдаты в касках. Фото: личный архив

Чуть ли не все время дети 1920-х проводили во дворах. Шварцман вспоминает, как летом играли в чижика, лапту и квача, а зимой катались на лыжах и на санках. А когда посреди двора замерзал прудик, могли покружить на коньках. Кстати, о своем городе художник рассказал в серии картин «Старый Минск. Воспоминания детства». К примеру, открывает ее такая сцена: мальчик удивленно смотрит, как по его родной Раковской идут солдаты в касках.

Портреты Троцкого и электричество на Раковской

Наш герой мальчиком любил побродить по Сторожевке – там только-только стали появляться трехэтажные дома. А неподалеку от городского парка (нынешний парк Горького) был маленький стадион с велотреком. Только поглазеть на двухколесного коня считалось шиком, не говоря уже о возможности на нем покататься.

Хорошо запомнилось 7-летнему парнишке 10-летие Октябрьской революции в 1927-м. Вместе с мамой будущий художник стоит у праздничных витрин, а в них портреты Ленина и Троцкого. Фото: личный архив

Хорошо запомнилось 7-летнему парнишке 10-летие Октябрьской революции в 1927-м. Вместе с мамой будущий художник стоит у праздничных витрин, а в них портреты Ленина и Троцкого. Фото: личный архив

Когда нашему герою было десять, на Раковскую провели электричество: «Вот где было событие!», - вспоминает Шварцман. А годом ранее по недалекой Советской (нынешний проспект Независимости - только масштабы поскромнее) запустили первый трамвай. Он ходил по тем же рельсам, что и привычная тогда конка.

Хорошо запомнилось 7-летнему парнишке 10-летие Октябрьской революции в 1927-м. Вместе с мамой будущий художник стоит у праздничных витрин, а в них портреты Ленина и Троцкого. Другое яркое воспоминание – синагога, куда мальчика водил молиться папа (в семье говорили на идише). Все эти штрихи Леонид Шварцман запечатлел на своих картинах:

- Компоновал я работы необычно: скажем, внешний вид синагоги и интерьер или двор и сразу же часть комнаты. В общем не обошлось без фантазии, но - навеянной Минском моего детства. К примеру, ясно представлю тот момент, когда я сижу на лестнице нашего дома на втором этаже и греюсь на солнышке. Он и попал на картину.

В таких кварталах и прошло минское детство Леонида Шварцмана, таким он его запечатлел на своих картинах. Фото: личный архив

В таких кварталах и прошло минское детство Леонида Шварцмана, таким он его запечатлел на своих картинах. Фото: личный архив

Грязь на Школьном проспекте и последняя ниточка

В нулевой класс Шварцман пошел в 7 лет. Сначала учился в 5-й русской школе на Ленинской улице (нынешняя Ленина). До революции в ее небольшом желтом двухэтажном здании (сегодня на его месте жилые дома 7, 9 и 11) размещалась Мужская правительственная гимназия. А напротив еще до войны стоял старый почтамт – теперь там другое здание по адресу Ленина, 14.

Тогда же центр жизни мальчишек с Раковской стал перемещаться на Школьный проспект. Так называли улицу Карла Маркса - такую же неширокую, как и сегодня. Здесь собирались после уроков месить грязь (толковым дорожным покрытием в 1920-х и не пахло) ученики белорусских, русских, еврейских и польских школ - в каменных двухэтажках их там хватало.

- В русской школе проучился до 8 класса, а затем нас перевели в 42-ю школу, которую я и закончил в 1938-м, - рассказывает мультипликатор. - Она находилась в бывшем доме губернатора на площади Свободы рядом с костелом и напротив маленького сквера - большим называли сквер возле драмтеатра (нынешний Купаловский – Ред.).

Кстати, Леонид Аронович и сегодня иногда перезванивается с одноклассницей Лизой Золинко, которая живет в Израиле. Это, наверное, последняя ниточка, которая связывает 97-летнего художника с довоенным Минском.

