2018-02-07T14:56:40+03:00
КП Беларусь

«После запрета на съемки Высоцкого позвала его на день рождения, а Миронов вступился за меня перед ЦК»

Киносценарист Вера Савина рассказала «Комсомолке», как заманивала сниматься на БТ советских суперзвезд
Поделиться:
Редактор БТ в 70-80-х Вера Савина. Фото: Ирена ГУДИЕВСКАЯРедактор БТ в 70-80-х Вера Савина. Фото: Ирена ГУДИЕВСКАЯ
Изменить размер текста:

- Наш театральный отдел литературно-драматической редакции Белорусского ТВ снимал отечественные театры весь год. Но была и летняя страда, когда в Минск приезжали знаменитые МХАТ, Театр на Таганке, Вахтанговский, «Современник», - вспоминает Вера Юрьевна. - К гастролям готовилась программа «Наши гости» - о репертуаре и артистах с отрывками из спектаклей и концертными номерами. Правда, к ее выходу билетов давно не было - их разве что доставали втридорога.

ПИСАЛА СЦЕНАРИИ ЗА 240 РУБЛЕЙ - И НАЧИСЛЯЛА ИХ НА ЗВЕЗД

- Как договаривались со звездами союзного масштаба о записи творческих вечеров?

- С трудом, и дело не в чьих-то капризах. Был конец сезона, артисты - уставшие. А выступление на ТВ тогда стоило копейки - зачем тратить последние силы? Но я провела детство за кулисами (папа - солист Белорусской оперы, дедушка - директор Тульского драмтеатра) и придумала, как преодолеть эту усталость: хорошим гонораром!

- Но в советское время были ведь твердые ставки...

- Да, у народного артиста СССР (скажем, Михаила Ульянова) самая высокая - 15 рублей. Зато авторский гонорар был намного выше: я могла сама получить 240 рублей за сценарий, а герой программы - 30. Я считала это несправедливым и писала сценарии за прославленных артистов. Конечно, свой секрет им не раскрывала - просто называла заманчивую сумму гонорара. А мне хватало на хорошую жизнь зарплаты и других гонораров.

С Владимиром Высоцким Вера Савина была знакома последние четыре года его жизни. Фото: Архив Веры САВИНОЙ

С Владимиром Высоцким Вера Савина была знакома последние четыре года его жизни. Фото: Архив Веры САВИНОЙ

- Но кто поверит, что писал текст народный артист СССР, к примеру?

- К счастью, главным оценщиком талантов на БТ была бухгалтерия. Для ее сотрудниц главный критерий - много страниц: чем больше - тем дороже. Правда, там порой спрашивали: «Что, Миронов (Ульянов, Любшин, Лановой…) сам писал сценарий?» «Да, - отвечала я. - В жару, в гостинице, без удобств. Сидел и писал». Кстати, потом я придумала, как преодолеть порядок выплаты гонораров через несколько месяцев после гастрольной телезаписи. Как только бухгалтерии вручались контрамарки в первый ряд на спектакли московских театров, гастролирующих в Минске, с артистами расплачивались сразу.

- Неужто все удавалось так легко?

- Конечно, нет! Во время гастролей Театра на Таганке в Минске в июне 1979 года я записывала на БТ программу о нем, а еще вечера Валерия Золотухина и Вениамина Смехова. У Дома офицеров тогда выставили дополнительную охрану, люди брали кассы с кулаками. А ведь Таганку тогда ни по телевидению, ни в газетах не жаловали. Вот и руководство БТ потребовало перед записью программы-анонса ее развернутый сценарий. Его в моем присутствии шерстили, делали рекомендации, сказали следить, чтобы актеры не выкинули чего-нибудь. В моей редакторской практике такого инструктажа не случалось ни до, ни после.

ВЫСОЦКИЙ ГОВОРИЛ: «БУТЫЛКА ВОДКИ - И ВСЮ НОЧЬ ВОЮ В ПОДУШКУ»

- Записать встречу со звездой Таганки Владимиром Высоцким в сложившейся ситуации вы даже не предлагали?

- Наоборот! И Высоцкий согласился на съемку. Но за несколько дней до нее запись запретили, сославшись на звонок сверху. Но 9 июня, в день моего рождения, я договорилась с Высоцким, который прилетел в Минск на свои спектакли: после вечернего «Гамлета» (утром шли «10 дней, которые потрясли мир») пойдем ко мне. Володя согласился, но предложил сначала заглянуть в Дом кино (тогда он был в Красном костеле). Там для московских гостей-артистов показывали зарубежные фильмы, которые не шли в прокате. Запомнилось: пока мы шли по Ленинскому проспекту от Дома офицеров до Дома кино, на Высоцкого не обращали внимания. Зато он и прохожих, и афиши комментировал очень смешно - жалею, что ничего не записала. Но мой день рождения мы так и не отметили. В Доме кино он поднялся наверх, где его уже ждали приятели, а когда Володя через полчаса спустился в зал, то еле стоял на ногах, и его увели в гостиницу.

