2018-04-27T16:22:11+03:00

Справочник для тех, кто собирается развестись. Премьера «Талерантнасці» на сцене Купаловского театра

Два выбитых зуба, четверо пьяных родителей и бутылка рома – новая постановка показала обратную сторону благопристойной семьи [фото]
Поделиться:
"Талерантнасць" может стать неплохой возможность для семей на грани развода, оценить, так ли плохо их положение."Талерантнасць" может стать неплохой возможность для семей на грани развода, оценить, так ли плохо их положение.Фото: Павел МАРТИНЧИК
Изменить размер текста:

Восприятие постановки не будет полным без того, что показывают размещенные над сценой экраны. На одном идут бесконечные драки в парламентах, испытания оружия и сцены воин в горячих точках планеты. Это контекст нашего времени.

“Евротрешка” героев спектакля стала местом то ли локального, то ли глобального конфликта. Фото: Павел МАРТИНЧИК

“Евротрешка” героев спектакля стала местом то ли локального, то ли глобального конфликта.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Кто знает, может он порой и важнее того, что мы обсуждаем на своих кухнях, как герои «Талерантнасці» (оригинальное название - "Бог резни"). На другом экране показывают спектакль, только снятый камерой сверху. Кто за кем смотрит? Мы сами за собой? Или тот, кто выше, присматривается к нам? В любом случае, выглядим мы причудливо, а порой и глупо.

Сначала разговор между родителями подравшихся школьников шел в позитивном ключе, хоть и с нотками натянутости. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Сначала разговор между родителями подравшихся школьников шел в позитивном ключе, хоть и с нотками натянутости.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Попытка поговорить по душам была подкреплена фирменным блюдом хозяйки. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Попытка поговорить по душам была подкреплена фирменным блюдом хозяйки.Фото: Павел МАРТИНЧИК

А на самой сцене - фрагмент интерьера по-современному стерильной квартиры-"малолитражки", "евродвушки" или чего-то вроде этого (художник Руслан Вашкевич). Но этой ограниченной территории вполне достаточно, чтобы на ней разразилась церемония снятия масок. Ром, два тазика, пострадавшие от последствий бурных возлияний альбомы Сутина и Кокошки, а также смартфон и букет тюльпанов - только малая часть антуража бытового конфликта, который на наших глазах перерастает в глобальное столкновение.

В какой-то момент диалог не состоялся: родители так и не смогли определить, умышленно или неумышленно один ребенок ударил другого палкой. Фото: Павел МАРТИНЧИК

В какой-то момент диалог не состоялся: родители так и не смогли определить, умышленно или неумышленно один ребенок ударил другого палкой.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Попытка найти точку соприкосновения - разговоры о прекрасном. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Попытка найти точку соприкосновения - разговоры о прекрасном.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Еще одна возможность остаться дипломатами в разрешении сложной ситуации - поговорить о детских годах. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Еще одна возможность остаться дипломатами в разрешении сложной ситуации - поговорить о детских годах.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Ко всем чертям летят хромающие на обе ноги педагогические системы семей подравшихся мальчишек, напускная толерантность падает ниц перед внутренним зверем, сидящим в персонажах, да и классовую ненависть никто не отменял. Семейное счастье? Нет, не слышали. Любовь? Наверное, она точно живет три года.

Рабочие вопросы остаются самыми важными для современного человека даже дома. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Рабочие вопросы остаются самыми важными для современного человека даже дома.Фото: Павел МАРТИНЧИК

В итоге, вся попытка наладить диалог выливается в семейную сцену при свидетелях. Фото: Павел МАРТИНЧИК

В итоге, вся попытка наладить диалог выливается в семейную сцену при свидетелях.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Чаша весов, сначала оказавшаяся на стороне родителей пострадавшего в драке Бруно, постепенно уравновешивается. Своих персонажей Ясмина Реза по-одному переставляет как грузики с тех самых весов. Скелеты в шкафу, ложь, стереотипы и царящая надо всем ненависть тому причиной. В итоге, к финалу все четверо оказываются в одной команде. Той, где кризис семьи в разгаре и давно. Кстати, спектакль будет любопытно посмотреть тем, кто находится на грани развода или проходит через этот болезненный процесс. Наверняка эти люди услышат и свои ноты.

