2018-04-24T22:02:26+03:00

На съемках «Знака беды» от пожара чуть не сгорел оператор, а дикая охота короля Стаха неслась по военному полигону

Оператор Татьяна Логинова сняла белорусские классические кинофильмы «Знак беды», «Дикая охота короля Стаха», «Черный замок Ольшанский»... [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments1
Съемки "Знака беды" проходили очень драматично: в конце отношения на площадке между режиссером и оператором совсем охладели. Фото: архив Татьяны ЛогиновойСъемки "Знака беды" проходили очень драматично: в конце отношения на площадке между режиссером и оператором совсем охладели. Фото: архив Татьяны Логиновой
Изменить размер текста:

Как создавались известные ленты, оператор Татьяна Логинова рассказала «Комсомолке»

КАКОЙ ТЫ ОПЕРАТОР, ЕСЛИ ВОДКУ НЕ ПЬЕШЬ

Татьяна Логинова была одной из немногих женщин в СССР, рискнувшей стать кинооператором. Когда она начинала карьеру, за камерой работали, к примеру, Маргарита Пилихина и Эра Савельева. Причем Пилихина, которая снимала с Марленом Хуциевым знаменитую картину «Мне 20 лет» («Застава Ильича»), была индивидуальным мастером Татьяны во ВГИКе. А завершавшая карьеру Эра Савельева отговаривала маму Логиновой: мол, не надо дочке идти в эту неженскую профессию.

Татьяна Логинова всю жизнь проработала за камерой. Фото: архив Татьяны Логиновой

Татьяна Логинова всю жизнь проработала за камерой. Фото: архив Татьяны Логиновой

- Скепсис к женщине за кинокамерой долго меня преследовал. Муж говорил: «Ты не женщина, а оператор». А наш оператор Дмитрий Зайцев, наоборот: «Какой ты оператор? Просто женщина!» А главный аргумент: «Какой ты оператор, если водку не пьешь?» - с улыбкой вспоминает Татьяна Логинова. - Хотя с темой пьянства в среде киношников, к сожалению, сталкивалась не раз. Сколько мне звонили и говорили: «Оператор N запил - приезжай доснимать». Однажды приехала, смотрю материал, а на треть кадра - строительные леса, которые сооружались в павильонах. Тот фильм я за мужчину-оператора доснимала и потом ушла в роддом прямо с площадки.

А до этого уже в положении Логинова работала на телефильме «Ясь и Янина» с участием «Песняров». Жизнь съемочной группы и на этом фильме, и на других проходила мимо Татьяны:

Татьяна Логинова снимала и телефильм "Ясь и Янина" с участием "Песняров". Фото: архив Татьяны Логиновой

Татьяна Логинова снимала и телефильм "Ясь и Янина" с участием "Песняров". Фото: архив Татьяны Логиновой

- Я смотрела в объектив и была занята только кадром. Потому «Песняров» едва ли помню. Они точно приезжали со своих гастролей. Из ансамбля мне запомнился флейтист Влад Мисевич – симпатичный мужчина. А вот Мулявина совсем не помню. Снимали же почти весь фильм под Гродно, где прямо шишкинские дубравы, там же «Песняры» по сценарию «строили» колхозную ферму. А сцены с кораблем – это Сож в Гомеле.

ИЗ ИНТЕРЬЕРОВ ЗАМКА ПОДОШЕЛ ТОЛЬКО «МОРГ»

С режиссером Валерием Рубинчиком Татьяна Логинова познакомилась на картине «Последнее лето детства». Хотя перспектива работать с женщиной-оператором даже полторы недели (его оператор Марк Брауде уехал на сессию во ВГИК) постановщику поначалу не понравилась. Но несколько месяцев спустя Рубинчик сам позвонил Логиновой и пригласил работать с ним на картине «Венок сонетов». Ну а после первого совместного успеха режиссер зовет Татьяну Логинову и на «Дикую охоту короля Стаха» по повести Владимира Короткевича. Кстати, на мероприятии "Арт-корпорейшн" по этому фильму "Короткевич. Опыт прочтения" и довелось впервые послушать рассказ Татьяны Дмитриевны.