С Мариной Влади Вера Савина встретилась в Каннах - они обе были в международном жюри знаменитого кинофестиваля. Фото: Архив Веры САВИНОЙ

С Мариной Влади Вера Савина встретилась в Каннах - они обе были в международном жюри знаменитого кинофестиваля. Фото: Архив Веры САВИНОЙ

- Но чтобы пригласить в гости всесоюзного масштаба звезду, надо знать человека, прямо скажем, накоротке…

- Не накоротке, но мы были знакомы с февраля 1976-го. Познакомил нас французский поэт, композитор и певец Максим ле Форестье. Перед своим концертом в московском Театре эстрады он представил мне своего друга. Пожали друг другу руки, представились: «Володя». - «Вера». Я запомнила его прямой и насквозь пронизывающий первый взгляд, но не сразу поняла, кто передо мной. Мы непринужденно болтали, а потом входящие в зал зрители вдруг начинают шептаться о моем собеседнике. Он представил меня молодой женщине, секретарю театра: «Захочешь на любой спектакль - к ней, от меня». Тогда-то я и связала все воедино: «Володя? Неужели Высоцкий?» А потом думала: хорошо, что все сложилось так. Иначе я не была бы естественной из-за его популярности.

- А в отрезке между знакомством и отмененной минской съемкой вам приходилось встречаться с Высоцким?

- Года через два после знакомства я в очередной раз воспользовалась «бонусными» контрамарками на Таганку. После спектакля Высоцкий заходит в администраторскую. В раскованной атмосфере я осмелела: «Володя, а мы с вами знакомы!» А в ответ получила такой ледяной взгляд, что готова была провалиться сквозь землю от стыда. Но Высоцкий говорит: «Да вы не волнуйтесь, вы напомните». Начала лепетать: «Мы с Максимом…» - и тут же услышала: «Веронька, я тебя не узнал - у тебя была другая прическа». И дальше мы продолжали говорить, будто и не расставались два года назад - Высоцкий помнил всю нашу беседу. Теперь думаю: наверное, из-за подобного искреннего внимания к собеседнику после смерти Володи появилось так много его «друзей».

А потом мы пришли в его квартиру на Малой Грузинской. Володя сказал: «Веронька, здесь ты у себя дома. Мой дом - это твой дом». Пока он готовил ужин, поставил свою французскую пластинку: «Протопи ты мне баньку по-белому», «Охота на волков», «Он не вернулся из боя». А параллельно гостеприимный домашний Высоцкий по-мужски трогательно и заботливо то пересаживал меня туда, где не дует, то предлагал плед и чай.

- О чем говорили?

- Вспоминали общих французских друзей. С любовью и преданностью он говорил о маме Нине Максимовне, а об отце - с обидой. Восхищался Беллой Ахмадулиной, тепло отзывался о белорусском кинорежиссере Викторе Турове. Неожиданно отчитал меня: «Почему ты не пишешь? Пиши сама. Что за профессия - редактор?» Кстати, на одном из своих последних концертов в Минске в августе 1979-го Высоцкий со сцены сказал, мол, редактор - это не профессия, а полная ерунда. А за кулисами добавил мне: «Я для тебя и говорил, чтобы ты наконец-то начала писать!»

Говорили о многом… Скажем, с концертов в Минске и Москве, уверена, не только я выходила другой, изменившейся, с зарядом энергии Высоцкого. Однажды рассказала Володе об этом и спросила: «Где вы берете силы и энергию?» Он ответил: «Нигде. Бутылка водки - и всю ночь вою в подушку».

Вера Савина и теперь уверена, что после «Гамлета» Высоцкий очень устал - требовалось нечеловеческое усилие, чтобы избежать бега по кругу. Фото: Валерий ПЛОТНИКОВ, РИА Новости

Вера Савина и теперь уверена, что после «Гамлета» Высоцкий очень устал - требовалось нечеловеческое усилие, чтобы избежать бега по кругу. Фото: Валерий ПЛОТНИКОВ, РИА Новости

- Свою последнюю встречу с Владимиром Семеновичем помните?

