2018-01-24T15:18:57+03:00

Аритмия медицинской профессии: почему врачи сгорают на работе?

Журналисты «КП» разбираются, что заставляет докторов брать по две ставки и работать на износ – безденежье или простое желание помочь максимальному количеству пациентов [радиопередача]
Поделиться:
Комментарии: comments92
Все чаще врачи по всей стране попадают с работы прямо на больничную койкуВсе чаще врачи по всей стране попадают с работы прямо на больничную койкуФото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

- Заведующая терапевтическим отделением – один из лучших наших специалистов, училась 8 лет, постоянно совершенствуется, повышает квалификацию! - главврач белоярской районной больницы Юрий Иушин гордо тычет пальцем в женщину с осунувшимся лицом, которая спешно заполняет служебные бланки. Заведующая затравлено смотрит на нас, ежится в своем белом халате и с удвоенной силой принимается за письменную работу. А главврач неожиданно добавляет:

- Смотрите, в каких свинячьих условиях работает! Проводит лучшие годы свои. Уработана до того, что сейчас заплачет. Она физически измотана. Вот ушел у нее доктор в отпуск, и Ольга Ивановна осталась одна. Она и заведующая, и лечащий врач. Она на все руки. И обход проводит, и документацию всю ведет. Отделению нужно три доктора. А она одна за всех…

Аритмия медицинской профессии: почему врачи сгорают на работе?

00:00
00:00

Выйдя из кабинета, мы озадаченно интересуемся у главврача:

- А вы не боитесь, что после такой «сверхмотивирующей» речи Ольга Ивановна сбежит? Или того хуже – уже сбежала. Через окно.

- Я психолог по образованию, - отмахивается тот. – Ольга Ивановна после этой встряски наоборот будет работать еще лучше…

Ольга Ивановна не нашлась, что ответить главному врачу Фото: Алексей БУЛАТОВ

Ольга Ивановна не нашлась, что ответить главному врачуФото: Алексей БУЛАТОВ

«ОТЛЕЖУСЬ ПОСЛЕ ИНФАРКТА И СНОВА НА ПОЛТОРЫ СТАВКИ»

За неделю до этого мотивирующего разговора в Екатеринбурге произошло ЧП – у 36-летнего кардиолога «скорой помощи» случился инфаркт. Алексей Иванов работал на две ставки. Выходных почти не было. В итоге после очередного суточного дежурства доктор заработал сердечный приступ, который сам же себе и диагностировал. Коллеги спасли кардиолога. А он уже снова рвется в «бой».

- Теперь на две ставки работать больше не буду. Только на полторы, - заявил нам Алексей.

- Вы из-за денег, да? – сочувственно посмотрели мы на доктора.

- Не только. Просто очень люблю свою работу. И вообще не мучайте меня вопросами. Я ж инфаркт недавно перенес! - быстро свернул разговор доктор-пациент.

Но эта история хотя бы со счастливым финалом. Медики по всей России, когда разговор заходит о переутомлении на работе, сразу вспоминают 50-летнюю акушера-гинеколога из Иркутской области. 26 октября этого года Оксана Кивлева ушла домой после суточного дежурства. А на следующее утро ее тело обнаружили родственники. «Обычное дело: день отработала, ночь отдежурила, отоспалась, и снова на работу», - делились с местными журналистами коллеги Кивлевой. Патологоанатом поставил диагноз «острый коронарный синдром»

Оксана Кивлева скончалась после суточного дежурства. Фото: сайт Ангарского перинатального центра

Оксана Кивлева скончалась после суточного дежурства. Фото: сайт Ангарского перинатального центра

«Почему медикам разрешается работать на две ставки, ведь чрезмерная занятость негативно отражается на их работоспособности и здоровье?» - отправили мы запрос в горздрав Екатеринбурга. Вскоре пришел ответ короткий, как отдых докторов: «Совмещение врачам и другим медицинским работникам законодательством Российской Федерации не запрещено».

Почему же доктора вгоняют сами себя в добровольное рабство?

ПРИЧИНА ОЧЕВИДНАЯ: ДЕНЬГИ

С Андреем Смирновым (имя изменено по его просьбе), заместителем главного врача по медицинской работе одной уральской муниципальной больницы, мы знакомы уже не первый год. Он помогал нам в одном расследовании. При каждой нашей встрече Андрей Геннадьевич юморил, говорил без умолку, в общем создавал впечатление очень позитивного человека. А тут, когда мы решили у него поинтересоваться про врачей, которые берут дополнительные ставки, от старого доброго Смирнова не осталось и следа.