Татьяна Логинова с Валерием Рубинчиком на съемках "Дикой охоты короля Стаха" и годы спустя. Фото: архив Татьяны Логиновой

Татьяна Логинова с Валерием Рубинчиком на съемках "Дикой охоты короля Стаха" и годы спустя. Фото: архив Татьяны Логиновой

- В 1977-м мы объездили Беларусь в поисках замка - выразительной натуры, - вспоминает оператор. - Но нашли только руины - ни одного места, куда можно поселить нашу героиню. Выручила Украина. Остановились на Пидгорецком замке XVII века в 60 километрах от Золочева на Львовщине. Правда, это только экстерьеры, ведь внутри был санаторий, где для фильма подошла только комната, обложенная кафелем, где мы снимали морг…

Еще в подготовительный период творческая группа решила, что картина должна быть в серебристо-голубых тонах, потому и снимали только в пасмурную погоду. Солнце появилось только в финальных сценах как знак надежды. Интерьеры и костюмы подбирали в тех же тонах. А однажды художник по костюмам Элла Семенова сделала красное платье для одной из героинь, но Рубинчик просто взорвался, когда Элла его показала: «Этого цвета не должно быть!».

«На съемках надо обязательно влюбиться в актера», - говорят операторы. Буквально так смотрела Логинова на съемках «Венка сонетов» на выразительную Иру Зеленко, она играла школьницу Любу с приметными косичками, и на Бориса Плотникова на «Дикой охоте...».

«На съемках надо обязательно влюбиться в актера», - говорят операторы. Буквально так смотрела Логинова на съемках «Венка сонетов» на выразительную Иру Зеленко, она играла школьницу Любу с приметными косичками, и на Бориса Плотникова на «Дикой охоте...».

- А когда привезли на просмотр часть проявленной пленки, Рубинчик стал кричать уже на меня, - вспоминает Татьяна. - «Что ты наснимала? Я тебя зарежу!», - рвал и метал он. - Дело в том, что снимали мы на «Кодак», которого было мало. Пленку постоянно возил в Москву на проявку второй оператор и печатал ее вместе с цветоустановщиком. И из-за этих разъездов второго оператора не было на съемках эпизода, когда крестьяне бегали с факелами - бегали, конечно, в потемках. Но пленку напечатали так, что получилось, будто бедные крестьяне носились с факелами средь бела дня!

Татьяна Логинова сняла знаковые белорусские фильмы. Фото: архив Татьяны Логиновой

Татьяна Логинова сняла знаковые белорусские фильмы. Фото: архив Татьяны Логиновой

Режиссер сам показывал Татьяне Логиновой, как медленно должен двигаться Андрей Белорецкий, герой актера Бориса Плотникова, когда он по болоту убегал от дикой охоты. Поэтому знаменитую сцену погони снимали рапидом – замедленной съемкой, для которой заказывали спецкамеру. Кстати, снимали белых лошадей-красавиц на полигоне «Алабино» под Москвой - там обучали каскадерским премудростям молодых солдат.

- А еще мы решили надеть на камеру анаморфотную насадку, которая позволила исказить изображение. Это придавало сцене что-то мистическое, - рассказывает тонкости оператор картины.

НИНА РУСЛАНОВА СПАЛА И ЕЛА В ОДЕЖДЕ СТЕПАНИДЫ

С Михаилом Пташуком Логинова снимала «Черный замок Ольшанский» по одноименному роману Владимира Короткевича и «Знак беды» по Василю Быкову.

Съемочная группа картины снялась с Василем Быковым рядом со стендом снимков с кинопроб. После просмотра «Знака беды» народный писатель сказал Татьяне Логиновой: «Хороший оператор». Фото: архив Татьяны Логиновой

Съемочная группа картины снялась с Василем Быковым рядом со стендом снимков с кинопроб. После просмотра «Знака беды» народный писатель сказал Татьяне Логиновой: «Хороший оператор». Фото: архив Татьяны Логиновой

- Я в то время обязательно делала по утрам зарядку. Считала так: если не сделаю, то у меня на съемке что-нибудь не задастся. Когда работали над «Черным замком…», я предложила Мише Пташуку - большому, рыжему, с громким голосом - по утрам бегать на зарядку. Но вытянуть его смогла всего дважды – на третий день он отмахнулся: «Отстань, у меня все болит! Я ходить не могу!» Еще Пташук - сама хлебосольность. Бывало, зайдешь к нему в гостиничный номер по какому-то рабочему вопросу на съемках, а он сразу за стол усаживает и говорит: «Ешь!» Я не хочу, а он: «Я тебя не отпущу - ешь!»