- Конечно. Я ничего не знала о его запоях и проблемах с наркотиками. А ведь актеры Театра на Таганке не раз говорили мне: «Вам повезло, Володю вы видите в его лучшие моменты». И еще, кстати, советовали не влюбляться в него, мол, может сделать очень больно. Правда, этого я не боялась: влюбиться в Высоцкого - все равно что влюбиться в космос или во Вселенную. Так вот, прощальная встреча была в конце его последней зимы. Он очень хорошо выглядел, в буржуазной длинной дубленке вместо привычной короткой курточки. При этом Володя словно не был похож на себя. Я не экстрасенс, но вдруг почувствовала, что ему недолго осталось жить. Поделилась этим с одной из ведущих актрис Театра на Таганке и объяснила свои ощущения: нельзя сильнее написать или сыграть, чем он это сделал в «Баньке» или в «Гамлете», после - только бег по кругу, если не сделать какое-то нечеловеческое усилие над собой. И та актриса мне ответила: «Володя сам это ощущает».

Одна из телевстреч была записана Верой Юрьевной со Станиславом Любшиным. Фото: архив Веры Савиной

Одна из телевстреч была записана Верой Юрьевной со Станиславом Любшиным. Фото: архив Веры Савиной

УВОЛИЛИ ЗА НАМЕК НА ПЯТУЮ ТОЧКУ В ПЬЕСЕ ГОРИНА

- Вера Юрьевна, на фоне таких невероятных знакомств удивляюсь, почему вы ушли с БТ после 8 лет работы.

- Не ушла - меня уволили по статье за творческий вечер народного артиста РСФСР Андрея Миронова. Причем после него БТ заваливали мешками писем с просьбами о повторе.

- Так что же натворил в телеэфире Миронов?

- Дело было летом 1985-го, когда в Минск приехал с гастролями Московский театр сатиры. На творческих встречах со зрителями его звезда Андрей Миронов читал монолог из недавней премьеры к 40-летию Победы по пьесе Григория Горина «Прощай, конферансье!». В монологе конферансье был смешной куплет: «Веселей, народ, гляди, шпарь на всю Европу. Нам с тобой вперед идти, капиталу - … в другом направлении». Я включила его в сценарий, подписав «автор - Андрей Миронов», и сдала микрофонную папку на подпись руководству. Но тут зам главного редактора литдрамы со стыдливым румянцем тычет в текст и спрашивает: «Вера Юрьевна, что здесь слышится?». Отвечаю, как Пушкин цензору: «Мне - ничего. А вам что?» Краснеет еще больше: «Нет, ну что-то слышится». В итоге куплет заставили вычеркнуть, а Миронова - предупредить, чтобы не читал его. Замечу, в редакции звучали куда более крепкие словечки.

Я сказала Миронову перед записью не читать куплет. Артист посмотрел на меня удивленно и говорит: «Вера, но вы же интеллигентный человек». Для меня эти слова стали отмычкой: «Хорошо, читайте!» На монтаже прошу режиссера, классика нашего ТВ Виктора Карпилова исключить куплет. В ответ опять: «Вера, вы же интеллигентный человек».

Монолог Андрея Миронова стал причиной настоящего скандала на БТ. Фото: amironov.ru

Монолог Андрея Миронова стал причиной настоящего скандала на БТ. Фото: amironov.ru

- Оставили?

- Да. А когда я уехала отдыхать в Коктебель, ежедневно звонила маме с вопросом, вышел ли в эфир вечер Миронова. Но его все нет. А в первый рабочий день возле студии встречаю зампредседателя БТ Бахтияра Бахтиярова. Он мне говорит: «Ты там такого натворила, пришлось перемонтировать, вырезать куплет. Тебе - выговор с увольнением по статье».

- По теперешним временам наказание выглядит слишком суровым, тем более куплет все равно вырезали…

- Я тогда даже подала на БТ в суд. Но еще до него за меня вступились Горин и Миронов - написали письма генпрокурору и в ЦК КПБ. Кстати, Горину сначала втайне от меня написала о неприятной ситуации моя мама. В ответ драматург спросил, чем может помочь, и добавил: «Идиотов в стране еще много - это вы знаете и без меня, но когда от них зависит судьба хороших людей, это горько и обидно». А затем пытался давить на прокуратуру тем, что его пьеса подверглась цензуре, но ничего не добился. На суде, помню, большой теленачальник голосом артиста Малого театра произнес: «Савина посягнула на самое святое! На эфир!» На фоне перемен в стране я пыталась защищаться в суде цитатами из выступлений нового генсека Михаила Горбачева, но процесс, конечно, проиграла.