- Я крайне отрицательно отношусь к тому, что врачи вынуждены работать на нескольких ставках. Но по-другому никак, - мрачно заявляет Андрей Геннадьевич. - Чтобы получать нормальные деньги, нужно работать в отделении, плюс где-то еще подрабатывать и брать 7-8 дежурств в месяц. Естественно, врач гробит свое здоровье. Я сам всю жизнь горбатился на нескольких ставках. Семью почти не видишь. У меня так дети выросли. Постоянно врачи перегорают. Я сам пережил инфаркт.

Фельдшер «скорой» Анастасия добавляет:

- Мы на одну ставку никогда не работаем. Дополнительные смены постоянно берем. Это только по телевизору говорят, что медикам зарплату добавили. А нас потом тыкают: «Вам же добавили, че вы жалуетесь?!». Никто не жалуется, только кто добавил-то? В декабре 2016 года наоборот у нас убрали надбавки за стаж и за ночные смены. Я тогда как раз ипотеку взяла. Получаю квитанцию о зарплате, а там 14 тысяч! Я в отделе кадров прямо и разрыдалась.

Врачи проводят сутки на работе Фото: Алексей БУЛАТОВ

Врачи проводят сутки на работеФото: Алексей БУЛАТОВ

ПРИЧИНА ОФИЦИАЛЬНАЯ: НЕКОМУ РАБОТАТЬ

Пресс-секретарь Минздрава Свердловской области Константин Шестаков не согласен, что главная проблема медицины - это зарплата.

- В области у нас средняя зарплата врача – порядка 50 тысяч рублей. Тут дело в другом: если запретить медикам работать на несколько ставок, то кто будет помогать людям? У нас дефицит кадров порядка 50 процентов! – жалуется Шестаков. - Медицинскую помощь оказывать нужно, а работать некому. Поэтому вынуждены врачи брать дополнительные смены. Сейчас не пропагандируют врачебную специальность. Журналисты пишут про докторов всякие гадости. Молодежь читает это, и не хочет идти в профессию!

- Какие уж тут гадости?! Мы наоборот пишем, что бедные врачи ради пациентов все здоровье готовы оставить.

Слово за слово, договариваемся с Константином, что сами выберем любую больницу в области и покажем жизнь местных докторов в позитивном ключе. Ну и подрастающее поколение заодно поагитируем идти в медицину.

В больницах Камышлова, Березовского и Карпинска нервно пробурчали: «Какие еще разговоры с персоналом? Вы что – хотите закон о персональных данных пациентов нарушить?!» А главврач белоярской ЦРБ заинтриговал с первых секунд телефонного разговора:

- Если вы напишете про нашу больницу, уволят и меня, и вас. Но вы приезжайте.

Терять работу не хотелось. Но мы поехали.

В больницах некому работать Фото: Алексей БУЛАТОВ

В больницах некому работатьФото: Алексей БУЛАТОВ

ПРИЧИНА ЖИЛИЩНАЯ: БУДУТ КВАРТИРЫ, ЗАКРОЕМ СТАВКИ

И вот мы на экскурсии по Белоярской больнице. Проводит ее соответственно главврач Юрий Иушин. Мы обсуждаем с ним Ольгу Ивановну из терапевтического отделения, к которой только что наведались (та самая из начала статьи).

- А почему вы не наймете еще врачей в помощь Ольге Ивановне?

- Так никто не идет! Дайте жилье, тогда я буду привлекать специалистов. Я даже пошел на то, что установил врачам общей практики (это универсалы, которые и педиатры, и гинекологи) зарплату – 60 тысяч рублей. И что думаете – побежали к нам? Никто не пошел! А кто поедет работать в дыру? У нас есть несколько хороших модульных фельдшерско-акушерских пунктов. Мы даже их не можем укомплектовать кадрами. Они простаивают. Без жилья я не могу специалистов заманить к нам в район.

