2018-03-13T11:32:03+03:00

Самый кровавый теракт времен СССР: Тридцать лет назад многодетная семья Овечкиных из Иркутска захватила самолет

«Комсомолка» встретилась с экипажем Ту-154, который 8 марта 1988 года выполнял роковой рейс Иркутск – Курган - Ленинград [фото]
Поделиться:
ФОТО: из архива Иркипедии.ФОТО: из архива Иркипедии.
Изменить размер текста:

На закате советской эпохи в Иркутске рождается джазовый ансамбль «Семь Симеонов» - джаз-бенд. В его составе 7 родных братьев Овечкиных. Самому младшему 9 лет, старшему – 26. Основатель и продюсер в одном лице - их мать Нинель Сергеевна. Биографию этой суровой женщины можно уложить в строчку: выросла в детдоме, рано потеряла мужа, оставшись с 11 детьми на руках. Овечкины были талантливыми музыкантами и числились на особом положении у чиновников из горотдела культуры. За участие во всесоюзных фестивалях им даже дали две квартиры в девятиэтажке, назначили юным музыкантам оклад и выхлопотали места в институте им. Гнесиных.

- Только вдруг эти сливки общества превратились во что-то дурно пахнущее и кровавое, - говорит известный фоторепортер Александр Князев.

В 1987 году братья Овечкины отправились на гастроли в Японию. После возвращения из-за границы у них и возникло желание вырваться из нищеты и тотального дефицита. Кроме того, на гастролях в Токио ансамблю намекнули о заманчивом контракте с европейской звукозаписывающей студией: в Лондоне сибиряки рассчитывали получить убежище и зажить на широкую ногу. Полгода Овечкины готовили теракт! Младших детей в планы не посвящали. Мать сумела на черном рынке купить ружья и патроны за копейки - якобы для охоты, вместе со старшими сыновьями сделала бомбу и… 8 марта 1988 года «Семь Симеонов» отправились на захват самолета, следовавшего по маршруту Иркутск – Курган - Ленинград.

- Или все улетим, или все умрем, - заклинала Нинель детям.

Овечкины отправились на очередной фестиваль. Из архива Иркипедии.

Овечкины отправились на очередной фестиваль. Из архива Иркипедии.

Курс на Лондон

76 пассажиров на борту, 8 членов экипажа. Погибли 9 человек… О самом громком теракте в СССР снимали документальные и художественные фильмы, выходили циклы телепередач и статей в газетах.

Спустя 30 лет «Комсомолке» удалось разыскать членов экипажа того самого рейса. Главному герою - бортинженеру Иннокентию Ступакову, который вел переговоры с террористами, рискуя жизнью, сейчас 87 лет. Он рассказывает о том, чего не мог озвучить в советские времена.

- Не хочется вспоминать тот день - хватило! - говорит Иннокентий Дмитриевич. – Хорошо, что это закончилось без большого кровопролития. До сих пор не дает покоя мысль, что невинные погибли (бортпроводница и трое пассажиров. - Прим. авт.) и самолет сгорел, как спичечный коробок, за 15 минут. Но это не вина экипажа. Я ведь часто думаю об этом… О том, как мать могла так держать сыновей! Они без заслонок, беспрекословно, как под гипнозом, исполнения все, что она говорила. Вернее, кричала: «Убивайте!»

На фото экипаж рейса 3739 штурман Виталий Кравченко, бортинженер Иннокентий Ступаков, командир корабля Валентин Куприянов, второй пилот Александр Анисимов. Из архива Иннокентия Ступакова, официальный сайт иркутского аэропорта.

На фото экипаж рейса 3739 штурман Виталий Кравченко, бортинженер Иннокентий Ступаков, командир корабля Валентин Куприянов, второй пилот Александр Анисимов. Из архива Иннокентия Ступакова, официальный сайт иркутского аэропорта.

Но мы вспомним тот день. Утро 8 марта 1988 года. Овечкины всей семьей приехали в иркутский аэропорт (с ними не было только старшей сестры Людмилы - она вышла замуж и жила отдельно. - Прим. авт.). Сказали, что летят на фестиваль, даже подарили цветы сотрудницам воздушной гавани. Всеобщих любимцев, видимо, даже толком не досматривали. Овечкины это знали и спрятали оружие и взрывчатку в футляр для контрабаса.

- Он не входил в интроскоп (прибор-рентген. – Прим. авт.), поэтому инструмент не досматривали, - объясняет штурман того рейса Виталий Зосимович. Сейчас ему 67 лет. – Первая половина полета прошла спокойно. Напротив, у всех было прекрасное настроение. Даже шутили: мол, с музыкой полетим. Но после дозаправки в Кургане наши девочки раздали пассажирам еду и на подносе принесли нам записку от Овечкиных: «Следовать в Лондон. Не снижаться, иначе самолет взорвем. Вы под нашим контролем».

