2017-10-20T15:42:57+03:00

Как на фото вытравливали лица репрессированных белорусских писателей

Советские цензоры тщательно исправляли фотодокументы, связанные с историей белорусской литературы конца 1920 - 1930-х
Поделиться:
Комментарии: comments2
После нескольких перестраховок цензоров на фото с Янисом Райнисом (на верхнем фото второй слева в первом ряду) и Янкой Купалой (на верхнем фото третий слева в первом ряду) не только исчезли лица трех поэтов, но и переместились остальные действующие лица, чтобы замаскировать пустоты. Фото: архив музея.После нескольких перестраховок цензоров на фото с Янисом Райнисом (на верхнем фото второй слева в первом ряду) и Янкой Купалой (на верхнем фото третий слева в первом ряду) не только исчезли лица трех поэтов, но и переместились остальные действующие лица, чтобы замаскировать пустоты. Фото: архив музея.
Изменить размер текста:

На снимке 1913 года - петербургские студенты-белорусы и белорусская же интеллигенция города на Неве с Янкой Купалой после премьеры «Паўлінкі». Всматриваемся в десятки молодых лиц, какими они были 100 лет назад, и сперва даже не замечаем на фото странные пятна. Потом понимаем: там было чье-то изображение! Но одна его половина превратилась в продолжение черного пиджака соседа, а другую просто замазали белой краской…

«Страчаныя абліччы» в Литературном музее Янки Купалы - один из самых сильных выставочных проектов года. Экспонаты из четырех белорусских музеев рассказывают о расстрелянной и высланной истории белорусской литературы конца 1920 - 1930-х. Все предметы расположили за решеткой, а общий вид зала напоминает пересылочные вагоны для врагов народа. Автор идеи и один из куратор Павел Королев говорит, что экспонаты отбирали с точки зрения их эмоциональной силы:

- Из-за решеток улыбаются с фотографий молодые лица, но рядом стоят чемоданы, с которыми отправились в ссылку Максим Горецкий и Сергей Новик-Пеюн. Показываем пояс Андрея Александровича, рушники семьи Горецких, Михася Чарота, письмо Алеся Дудара маме из тюрьмы «американки». Причем выставка все время пополнялась: люди приносили предметы из домашних архивов.

Кто был лишним на премьере «Паўлінкі»

История снимка с премьеры «Паўлінкі» - яркая иллюстрация событий того времени. Музейщики нашли другую версию этого фото - она скадрирована, но здесь есть недостающее лицо. Оказывается, на снимке замазали изображение автора первой «Геаграфіі Беларусі», члена правительства Белорусской Народной Республики, зампреда Института Белорусской культуры (прообраза Академии наук) Аркадия Смолича. Причины очевидны: пять лет ссылки в Пермскую и Тюменскую области за вредительство и антисоветчину, а после неполных двух лет на свободе - новый арест и расстрел в 1938-м. Впервые Смолича арестовали в июне 1930 года по делу «Союза освобождения Беларуси» - мифической организации, достоверных фактов о существовании которой нет и теперь. По этому громкому делу, что завершило период «белорусизации» 1920-х, арестовали по обвинениям в национал-демократизме, антисоветчине и вредительстве в 1930 - 1931 годах 108 государственных деятелей, деятелей культуры, литературы и науки, осудили 86 из них. В 1937 - 1941 годах дела многих фигурантов (того же Смолича) пересмотрели и вынесли им расстрельные приговоры.

На этом групповом фото 1913 года, где снято более 50 человек, не сразу заметишь отсутствие одного лица. Фото: архив музея.

На этом групповом фото 1913 года, где снято более 50 человек, не сразу заметишь отсутствие одного лица. Фото: архив музея.

То место, где был Аркадий Смолич, буквально выскребали со снимка. Фото: архив музея.

То место, где был Аркадий Смолич, буквально выскребали со снимка. Фото: архив музея.

- Снимок поступил в музей из частных рук уже в таком виде. Мы думаем, что «вычищали» нежелательное лицо в период сталинских репрессий или их отзвука в последующие десятилетия, - говорит Павел Королев. - Смолича реабилитировали в 1957-м, но только по второму приговору. А за пятилетнюю ссылку справедливость восстановили лишь в 1988-м.

А этот слегка скадрированный по краям снимок помог установить личность пропавшего с предыдущего фото Смолича. Фото: архив музея.

А этот слегка скадрированный по краям снимок помог установить личность пропавшего с предыдущего фото Смолича. Фото: архив музея.

Есть несколько версий снимков Купалы и литераторов - членов объединения «Маладняк». На оригинале музейщики не смогли установить несколько лиц: в описании они помечены как «невядомы». Речь о мужчине в центре верхнего ряда и о мужчине с ребенком чуть ниже. В издании «Жыццё і творчасць Янкі Купалы» 1959 года эти лица просто исчезли.

- Составляла иллюстрационный том вдова Купалы Владислава Францевна Луцевич, которая, конечно, знала буквально всех героев фото. Возможно, из каких-то соображений эти люди и попали под слой белил, - замечает Павел Королев.

Кстати, в литературе есть и еще одна версия фото: на ней отсутствует только загадочный мужчина в центре верхнего ряда.

На снимках литературного объединения "Маладняк" исчезло сразу три человека. Фото: архив музея.

На снимках литературного объединения "Маладняк" исчезло сразу три человека. Фото: архив музея.

Пять лет ГУЛАГа за фото

Неудивительно, что цензура в то время так тщательно удаляла героев различных фотодокументов - недостаточно отретушированные снимки могли даже стать причиной арестов.