Юрий Иушин на обходе по больнице Фото: Алексей БУЛАТОВ

Юрий Иушин на обходе по больницеФото: Алексей БУЛАТОВ

- Но есть же федеральная программа «Земский доктор». По ней каждому врачу, который готов уехать на пять лет работать в сельскую местность, выделяется 1 миллион рублей подъемных…

- Эта программа - хрень полная, - кипятится Иушин. - Как правило, пользуются ей выходцы из Средней Азии. Они получают гражданство, адаптируют свой медицинский диплом. И вот только такую сотрудницу возьмешь в штат, она – раз – и ушла в декрет. Потом во второй. И не выходя толком на работу, отработала этот миллион. Я считаю, нужно давать деньги именно на покупку жилья! И чтобы они выделялись адресно по ходатайству главного врача.

Как тут не вспомнить Владислава Тетюхина. Это тот самый герой Forbes, бывший гендиректор корпорации ВСМПО-Ависма, чье состояние журнал оценивал в 3,2 миллиарда рублей. В 80 лет Тетюхин продал все свои акции родного предприятия. А вырученные деньги вложил в строительство уникального реабилитационного госпиталя в Нижнем Тагиле. Рядом с медцентром стоит уютный многоквартирный дом. В нем живут иногородние медики.

- Мы собирали врачей для нашего госпиталя по всей стране, - объясняет нам Владислав Валентинович. – Чтобы перед ними не стоял вопрос жилья, мы за свой счет построили для них в Тагиле дом. Сейчас в нем живет 60 специалистов.

Владислав Тетюхин построил для своего персонала жилье. Увы, большинство больниц в нашей стране не смогут позволить себе такую роскошь Фото: Алексей БУЛАТОВ

Владислав Тетюхин построил для своего персонала жилье. Увы, большинство больниц в нашей стране не смогут позволить себе такую роскошьФото: Алексей БУЛАТОВ

Жаль, эту практику не применить на всю Россию. Вот было бы здорово, если бы у каждого руководителя больницы в качестве подспорья имелись деньги, вырученные с продажи акций.

Что характерно, даже сверхсовременный госпиталь Тетюхина испытывает дефицит кадров. По словам Владислава Валентиновича, они не могут найти порядка 15 процентов специалистов.

ПРИЧИНА ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ: А ВЫ СМОЖЕТЕ РАБОТАТЬ В ПОСТОЯННОМ СТРЕССЕ?

Мы тем временем снова в больнице Белоярского. Здесь шум-гам. В поликлинике (она стоит рядом с ЦРБ) пенсионер пришел к кардиологу. Кардиограмма оказалась плохая, и врач заподозрил сердечный приступ. Вызвал «скорую».

- Мы прошли по коридору, соединяющему больницу с поликлиникой, и отвезли мужчину на каталке в стационар, - делится фельдшер «неотложки» Елена. – Почему, кардиолог сам не мог этого сделать, вопрос открытый. Даже анекдот такой есть: в поликлинике упал человек. Стоят над ним терапевт, хирург, кардиолог и невролог. «Что будем делать?». «А давайте вызовем «скорую»! Они решат».

Анекдот: в поликлинике упал человек. Стоят над ним терапевт, хирург, кардиолог и невролог. «Что будем делать?». «А давайте вызовем «скорую»! Они решат» Фото: Алексей БУЛАТОВ

Анекдот: в поликлинике упал человек. Стоят над ним терапевт, хирург, кардиолог и невролог. «Что будем делать?». «А давайте вызовем «скорую»! Они решат»Фото: Алексей БУЛАТОВ

Впрочем, для сотрудников «скорой» такой вызов – это практически отдых. Здесь «сгорают» на работе даже не из-за переутомления (хотя и его хватает), а из-за стресса.

- И от топора бегали, и от ножа. Однажды один сумасшедший чуть не задушил фонендоскопом. А собаки – это вообще классика, - признается бригада, с которой мы напросились на вызов. – Недавно наша коллега Анька зашла во двор частного дома, а на нее как побежит здоровенная псина. Ладно, она сориентировалась – умудрилась свой сотовый засунуть собаке в пасть. Это Аню и спасло от укуса.

Этот мобильник сейчас хранится у фельдшеров, как трофей. Показали телефон и нам. Следы от клыков на экранчике реально впечатляют.

Ну, а мы уже подъезжаем к нужному адресу. Угрозы никакой не наблюдается. Простой деревенский мужик Санек перепил и рухнул на пол. В итоге подозрение на перелом ребра.

- Вы с какого дня пьете? – интересуется у пациента фельдшер Елена.