Встречалась Вера Савина и со знаменитым поэтом эпохи Андреем Вознесенским. Фото: архив Веры Савиной

Встречалась Вера Савина и со знаменитым поэтом эпохи Андреем Вознесенским. Фото: архив Веры Савиной

- Неужели не было шанса вернуться на ТВ, когда осела пена?

- После суда мне позвонил ничего не ведавший Ростислав Янковский. Просил заглянуть на его запись: «Тебе доверяю». А я его огорошила: «Не могу, Ростислав Иванович. Меня уволили». Благородный рыцарь и в искусстве, и в жизни, Янковский звонит в Гостелерадио БССР и пытается вступиться, как он сказал, за «единственного интеллигентного человека на студии». Но в ответ услышал из высокого кабинета: «Она притворяется интеллигентной».

Когда позже в московском Театре сатиры рассказывала о ситуации Андрею Миронову, вспомнила аргумент ответчика: «Над этим куплетом не смеялась публика Дома литераторов». На что артист пошутил: «Ерунда. Смеялась даже публика вашего оперного театра». Миронов внимательно слушал, просил не воспринимать все серьезно. Еще окликнул проходившего мимо Михаила Державина: «Представляешь, я в Минске прочитал монолог конферансье, и хорошего редактора уволили». «Значит, ты так читал, - парировал Державин. - Я читал даже в Киеве - и никого не уволили». А вообще, сегодня я горжусь формулировкой приказа о моем увольнении: «За творческий вечер народного артиста РСФСР Андрея Миронова». Это такой же смешной факт биографии, как приказ об увольнении Владимира Высоцкого из Московского театра миниатюр «за полное отсутствие чувства юмора».

Каким-то невероятным образом Вере Юрьевне удавалось заманивать на БТ самых-самых советских театральных и кинозвезд. На фото - с Иннокентием Смоктуновским. Фото: Архив Веры САВИНОЙ

Каким-то невероятным образом Вере Юрьевне удавалось заманивать на БТ самых-самых советских театральных и кинозвезд. На фото - с Иннокентием Смоктуновским. Фото: Архив Веры САВИНОЙ

А ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ…

«Миронов удивился, что я знаю его маму»

Вера Савина рассказывает, что в детстве ей посчастливилось побывать на эстрадном концерте в минском Доме офицеров. Там участвовали знаменитые родители Андрея Миронова - Мария Миронова и Александр Менакер, а еще реабилитаторы чечетки братья Гусаковы - «танцующие мексиканцы» из «Карнавальной ночи».

- Из-за аншлага папа посадил меня не в зал, а на сцене за занавесом, - вспоминает Вера Юрьевна. - Мария Миронова подошла ко мне: «Ой, какая хорошенькая девочка с бантиками! Чем ты занимаешься?» Папа с гордостью опередил: «Музыкой. Учится в музыкальной школе» (хоть я ходила туда, как на казнь). «Умница, - сказала Миронова. - А мой болван не хочет заниматься музыкой». «Кто это?» - спросила я. - «А ты смотрела «Три плюс два»? Он там снимался. Роман». «Бедная женщина, - подумала я. - Такая талантливая и красивая, и такой некрасивый сын».

Встреча вспомнилась 20 лет спустя. Договорившись о встрече с Мироновым, я пробежала мимо него - не обратила внимания на скромного человека в черных очках. Тогда прирожденный интеллигент Миронов сам меня окликнул: «Вера, куда вы? Это я». Как узнал - не понимаю... Чтобы сгладить неловкость, говорю: «Я разговаривала с вашей мамой о вас. Давно. В том концерте были еще и братья Гусаковы». Миронов удивился: «Сколько же вам лет?»

Вера Савина и Алла Демидова. Фото: архив Веры Савиной

Вера Савина и Алла Демидова. Фото: архив Веры Савиной

ДОСЬЕ «КП»

Вера Савина - из семьи потомственных русских дворян. С 1977 по 1985 годы работала на БТ. Была автором и редактором творческих портретов Андрея Миронова, Михаила Ульянова, Андрея Вознесенского, Ростислава и Олега Янковских, Олега Табакова, Анатолия Папанова, Юрия Яковлева. В 1988 - 1989 годах - внештатный корреспондент программы «Взгляд» на московском ЦТ. С начала 1990-х годов пишет сценарии документальных фильмов – сейчас их снято более тридцати. Благодаря настойчивости Веры Юрьевны в деревне Старые Василишки Щучинского района открыт дом-музей польского рок-музыканта Чеслава Немена, уроженца этих мест.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также