Экипаж сначала решил, что это розыгрыш. Но все же отправили к музыкантам бортинженера Ступакова. Два старших брата Овечкиных, Василий и Дмитрий, стояли с обрезами в руках, а на полу красовался тот самый контрабас, уже помеченный красным крестом.

- На борту террористы, 11 человек. Оружие, взрывчатка, - сразу связался с руководителем полетов в Москве командир корабля Валентин Куприянов.

- Мы были шокированы, но старались не теряться, следовали инструкции, - продолжает штурман Виталий Кравченко. – Ведь и те времена были теракты: например, угон Ан-24 в Турцию, где погибла стюардесса Надежда Курченко. В инструкции был список аэродромов, куда можно было сесть в случае нештатной ситуации. Ближайший к нам оказался военный аэродром Вещево под Выборгом. На него и взяли курс…

Мать - королева террористов

Почему? Пилоты понимали, что если пересекут воздушную границу, то все погибнут. Захваченный «Семью Симеонами» Ту-154 сопровождали истребители. И приказ у них был простой: при пересечении границы открывать огонь на поражение. Даже ценой жизни стольких людей! Поэтому специально для террористов экипаж придумал легенду – посадить самолет якобы на дозаправку, ведь до Лондона топлива не хватит. А Выборг внешне похож на европейский городок. Овечкины поверили, что приземляются где-то в Финляндии и поэтому на сделку с экипажем пошли. Бортинженер Ступаков от имени руководства поставил лишь одно условие: в аэропорту дозаправки все пассажиры должны покинуть Ту-154.

Нинель Овечкина. Кадр из фильма "Семь Семионов", Восточно-Сибирская студия кинохроники.

Нинель Овечкина. Кадр из фильма "Семь Семионов", Восточно-Сибирская студия кинохроники.

- Эти полтора часа до Выборга казались целой вечностью… - говорит Виталий. – Самолет взял высоту 10 тыс. метров. Одно неверное слово, одно неверное движение - и Овечкины бы открыли стрельбу. Малейшая дырка от пули - и полная разгерметизация салона, а значит, гибель… Мы не могли этого допустить. Девочки-стюардессы делали невозможное: успокаивали пассажиров, «обхаживали» Овечкиных. Подносили водичку, улыбались, любезно разговаривали с ними.

Настоящий герой того рокового полета - бортинженер Ступаков. Ему досталась роль вести переговоры с вооруженными до зубов музыкантами. И он сыграл ее как по нотам. Говорил, что лайнер уже в воздушной гавани Финляндии и вот-вот совершит посадку. Удивительно, но Овечкины верили и вели себя спокойно. Мать Нинель сидела в кресле последнего ряда, как королева. Взгляд, поза - она предвкушала красивую лондонскую жизнь. Рядом находилась дочь Ольга, повадками и манерами копировала мать. Двое старших сыновей с обрезами в руках, как верные церберы, туда-сюда ходили по салону, постоянно спрашивая мать, что делать дальше.

- Когда начали заходить на посадку в Вещево, слышали гул Ту-134, - вспоминает Виталий. - В нем, как нам передала земля, находилась профессиональная группа захвата из Москвы. Но сесть лайнер не мог. Взлетка в Вещево маленькая. Два таких больших самолета, как наш и Ту-134, одновременно не сели бы. Силовиков развернули и отправили в Ленинград. Оттуда группу захвата должны были перебросить в Выборг вертолетом. И это, считаю, было не совсем верно. Если бы нас попросили проехать дальше от той точки, где нам приказали встать на стоянку, то Ту-134 спокойно мог бы приземлиться. Быть может, нам не пришлось бы в страхе и ужасе еще 3,5 часа сидеть в лайнере в полной неизвестности. И, главное, быть может, никто бы не погиб…

План Б

Но история сделала другой виток. Случилось то, что случилось.

- Мы стояли на взлетной полосе, заправляли самолет и ждали непонятно чего, - продолжает штурман. – Овечкиным мы говорили, что такова процедура: cначала, мол, нужно осмотреть судно на техническую исправность. А бортинженер просто тянул время. Примерно через час-два в форточки кабины пилотов забрались шесть человек. Это были сотрудники местной дежурной части милиции. Мы помогли им забраться, надеть бронежилеты и каски. Овечкины схватили стремянку и ею стали выламывать бронированную дверь кабины пилотов. Приоткрыв дверь в салон, милиционеры начали палить по братьям! Но вместо этого пули рикошетом ранили их самих.

Попали пули и в нескольких пассажиров первого салона. Это вызвало страшную панику и разозлило преступников. Потом убили стюардессу Тамару…

Экипаж понимал: это только начало. И не ошиблись. Овечкины, понимая, что окружены, подожгли футляр контрабаса, где спрятали самодельную бомбу. Взрыв оказался слишком слабым, но вызвал пожар. Дым, гарь, едкий запах… Пассажиры в панике вскочили с мест и бросились к аварийному люку. Сумев открыть его, они стали выпрыгивать с 6-метровой высоты.