- А я и не переставал, - хмыкает Санек. Его товарищ по бутылке, едва узнает, что Шурика придется везти в больницу, безапелляционно заявляет:

- Саньку нельзя в больницу! Ему единственному в магазине водку в долг продают…

Справа - Санек. Он единственный мужик в поселке Режик, которому продают в магазине водку в долг Фото: Алексей БУЛАТОВ

Справа - Санек. Он единственный мужик в поселке Режик, которому продают в магазине водку в долгФото: Алексей БУЛАТОВ

ПРИЧИНА БЮРОКРАТИЧЕСКАЯ: БРЕД, НО БОЛЬНИЦА ДОЛЖНА ЗАРАБАТЫВАТЬ!

Когда Санек оказывается в приемном отделении, мы вспоминаем про пророчество главврача. Он ведь ванговал, что после нашей статьи рабочего места лишится и он, и мы.

Юрий Иванович пока занят – проводит совещание. Но разрешает нам тихонько посидеть в уголке. Заведующий каждого отделения отчитывается, сколько было запланировано принять пациентов в ноябре, и какое количество вылечили на самом деле. Так, в терапии при плане в 93 человека приняли 97. В педиатрии по плану – 35, а вылечили 36. У «скорой» было 1134 «клиента» (план – 1021) и т.д.

- А что это за планы у вас такие? – интересуемся у Иушина после совещания.

- Вы, наверное, думали, что у нас бесплатная медицина? – щурится главврач. – Ничего подобного! У нас страховая медицина. Все финансирование больниц осуществляют страховые фирмы. В нашу больницу за год попадет примерно 200 тысяч человек. Страховщики выделяют нам деньги именно на это количество людей. Вот и получается: если я не добираю пациентов, то теряю финансирование. Если перевыполняю план, тоже плохо. Придется лечить за счет больницы. Конечно, врачам тяжело в такой ситуации. Тут же свихнуться можно.

Больницы должны зарабатывать Фото: Алексей БУЛАТОВ

Больницы должны зарабатыватьФото: Алексей БУЛАТОВ

Рядом с Иушиным сидит зам по амбулаторно-поликлинической службе Любовь Дюндина. От слов начальника она ощутимо приуныла.

- А в «скорой» сейчас что происходит, - вздыхает она. - Врачи приехали, помощь оказали, а потом должны подать документы об этом в страховую. Их эксперт смотрит, правильно ли врачи оказали медицинскую помощь в соответствии со стандартами. Если какая-то процедура не была указана в отчете, страховая снимает с нас полную оплату за этот вызов, да еще и штрафуют на 9 тысяч рублей. Поэтому врач всегда заточен на то, чтобы не только спасти человека, но и указать все свои действия до мельчайших подробностей в отчете.

- А мы не производство, - почти уже кричит Юрий Иванович. - Мы не коммерческая структура, чтобы зарабатывать!

- А уволить-то нас с вами почему должны? – наконец, спрашиваем мы.

- Потому что про негатив нельзя рассказывать и нельзя его публиковать! - трясет указательным пальцем главврач. - Не тешьте себя надеждой. У нас ведь все талдычат, что медицина на подъеме, что в медицине высокие технологии.

На этом главврач Иушин прощается. Ему надо ехать на традиционную встречу с населением – заниматься медицинским ликбезом. Вслед его машине машет алкоголик Санек, которого отпустили домой. Перелом у пациента не подтвердился. А, может, просто план в отделении уже оказался перевыполнен.

Через час Санька выписали Фото: Алексей БУЛАТОВ

Через час Санька выписалиФото: Алексей БУЛАТОВ

Комментарий страховой фирмы

«Без страховых компаний медицина будет еще хуже!»

- Страховые компании в России выполняют очень важную функцию контроля. Если мы не будем контролировать больницы, станет еще хуже, - уверена исполнительный директор страховой компании «Урал-Рецепт М» Галина Марьина. – В последнее время очень много жалоб на причинение вреда здоровья, в том числе с летальным исходом. Тут много причин. Усталость врачебная, например. У нас существует подушевой норматив финансирования медицинских учреждений. Это пациенты, которые прикреплены к больнице. Система работает так: пришел человек или не пришел в больницу, больница получает за него подушевой норматив. Проблема в том, что специалистов не хватает, но маленькие больницы не заинтересованы в том, чтобы отправлять пациентов в большие медцентры. Ведь у них вычтут деньги за этого пациента. Поэтому всеми силами они направления эти не дают. Экономят выделенные деньги.