Нина Русланова (слева), Татьяна Логинова и Михаил Пташук в перерыве съемок "Знака беды". Фото: архив Татьяны Логиновой

Нина Русланова (слева), Татьяна Логинова и Михаил Пташук в перерыве съемок "Знака беды". Фото: архив Татьяны Логиновой

Во время съемок «Черного замка…» снова возникла проблема с натурой. В Гольшанах (события в местном замке и стали основой для романа Короткевича) их ждали одни развалины. И снова выручила Украина: замок снимали в Хотине и в основном в Каменце-Подольском, улицы и подвалы под костелами - во Львове, а в Минске построили всего одну декорацию в павильоне.

Некоторые сцены художник-постановщик «Черного замка Ольшанского» Валерий Назаров зафиксировал на эскизах предельно точно. Фото: архив Татьяны Логиновой

Некоторые сцены художник-постановщик «Черного замка Ольшанского» Валерий Назаров зафиксировал на эскизах предельно точно. Фото: архив Татьяны Логиновой

Оператор признается: этот роман Короткевича ей не очень понравился, особенно в современной части – то ли дело историческая. Татьяна Дмитриевна уверена, что именно сцены прошлого выразительнее всего получились и на экране. Скажем, та, где главного героя пытают на деревянном колесе.

Когда Нина Русланова только появилась на съемочной площадке, все сказали: это наша Степанида! Фото: архив Татьяны Логиновой

Когда Нина Русланова только появилась на съемочной площадке, все сказали: это наша Степанида! Фото: архив Татьяны Логиновой

- Ну и, конечно, гениально сыгравший душевно больного Лопотуху Геннадий Гарбук. На этом фильме работал замечательный художник Валерий Назаров. Когда не были еще выбраны актеры, он сделал такой эскиз, что вышел буквально кадр из фильма - как стало ясно потом. Это сцена, где немцы гонят по тоннелю пленных. Мы знали только, что будем снимать в таком пространстве, а Назаров уже изобразил эту толпу, и на переднем плане лицо, которое очень напоминало Гарбука. Помню, как снимали эту сцену: ручная камера, я в толпе, массовка вошла в раж - эмоциональный Пташук кричит: «Еще! Еще!» А меня с камерой буквально несет эта слабоуправляемая толпа - пришлось буквально выцарапывать меня из этого плена. Кстати, меня да этого чуть не задавили и на съемке массовой сцены на вокзале в «Венке сонетов». Ну а эскиз Назарова у меня долго висел дома…

"Черный замок Ольшанский" был первым совместным фильмом Логиновой и Пташука. Фото: архив Татьяны Логиновой

"Черный замок Ольшанский" был первым совместным фильмом Логиновой и Пташука. Фото: архив Татьяны Логиновой

Для съемок по повести Быкова «Знак беды» выбрали родные места Пташука: под Барановичами нежилой хутор показал его друг - председатель колхоза. Место идеальное, по эскизу художника Владимира Дементьева только достроили сарай. Сначала решили, что в картине должны играть только белорусские актеры. И если с Геннадием Гарбуком вопросов не было - точное попадание в роль Петрака, то Степаниду искали долго. В какой-то момент ассистент режиссера по актерам предложил московскую актрису Нину Русланову.

Татьяна Логинова говорит, что во время съемок "Дикой охоты короля Стаха" они с Валерием Рубинчиком сначала могли повздорить, но быстро мирились. Фото: архив Татьяны Логиновой

Татьяна Логинова говорит, что во время съемок "Дикой охоты короля Стаха" они с Валерием Рубинчиком сначала могли повздорить, но быстро мирились. Фото: архив Татьяны Логиновой

- Ее с первого взгляда увидел в роли Степаниды Василь Быков, с первой же пробы ее утвердили. А когда она только зашла в павильон, я заметила, что она себе перевязала руки какими-то грязными бинтами, сама себе делала грим, - делится Татьяна Логинова. - Русланова глубоко вживалась в образ: она и грязь под ногти загоняла, спала и ела прямо в одежде Степаниды, обживала ее, у нее и голос менялся, и походка. Еще раз я убедилась в том, что это - гениальная актриса, на съемках фильма эстонца Арво Ихо «Наблюдатель». Арво выбрал Русланову по моему совету на роль 43-летней одинокой Лесничихи, которая давным-давно живет одна на острове в Белом море, но между ней и внезапно приехавшим туда 26-летним ученым-орнитологом возникают чувства. Когда Нина раздевалась в сцене «Баня», снимая с себя советское белье (рейтузы, чулки на резинках под брюками, бюстгальтер, намертво ушитый сзади, чтобы глубокие следы остались), - это было что-то фееричное. А для начала фильма сняли сцену, где Лесничиха из хлебного мякиша лепит человечков, затем отрывает им головы, руки и съедает. На подсознательном уровне ощущался каннибализм, и это тоже придумка Руслановой. К сожалению, мы получили телеграмму, что Русланову вызывали на другие съемки («право первой ночи» – там Нина подписала договор раньше), и эту роль в картине «Наблюдатель» играла другая актриса...