Декорации мультфильма художник срисовал с Минска своего детства. Фото: личный архив

Декорации мультфильма художник срисовал с Минска своего детства. Фото: личный архив

Первая выставка в ГУМе и конкуренция в Ленинграде

Когда Шварцман учился в 8 классе (это был 1935-й), в Минске открылась художественная студия. Конечно, все кинулись туда наперебой – так хотелось рисовать. Экзамены наш герой прошел. Преподавал в студии Валентин Волков, который окончил еще Императорскую академию художеств в Петербурге. Был он учеником знаменитого русского живописца Константина Савицкого. В истории же белорусского искусства Волков прославился полотном-гигантом «Минск. З июля 1944 года».

- Я уверен, - говорит Леонид Аронович, - за три года Волков заложил во мне основы будущего профессионального творчества художника, особенно в области рисунка.

А еще Волков помог впервые выставиться талантливому парню. В 1930-е была такая минская традиция: к крупным праздникам витрины магазинов на Советской и Ленинской улицах украшали работами студийцев.

- Мне повезло выставиться в витрине ГУМа, - вспоминает Шварцман. – Это была серия на больших листах по мотивам «Приключений Гулливера» Джонатана Свифта.

Домики за спиной у мамы-обезьянки напоминаю кварталы старой Немиги - такая ассоциация была у Леонида Шварцмана. Фото: личный архив

Домики за спиной у мамы-обезьянки напоминаю кварталы старой Немиги - такая ассоциация была у Леонида Шварцмана. Фото: личный архив

Многие ученики Волкова после окончания школы-десятилетки и студии мечтали поступить в ленинградскую Академию художеств. На такой волне в 1938-м Шварцман оказался в Ленинграде. Поехал он со своим товарищем по минской студии Львом Мильчиным. Благо, жить было где – на Васильевском острове уже жил старший брат Швармана. Но творческие экзамены минчане не сдали – не выдержали конкуренции:

- Правда, нам предложили поступить в подготовительную школу при академии. Лева отказался и уехал в Москву (потом он также стал художником-постановщиком и режиссером на «Союзмультфильме»). Ну а я решил остаться и учиться. Так и начался мой путь художника. Хотя это уже другая история - неминская.

СТОП-КАДР

Как узнать Минск в фильмах Шварцмана?

После войны Леонид Шварцман приезжал в Минск несколько раз. В первый раз искал родственников, потом - в творческие командировки. Последний раз был тут в 1985-м на всесоюзном кинофестивале. Не однажды он делал наброски близких ему уголков Минска с натуры, ходил по городу с этюдником.

- Не удивительно, что город подспудно возникал в моих работах, - рассуждает Леонид Аронович. - Воспоминания о городе детства есть в тех вымышленных городках, где живут Крокодил Гена и Чебурашка, обезьянки и Доверчивый дракон, отчасти - персонажи «Рукавички». Все эти небольшие домики, маленькие улочки – фантазии на тему воспоминаний об уютном мире Минска моего детства.

СПРАВКА «КП»

Леонид ШВАРЦМАН родился 30 августа 1920 года в Минске. В 1950-м окончил художественный факультет ВГИКа, но уже с 1948-го (по 2002-й) работал на «Союзмультфильме». Работал с режиссерами Львом Атамановым, Романом Качановым, Иваном Уфимцевым и Инессой Ковалевской. Придумывал персонажей картин «Аленький цветочек», «Золотая антилопа», «Снежная королева», «Котенок по имени Гав», «Потерялась внучка», «Варежка», серии о Крокодиле Гене и Чебурашке, «38 попугаев», «Дора-дора-помидора». Как режиссер и художник-постановщик Шварцман снял «Доверчивого дракона», «Я жду тебя, кит», «Гирлянда из малышей», некоторые выпуски «Котенка…» и 6-серийку «Осторожно, обезьянки!». У Шварцмана было две персональные выставки в Москве. Вступил в советский Союз кинематографистов в 1965 году: у Леонида Ароновича билет № 43 за подписью знаменитого Ивана Пырьева.

КСТАТИ

Все решил «Бемби»

Леонид Шварцман вспоминает, что после войны в Москве частенько показывали трофейное кино. Однажды он увидел диснеевский мультфильм «Бемби»:

- Я был потрясен и поступил вместо отделения натурного кино ВГИКа, как и собирался ранее, на мультипликационное.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также