Мнение эксперта

«Таким способом местные власти и главврачи пытаются исполнить майские указы президента»

Председатель Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе, доктор медицинских наук, эксперт по здравоохранению Алексей СТАРЧЕНКО:

- Изначально в знаменитых майских указах президента, где было поручение повысить зарплаты медикам до среднего уровня по региону, не упоминалось, что речь идет о зарплате при работе на одну ставку. В итоге сейчас получилось, что зарплаты медработников действительно равны или даже чуть превышают средние, но с учетом всех надбавок и работы на 2 - 3 ставки.

Региональные власти, которые отвечают за исполнение президентских указов, сократили рабочие места, в поликлиниках и больницах осталось меньше персонала. Зато у оставшихся доходы выросли, поскольку им приходится пахать за двоих, а то и троих. А где-то врачей определенных специальностей и так не хватало - например, в анестезиологии-реаниматологии, поэтому там давно работали на несколько ставок, и главврачи это обычно очень приветствуют: так ведь выходит, что человек получает больше, и это идет в отчеты.

С другой стороны, сами местные власти поставлены в такие условия всем ходом событий, экономической ситуацией в стране, нехваткой средств на здравоохранение, дефицитом врачей некоторых специальностей.

Наконец, сами медики тоже люди, у них есть аппетиты: если можно работать на две ставки и получать больше, то зачем отказываться? А в итоге всего пострадавшими оказываются не только врачи, чье здоровье подорвано перегрузками, но и пациенты. Причем одно дело - терапевт, который работает круглые сутки и может не так внимательно выслушать-осмотреть пациента, а другое дело - анестезиолог, который засыпает на рабочем месте.

Кстати, в судах сейчас очень часто в процессах по поводу врачебных ошибок, причинения вреда здоровью людей из-за некачественной медпомощи, врачи ссылаются на перегрузки. Но суд не принимает во внимание такие аргументы - это общие разговоры и не считается смягчающим обстоятельством.

Записала Анна Николаева

КСТАТИ

Из чего складываются зарплаты докторов и медсестер

В одном из недавних интервью министр здравоохранения России Вероника Скворцова рассказала, из чего складывается сегодня зарплата медработников. По ее словам, 60% составляет оклад, то есть постоянная, фиксированная часть; 30% - стимулирующие выплаты, причем установлены четкие критерии назначения таких выплат, и еще 10% - оплата внеурочных работ и ночных дежурств. С 1 января 2018 г., согласно майским указам президента, мы переходим на новые целевые показатели: 200% средней зарплаты по региону должно быть у врачей и по 100% - у среднего и младшего медперсонала, отметила министр. И подчеркнула: это произойдет, если региональные власти исполнят рекомендации Минздрава и не будут концентрировать свои финансовые ресурсы на маленькой горстке людей.

Также Скворцова напомнила, что за последние 4 года существенно снизился коэффициент совместительства среди медработников по всей стране. В среднем медики сейчас трудятся на 1,4 ставки, участковые терапевты - на 1,2 ставки, а педиатры - на 1,1 ставки. Более высокий коэффициент совместительства сохраняется среди узких специалистов, что отражает существующий дефицит определенных врачебных специальностей. Чтобы восполнить нехватку, создается в том числе система учета потребностей регионов в тех или иных специальностях медработников.

ОФИЦИАЛЬНО

Как сообщили «КП» в Минздраве России, по данным мониторинга в Свердловской области, идет поэтапный рост средней зарплаты медработников: за 2017 г. врачи получали в среднем 57 990 руб., средний медперсонал - 28 933 руб., младший медперсонал (санитарки, нянечки) - 21 811,9 рубля.

Что касается программы «Земский доктор», то она позволяет получать выплату в 1 млн. руб. медработникам до 50 лет, имеющим высшее образование, прибывшим или переехавшим на работу в сельский населенный пункт, либо рабочий поселок, либо поселок городского типа в Свердловской области. Участвовать в программе могут исключительно граждане России. В 2015 г. такие выплаты получили 68 человек, в 2016-м - 74, в 2017-м - 67 врачей.

Подготовила Анна ДОБРЮХА.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также