2018-04-10T22:42:08+03:00
КП Беларусь

«Отец командовал: «Ложись!» - и начинал лупить…»

Просто одна история. Какие отношения с родителями сложились у женщины, которую в детстве регулярно наказывали ремнем
Поделиться:
Комментарии: comments35
Одни защищают право семьи воспитывать ремнем, другие категорически против таких методов.Одни защищают право семьи воспитывать ремнем, другие категорически против таких методов.Фото: Николай АЛЕКСАНДРОВ
Изменить размер текста:

Ситуация, когда у многодетных родителей изъяли из семьи 9 детей из-за применения физических наказаний, вызвала большую дискуссию. Одни защищают право семьи воспитывать ремнем, другие категорически против таких методов.

Наша читательница Маргарита вспоминает, как наказывали ее и к чему это привело.

Меня и сестру били регулярно. Вспоминаю как мы, заплаканные, клялись друг другу, что никогда не будем бить своих детей. А еще обсуждали, как вырастем, выйдем замуж и наши мужья отлупят папу. Ну, это когда совсем маленькими были…

Помню, что наказывали так лет с четырех точно. Били за тройки и четверки, не сложенные вещи в комнате, замечания в дневнике, опоздания домой больше чем за 20 минут. Бил папа. Чаще ремнем, иногда скрученным полотенцем или шнуром от телефона. Он бил спокойно, никакой истерики и криков. Командовал: «Ложись!» - и начинал лупить.

Если отец с работы приходил поздно вечером, когда мы уже были в кроватях, а мама докладывала, что у меня тройки, «специально» грязное платье и я ее достала, «лыпаю глазами как корова, когда она меня учит!», он спокойно говорил: «Спи, наказание будет завтра». Назавтра, когда я возвращалась из школы, нужно было ложиться на диван и терпеть.

Бил всегда примерно одинаково, ударов 5. До серьезных синяков или гематом там не доходило.

Мать в это время спокойно продолжала заниматься своими делами. Например, развешивала белье на балконе. Потом выйдет, головой махнет: «Ну что, получила?»

Иногда я почти не плакала. А сестра всегда визжала от ужаса. Иногда отец меня бил, а она стояла, ждала своей очереди. Тогда мать могла ей еще затрещину отвесить со словами: «Рано плачешь!»

По дороге из школы в день экзекуции я хотела, чтобы меня сбила машина. Несколько раз пыталась под нее броситься. Когда маленькая была, очень обидно было и страшно. Маму я не любила, мне кажется, и она меня. А папу боялась. Ладошки почти всегда становились липкими, когда он домой приходил.

В школе я готова была ползать на коленях, только бы не ставили троек. Для взрослых со стороны мы были идеальной семьей, наверное. В походы семьями ходили. Я так боялась что-то не так сделать, что чуть не утопилась однажды. Полоскала майки, одна уплыла, я за ней, а ногу свело судорогой. Я кричать боялась. Мысль была, что отлупят при всех. Или что ждать до конца похода, а потом получу дома.

В 17 лет я уехала из дома учиться в другой город. Там и осталась. Но только когда вышла замуж в 30 лет, почувствовала, что приезжаю к родителям с мужем и никого не боюсь.

Разговаривала с родителями: зачем вы это делали? Ведь я не творила ничего ужасного, обычные вещи какие-то. Мать ответила, что ничего особенно они со мной и не делали, наказывали за дело и несильно, зато человеком выросла. Что все воспоминания о побоях минимум раз в неделю я придумала. Хорошо, если раз в месяц. Отец сказал, что «разве ж это лупил, так, для дисциплины…» Вот если б были парни, драл бы их нормально.

То есть ни в чем виноватыми они себя не чувствуют. Мы долго общались ровно. Пару раз в год приезжала с детьми, семейный стол, фотографии.

Но когда дочке 5 лет было, она по комнатам у них бегала, все успокоиться не могла, разыгралась с двоюродными, и мать моя вдруг отцу говорит: «А ну-ка, дед, бери ремень, научишь. Наши так не носились!» У меня аж руки задрожали. Все вспомнилось, этот диван - он у них до сих пор - лицо в подушку, как в животе все крутило, как вставала с дрожащими ногами и плелась в комнату. И я заорала: «Только тронь!» И отбросила мать к стенке. Я толкнула ее со всей силы, на отца наорала. Жуткая ситуация, все перепугались, муж успокаивал, держал меня силой, уехали мы тогда быстро. Я написала им эсэмэску, что общаться не хочу. Но потом как-то успокоились, через год стали созваниваться. Мать таким нежным голосом: «Ну что ты доченька, никто бы твою Катю не бил…»

А я иногда ловлю себя на страшной мысли, когда они совсем старыми будут, не захочется ли мне подойти и треснуть хорошенько. С размаху так. Надеюсь, что нет.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также