На сцене показали последствия возлияний во всей красе. Фото: Павел МАРТИНЧИК

На сцене показали последствия возлияний во всей красе.Фото: Павел МАРТИНЧИК

На сцене показали последствия возлияний во всей красе. Фото: Павел МАРТИНЧИК

На сцене показали последствия возлияний во всей красе.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Актерам в «Талерантнасці» есть где развернуться – четыре роли, все - главные. Семья мальчика Фердинанда - обеспеченная, ведь папа здесь – адвокат крупной фармацевтической компании. Но каждая семья несчастлива по разному, писал Лев Толстой. И Марина Гордиенок с Олегом Гарбузом показывают эти вариации, когда несовпадений на отрезок времени (скажем, полтора часа спектакля) куда больше, чем точек соприкосновения. Марина показывает острую комедийность, у Олега к финалу больше говорит молчание, чем слова.

Среди пострадавших - альбом Кокошки. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Среди пострадавших - альбом Кокошки.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Другая семейная пара – другой коленкор. Тоже давным-давно не сошлись характерами, но коды к этому замочку иные. Хорош в роли Мишеля Александр Павлов, который ярко выходит из своего традиционного, скажем так, положительного амплуа. Мелкий оптовик по бытовым товарам и сантехнике, который тогда успешен, когда с утра с каталогом выходит по потенциальным покупателям. Это, судя по всему, бывает не каждый день. Зато посмотрите, как блестит дома санузел, какие трубы над сценой! Ну и хомяка Сухарика очень жалко, правда? Как он там, на свободе?

Конфликт разгорается и во второй семье, и причины его - не столько драка двух мальчиков, сколько внутренние наболевшие вопросы. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Конфликт разгорается и во второй семье, и причины его - не столько драка двух мальчиков, сколько внутренние наболевшие вопросы.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Блистает Виктория Чавлытко, чья Вероника, пожалуй, ярче всего проходит сразу несколько состояний за время спектакля. От язвительной хозяйки положения до разъяренной мещанки, от изящной интеллектуалки до трафаретной европейки, любящей потрепаться о высоких материях, от тигрицы-матери до служанки, наконец. Да-да, и при этом до поры до времени предельно толерантной. Этот спектакль безусловно факт в актерской биографии Виктории и наверняка прогноз на ее будущие главные роли на сцене Купаловского.

Попытка договориться привела к фарсу на фоне выпивки. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Попытка договориться привела к фарсу на фоне выпивки.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Вместо разговора действие порой перерастало в драку. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Вместо разговора действие порой перерастало в драку.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Особенность режиссерского почерка Николая Пинигина - свой вариант ответа на вопросы, которая поднимает постановка. Но он не решает этот вопрос в плоскости семьи, а возвращается как раз-таки к тому контексту, который задает телеэкран над сценой. За стол в квартире благопристойной семьи усаживаются мигранты, которых щедро приняла старая добрая Европа. И обсуждают они, как скоро съедутся сюда, во Францию, другие члены их семей.

И бутылка рома! Фото: Павел МАРТИНЧИК

И бутылка рома!Фото: Павел МАРТИНЧИК

По сути, постановка поворачивается иной стороной. Да, можно сколько угодно долго обсуждать толерантное отношение друг к другу, обсуждать ценности института семьи, держать планку в западном обществе. Но чего это стоит, коль сам вес этого общества скоро может уменьшиться до идеально отглаженных передников и вовремя поданного блюда с лепешками, а не шарлоткой по рецепту с севера Франции с яблоками и грушами, которые нужно нарезать толще. Они ведь быстрее запекаются. Впрочем, это всего лишь один из вариантов.

Конфликт всех со всеми выявил проблемы, но не показал решения. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Конфликт всех со всеми выявил проблемы, но не показал решения.Фото: Павел МАРТИНЧИК

А касается ли такая ситуация нас, белорусов? Николай Пинигин, с одной стороны, говорит, что это европейская история. С другой же, замечает на такие вопросы: "Беларусь - это Европа, так ведь?" Потому в этом смысле финал спектакля открытый.

Вариант того, к чему может привести саморазрушение европейцев, предложил Николай Пинигин. Фарс, разыгрывавшийся полтора часа на сцене, - это всего лишь ширма, которая скрывает более глубинные процессы. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Вариант того, к чему может привести саморазрушение европейцев, предложил Николай Пинигин. Фарс, разыгрывавшийся полтора часа на сцене, - это всего лишь ширма, которая скрывает более глубинные процессы.Фото: Павел МАРТИНЧИК

КСТАТИ

Плакат для спектакля снимали в минском цирке

Николай Пинигин рассказал журналистам, как создавался плакат для спектакля. На нем изображены передние лапы обезьян, которые за столом кушают десерты.

- Обезьян сняли в минском цирке, получилось интересно. Почему обезьяны? Так и мы от кого происходим? Кстати, этот плакат отправили Ясмине Реза. Она ответила одним словом: "Браво!". Думаю, мы не ошиблись.

На плакате - лапы обитателей минского цирка.

На плакате - лапы обитателей минского цирка.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также