Улицы и подвалы под костелами в «Черном замке…» снимали во Львове – Украина часто выручала белорусских кинематографистов. Фото: архив Татьяны Логиновой

Улицы и подвалы под костелами в «Черном замке…» снимали во Львове – Украина часто выручала белорусских кинематографистов. Фото: архив Татьяны Логиновой

Ну а сцену сожжения хутора в «Знаке беды» решили снимать на 3 камеры: за одной был сам Пташук, за другой - Логинова, а Дмитрия Зайцева пригласили за камеру на гидроподъемнике.

Актера для роли Петрака утвердили сразу - это был великолепный в своей органичности Геннадий Гарбук. Фото: архив Татьяны Логиновой

Актера для роли Петрака утвердили сразу - это был великолепный в своей органичности Геннадий Гарбук. Фото: архив Татьяны Логиновой

– Я стояла за советским «Кинором», напичканным электроникой, в кадр попадали фасад дома и часть сарая, - рассказывает Татьяна Логинова. - Дима снимал сверху. На высоте он чуть не сгорел – в его сторону подул ветер, пошел дикий жар. Зато его камера оказалась самой выразительной, а к моей, даже когда она заработала, уже не шел ни дым, ни огонь. Да, когда подожгли дом и пошел дым, моя камера отказала и включилась только, когда почти все сгорело. Пташук, узнав, что камера не работала, был так разъярен, так кричал и оскорблял меня, что отношения у нас с той поры стали холодными. Я еле-еле дотянула до павильона и попросила доснимать без меня. Тем не менее, после просмотра фильма Василь Быков похвалил меня, сказал: «Хороший оператор».

"Знак беды" Міхаил Пташук "пробил" вскоре после выхода книги - социально-политический климат в СССР как раз потеплел. Фото: архив Татьяны Логиновой

"Знак беды" Міхаил Пташук "пробил" вскоре после выхода книги - социально-политический климат в СССР как раз потеплел. Фото: архив Татьяны Логиновой

Татьяна Логинова сотрудничала не только с Рубинчиком и Пташуком, но и с Эльером Ишмухамедовым, Арво Ихо, Галиной Адамович - с ней в последние годы Татьяна Логинова снимала документальные фильмы. По мнению оператора, основное ощущение при работе с хорошими режиссерами, что ты снимаешь самое важное, самое хорошее и главное кино. Эта мысль делает тебя очень ответственным:

Татьяна Логинова точно знает, как управлять съемочной группой для идеального кадра. Фото: Алла ТКАЧЕНКО (из личного архива Татьяны Логиновой)

Татьяна Логинова точно знает, как управлять съемочной группой для идеального кадра. Фото: Алла ТКАЧЕНКО (из личного архива Татьяны Логиновой)

- Я все вижу через окуляр. И если в чем-то ошибаюсь, то труд группы из 50 человек пойдет прахом. Так что я старалась не ошибаться. А тонкий, талантливый оператор Николай Немоляев говорил: «На съемках надо обязательно влюбиться в актера». В «Венке сонетов» очень выразительная была Ира Зеленко, она играла школьницу Любу Заикину с приметными косичками. В Борю Плотникова на «Дикой охоте...», к примеру, я и вправду была буквально влюблена. Всматривалась в его лицо, в походку. Да и какой там ансамбль: Альберт Филозов, Мария Капнист, Роман Филиппов, Борис Хмельницкий, лилипут Володя Федоров… Таких актеров, такие съемки не забудешь.

В последние годы Татьяна Дмитриевна много снимает документальное кино. Фото: личный архив Татьяны Логиновой

В последние годы Татьяна Дмитриевна много снимает документальное кино. Фото: личный архив Татьяны Логиновой

КСТАТИ

Засветки на экране – это отголосок Чернобыля

- Был момент во второй половине 1980-х, когда ОТК стал браковать засветки на пленке, которых почему-то стало очень много, - рассказывает Татьяна Логинова. - Долго никто не мог понять, в чем причина их появления. Оказалось, в украинской Шостке, где производили пленку, была сильная радиация после Чернобыля. А в зале, где пленку наматывали на бобины, она просто зашкаливала!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также