- Мы, почувствовав запах дыма, открыли дверь в салон, но ничего уже не было видно, - вспоминает штурман. – Как раз в этот момент в иллюминаторы увидели, как бегут солдаты (та самая группа захвата из Ленинграда), подъезжают автобусы. Мы по канатам спустились вниз, а пассажиры по специальным желобам головой вниз скатывались в сугробы. Женщин и детей сажали в автобусы, мужчин держали под дулом автомата - в темноте же не разобрать, где преступники, а где обычные люди. Помню, как по желобу скатилась Ольга Овечкина. Она первой села в автобус. Эта сцена до сих пор перед глазами стоит.

А что с остальными преступниками? Позже экипаж узнает, что пока самолет горел, четверо братьев Овечкиных застрелились, а прежде один из них убил мать. Они прекрасно понимали: рассчитывать им больше не на что, никто из них на свободе не останется.

И этот план был планом Б.

- После случившегося весь экипаж отправили на месяц в санаторий, - вспоминает Виталий Кравченко. – Нам всем нужно было время, чтобы прийти в себя…

Что стало с оставшимися в живых

После теракта в живых остались 5 Овечкиных, не считая Людмилы, которая не полетела с семьей в Лондон. Но на скамье подсудимых оказались лишь двое - 28-летняя Ольга и 17-летний Игорь. Остальные в силу возраста избежали наказания. Ольга свою вину не признала, говоря о том, что до последнего не хотела участвовать в этом деле. Ее приговорили к 6 годам. Смягчающим обстоятельством стала ее беременность. Игорь получил 8 лет колонии. И брат, и сестра провели за колючей проволокой лишь половину срока, обоих освободили досрочно по амнистии. Но дальнейший их путь был не радужным: в 2004 году Ольгу убил сожитель в пьяной ссоре, а Игорь после освобождения некоторое время жил в Санкт-Петербурге, зарабатывал на жизнь музыкой (играл в ресторанах), но стал наркоманом и снова получил срок. В 1999 году был убит в камере другим задержанным.

Овечкины у родительского дома. ФОТО: архив Иркипедии

Овечкины у родительского дома. ФОТО: архив Иркипедии

Младшие братья, Михаил и Сергей Овечкины, тоже вместо славы и почета оказались за бортом жизни. Талантливый Миша жил в Санкт-Петербурге, где работал в разных джазовых коллективах. В 2002 году перебрался в Испанию. Но пьянство погубило его: из коллектива выгнали, и он стал уличным музыкантом. В 2012 году он перенес инсульт, став инвалидом. По данным 2013 года, он проживает в хосписе в Барселоне. О Сергее же ничего неизвестно. Говорят, пропал без вести. Младшая сестра Овечкиных страдает алкоголизмом. Благополучно сложилась судьба только двух сестер. Татьяна сменила фамилию, выйдя замуж. Людмила - единственная, кто не участвовал в теракте, - живет в Черемхове. Женщины не жалуют журналистов и не хотят бередить незаживающие раны.

- Как бы мы сейчас жили? Где-нибудь за границей. Мы бы все равно уехали - музыканты же они хорошие были. Все наперекосяк. Вся жизнь, - признавались оставшиеся в живых Овечкины в интервью 5 лет назад иркутскому телеканалу.

Сейчас они наотрез отказываются давать комментарии. Да и не нужно. Жизнь сама расставила все точки над i.

МНЕНИЕ

Валерий НИКИФОРОВ, бывший штурман, экс-руководитель Иркутского авиационного технического колледжа:

«Они не хотели жить в ССССР и мечтали о больших деньгах»

- Овечкины чувствовали себя великими музыкантами. А после поездки в Японию их обуяло безудержное желание хорошей жизни, хотели больших денег, хотели быть знаменитыми, как Битлз! Не меньше! Все это на фоне особенных взаимоотношений внутри семьи, где мать тоталитарно верховодила всем, где у каждого были четко распределены роли, строжайшая дисциплина, ориентир на добывание денег: ничего бесплатно они не делали. Нинель Овечкина была очень властной, волевой женщиной. В точности такой, какой ее сыграла Нона Мордюкова в фильме «Мама». Да, не всем придет в голову изготовить бомбу ради лучшей доли, но это как раз говорит о неадекватности этой семьи. Малограмотные, ограниченные люди, которые жили, словно в собственной секте и им было невдомек, что через 3 года СССР развалится. Им в голову не приходило изучать историю, следить за тенденциями, которые в то время в мире происходили. Поэтому в этой истории не надо ничего домысливать. Овечкины хотели жить за границей и, наверное, ненавидели Советский Союз!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также