2017-09-27T09:34:45+03:00
КП Беларусь

«Ночью на поиски не выходят, но мы решились от безысходности»

Журналисты «Комсомолки» поучаствовали в поисках пропавшего в Беловежской пуще мальчика [фото]
Поделиться:
Энтузиазм волонтеров не угасает даже после полутора недель безрезультатных поисков.Энтузиазм волонтеров не угасает даже после полутора недель безрезультатных поисков.Фото: Сергей ГАПОН

- Сколько вас человек? Добровольцев и прессу немедленно возвращайте в штаб! – кричит в телефонную трубку координатор волонтеров из поисково-спасательного отряда «Ангел» Кирилл.

Уже около 8 часов вечера, девятый день безуспешных поисков 11-летнего Максима Мархалюка, пропавшего в окрестностях деревни Новый Двор в Гродненской области. Полчаса назад в лагерь вернулись последние две поисковых группы – их Кирилл тоже поторапливал поскорее выбираться из леса.

- Поиски в темное время суток мы не ведем, - строго объясняет он. - В пуще темнеет очень быстро, ночью – хоть глаз выколи, неподготовленным людям туда нечего и соваться. Я и днем по лесу собираю отставших и потерявшихся, а тут ночь!

Подготовленные волонтеры умеют ориентироваться в лесу даже в темноте. Фото: Сергей ГАПОН

Подготовленные волонтеры умеют ориентироваться в лесу даже в темноте.Фото: Сергей ГАПОН

Мы приехали в лес вместе с поисково-спасательным отрядом «ЦентрСпас». Они, как и «Ангел», знают свою работу – умеют читать карты, хорошо ориентируются в лесу. Двоих гражданских вместе с одним из поисковиков все-таки отправляют на базу. Мы остаемся.

- Возьмите фонарики. И не отставайте! – дают нам установку.

С просеки сворачиваем вглубь леса. Фонарики на каждом шагу высвечивают грибы – их тут море, но волонтерам не до них. Они решили проверить место, на которое указала какая-то женщина, «которой можно доверять».

- Ночью на поиски не выходят, но мы решились от безысходности, - говорит волонтер «ЦентрСпаса».

Говорят, мальчишка хорошо знал этот лес. Фото: Сергей ГАПОН

Говорят, мальчишка хорошо знал этот лес.Фото: Сергей ГАПОН

Продираться приходится через поваленные деревья и густые кустарники. Все идут рядом друг с другом. О каждой остановке предупреждают, даже если кто-то присел просто завязать шнурки на ботинках.

- Стоп… А нет, работаем дальше, показалось, что под деревом пакет, - у всех есть фонарики, но лучше быть в поле зрения, идти рука об руку.

Внимательно осматриваются даже кормушки для животных и ограждения загонов. Фото: Сергей ГАПОН

Внимательно осматриваются даже кормушки для животных и ограждения загонов.Фото: Сергей ГАПОН

Среди леса встречается деревянное здание. Волонтеры заглядывают и в него. Там свалены тюки сена – рядом есть кормушка для диких животных.

Волонтеры не боятся заглянуть внутрь одиноко стоящего здания посреди леса. Фото: Сергей ГАПОН

Волонтеры не боятся заглянуть внутрь одиноко стоящего здания посреди леса.Фото: Сергей ГАПОН

- Здесь сушка! – громко объявляет один из волонтеров.

Сушка фотографируется, о находке сообщают в штаб.

- А здесь под тюком сено как будто примято… Это могла быть лежанка!

Осмотрели и прощупали все рулоны сена - ничего. Фото: Сергей ГАПОН

Осмотрели и прощупали все рулоны сена - ничего.Фото: Сергей ГАПОН

Волонтеры осматривают все остальные рулоны, но приходят к выводу, что на место ночлега ребенка эта выемка, рядом с которой лежит сушка, мало похожа. Все вымотаны и физически, и морально, и принимают желаемое за действительное. В глухом лесу не страшно быть вместе с другими, но в воздухе будто витает какая-то тревога. До сих пор о мальчике нет вообще никакой информации, но надежда найти его все еще теплится. И кажется, что это случится как раз тогда, когда руки уже опустились.

Ночное прочесывание леса продолжается еще пару часов, пока мы не выходим на кормовую поляну размером с 50-метровый бассейн. Почему-то именно на нее указали поисковикам. Выстраиваемся в цепочку вдоль поля, и, внимательно глядя под ноги, осматриваем его. Ни-че-го.

Сушку, возможно, обронил тот, кто складывал сено, но о ней все равно доложили в штаб. Фото: Сергей ГАПОН

Сушку, возможно, обронил тот, кто складывал сено, но о ней все равно доложили в штаб.Фото: Сергей ГАПОН

- Точно хорошо просмотрели все? Ладно, возвращаемся в штаб, я увидел то, что хотел, но здесь пусто, - устало говорит координатор нашей небольшой группы.

Обратно двигаемся так же медленно, по пути просвечивая лес вдоль просеки.

- Иногда приходится проверять любые версии, даже самые бредовые. Только бы найти его, - пожимают плечами поисковики.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

10 вопросов о поисках Максима Мархалюка в Беловежской пуще (Подробнее)

По исчезновению мальчика в Беловежской пуще Следственный комитет возбудил уголовное дело (Подробнее)

Беловежскую пущу обыскали в радиусе 15 - 20 км. Мальчика не нашли (Подробнее)

Это самые крупномасштабные поиски: Пропавшего в Беловежской пуще мальчика ищут 2000 человек (Подробнее)

Волонтер, которая искала в лесу пропавшего Максима: "Уволили за прогул, но я не переживаю. Главное - найти ребенка!" (Подробнее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также