- Весной 1937-го Дом-музей I съезда РСДРП открылся после двухлетней реэкспозиции, - рассказывает доктор исторических наук, профессор Александр Гужаловский. - Но уже спустя несколько месяцев комиссия Института истории партии обнаружила «фальсификации документов». Речь шла о шести тысячах негативов, на которых хватало изображений «разных контрреволюционеров, разных фото с вражеским нам содержанием». Например, на снимках с изображениями героев событий первой русской революции комиссия нашла черные пятна. А на фото Сталина с группой большевиков в Туруханской ссылке на месте изображения Льва Каменева вообще появился куст.

В фотокопиях текстовых документов нежелательные фамилии недостаточно забелили. Скажем, легко читались «Каменев» и «Зиновьев» в бумагах заседания ЦК 18 февраля 1918 года. Мало белой краски положили и на подписи уже расстрелянных членов Временного рабоче-крестьянского правительства БССР Рейнгольта, Пикеля и Найденкова на декларации о слиянии советских Беларуси и Литвы. А на телеграмме в Совнарком РСФСР о создании БССР от подписи Найденкова даже оставили первые три буквы. Комиссия также прочла под слоем белой краски нежелательные фамилии и на Манифесте о создании БССР.

На выставке в музее Купалы поставили крест, созданный из портретов белорусских писателей, расстрелянных в ночь с 29 на 30 октября 1937 года – «ночь длинных ножей» нашей литературы. А многие экспонаты, в том числе скульптура Купалы, помещены за решетку. Фото: Павел МАРТИНЧИК

На выставке в музее Купалы поставили крест, созданный из портретов белорусских писателей, расстрелянных в ночь с 29 на 30 октября 1937 года – «ночь длинных ножей» нашей литературы. А многие экспонаты, в том числе скульптура Купалы, помещены за решетку.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Пострадал на одном из фото в экспозиции Дома-музея даже флаг партии Бунд - социал-демократы из числа еврейских рабочих, весомая политическая сила времен первой русской революции. На снимке 1905 года слишком заметно вытравили название партии. При этом экспонирование фото с сохраненной надписью «Бунд» (а также снимков комкора Гая и историка Невского) в минском Музее революции еще осенью 1935-го комиссия того же Института истории партии назвала «политической ошибкой и фальсификацией». Тогда директора музея Данильчика и научного сотрудника Кийко обвинили в троцкизме и осудили на пять и три года исправительно-трудовых лагерей. Оба погибли в ГУЛАГе. Три с половиной года лагерей за политические ошибки при проведении экскурсий получила научный сотрудник этого же музея Розина.

Реабилитирован, но на фото не возвращен

Этого снимка нет на выставке, но он по праву мог бы там оказаться. С 14 по 21 ноября 1926 года на минской Академической конференции по реформе белоруской орфографии делегатом был министр просвещения Латвии, знаменитый поэт Янис Райнис. В эти дни в фотоателье «Трудколлектив» он сделал фото с Янкой Купалой, Змитроком Бядулей и членами литературного объединения «Узвышша».

Но в книге «Жыццё і творчасць Янкі Купалы» 1959 года со снимка исчез литературный критик Адам Бабареко (стоит второй слева), а на его место подвинули, дорисовав часть плеча и руки, поэта Язэпа Пущу. Оба были репрессированы по сфабрикованному делу Союза освобождения Беларуси в один день - 25 июля 1930-го.

Вот таким образом изменялся состав героев этого снимка: сначала с него пропало изображение литературного критика Адама Бабареко, а во второй версии не фото не стало еще Язэпа Пущи и Владимира Дубовки, а других расставили вперемешку. Фото: архив музея.

Вот таким образом изменялся состав героев этого снимка: сначала с него пропало изображение литературного критика Адама Бабареко, а во второй версии не фото не стало еще Язэпа Пущи и Владимира Дубовки, а других расставили вперемешку. Фото: архив музея.

- Возможно, Владислава Францевна или издательство проявило осторожность. Ведь в год выхода книги Бабареко был полностью реабилитирован посмертно (после первой 7-летней ссылки он не пережил второй 10-летний срок), - думает Павел Королев.

А есть и такая версия кадра (ее музею подсказал поэт Сергей Панизник), где нет ни Пущи, ни поэта Владимира Дубовки (стоит в центре). Напомним, с Пущи сняли все обвинения еще в 1956-м: он после пятилетней уральской высылки жил в основном под Владимиром. А Дубовка, арестованный же по делу «вызваленцаў» на пять дней раньше, провел в лагерях и ссылках почти 27 лет и был реабилитирован в 1957-м…

3. В страницы этого почти не дошедшего до читателя сборника Купалы несколько лет заворачивали продукты. Не удивительно, что сохранилось всего несколько экземпляров книги. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

3. В страницы этого почти не дошедшего до читателя сборника Купалы несколько лет заворачивали продукты. Не удивительно, что сохранилось всего несколько экземпляров книги.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Выставка в музее Купалы более чем символична - многим молодым литераторам 1920-х, позже репрессированным, именно он давал путевку в жизнь. Регулярные встречи с молодежью проходили в доме народного поэта, что размещался до войны на месте нынешнего музея. Тут же Купала пытался покончить жизнь самоубийством в 1930-м - как раз тогда молох дела «Союза освобождения Беларуси» подмял под себя едва ли не всех его друзей и приближался к самому классику. Травля поэта началась со сборника «Творы» 1928 года: в страницы его отпечатанного, но почти не дошедшего до читателя тиража в Минске еще несколько лет заворачивали продукты. Вплоть до публичных покаянных писем с признаниями в политических ошибках Купала был на волоске от того, чтобы тоже оказаться сосланным и исчезнувшим с фото.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также