2018-05-16T17:12:40+03:00

Американский профессор Питер Туманофф: Только в Беларуси узнал, где именно познакомились бабушка и дедушка во время Первой мировой

Он приехал в Беларусь читать лекции, а выяснил, что именно на станции Залесье под Сморгонью его знаменитый дед, князь Туманофф, влюбился в его бабушку [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments5
Американский профессор Питер Туманофф: Только в Беларуси узнал, где именно познакомились бабушка и дедушка во время Первой мировой войны. Фото: Алексей СОЛОМАХА.Американский профессор Питер Туманофф: Только в Беларуси узнал, где именно познакомились бабушка и дедушка во время Первой мировой войны. Фото: Алексей СОЛОМАХА.
Изменить размер текста:

От своего отца американский профессор экономики Питер Туманофф знал, что в начале XX века его бабушка и дедушка влюбились друг в друга неподалеку от линии фронта в белорусском местечке Залесье. Но местечек с таким названием уйма. И только приехав в Беларусь, профессор понял, что деревня и железнодорожная станция Залесье неподалеку от Сморгони - и есть точка отсчета важной для его знаменитого рода истории любви.

Профессор Питер Туманофф из американского университета Маркетт впервые приехал в Беларусь благодаря международному сотрудничеству и Программе обмена специалистами имени сенатора Фулбрайта.

В течение четырех недель профессор читал лекции по сравнительному анализу экономических систем в Полоцком государственном университете.

9 мая Питеру Туманоффу исполнилось 68 лет, он уже вернулся в Нью-Гэмпшир на родную ферму, которую когда-то после побега из России купил его дед - знаменитый князь Ираклий Константинович Туманофф. Его история любви началась в белорусском местечке Залесье, где 101 год спустя на месте событий побывал и его внук.

Профессор Питер Туманофф побывал на месте знакомства бабушки и дедушки под Сморгонью. Фото: Алексей СОЛОМАХА.

Профессор Питер Туманофф побывал на месте знакомства бабушки и дедушки под Сморгонью. Фото: Алексей СОЛОМАХА.

Представители посольства США в Беларуси и Полоцкого университета организовали визит Питера Туманоффа на историческое для его семьи место - станцию Залесье. После была и экскурсия по музею-усадьбе Огинского, где во время Первой мировой войны располагался госпиталь, и по территории мемориала памяти жертв той войны в Сморгони, и визит в агроусадьбу «Забродье» - музейно-этнографический комплекс, посвященный Первой мировой войне. Его создатель, художник Борис Цитович, рассказал американскому гостю, что на той войне на территории современной Беларуси сражался не только его дедушка-князь, но и его родной брат - Лев Константинович Туманов.

Художник Борис Цитович рассказал американскому гостю, что на территории современной Беларуси сражался не только его дедушка-князь, но и его родной брат - Лев Константинович Туманов. Фото: Алексей СОЛОМАХА.

Художник Борис Цитович рассказал американскому гостю, что на территории современной Беларуси сражался не только его дедушка-князь, но и его родной брат - Лев Константинович Туманов. Фото: Алексей СОЛОМАХА.

«Расписались в Минске сразу после Октябрьской революции»

Только спустя полвека после смерти бабушки и дедушки на чердаке американской фермы отец и дядя профессора нашли сундук с дневниками. Дедушка писал на русском, бабушка - на английском, мужская и женская версии порой разнились.

Князь Ираклий Константинович Туманофф и сестра милосердия София Сергеевна Парфёнова познакомились и влюбились во время Первой мировой войны в санитарном поезде возле белорусской станции Залесье. Фото: личный архив.

Князь Ираклий Константинович Туманофф и сестра милосердия София Сергеевна Парфёнова познакомились и влюбились во время Первой мировой войны в санитарном поезде возле белорусской станции Залесье. Фото: личный архив.

- Бабушка с гордостью писала про скромную гражданскую регистрацию брака, которая прошла в Минске сразу после Октябрьской революции. И очень по-женски на полях сделала сноску: «Свадьба?» У дедушки это событие не отмечено вовсе, зато он в деталях описывал, как познакомился с будущей женой во время Первой мировой в Залесье…

- В мае 1917 года, когда он уже покинул Императорский гвардейский полк, но еще служил в 14-м полку грузинских гренадеров, дедушка остановился на ночлег в санитарном вагоне возле Залесья. Он увидел там бабушку и влюбился по самые уши, - профессор Туманофф пытается говорить по-русски, но в итоге переходит на английский и уточняет: - Сколько километров от Сморгони, где проходила линия фронта, до Залесья? 13? Точно оно. Полк дедушки размещался в окрестностях Сморгони, он указал в дневниках, что скакал на лошади от места дислокации до Залесья, где располагался санитарный вагон-госпиталь бабушки, верст 10. Дедушка пригласил ее на свидание недалеко от монастыря. Дальше в дневниках следует многоточие (улыбается).

Расписались молодые в Минске, а свадьбу сыграли в Киеве. Фото: личный архив.

Расписались молодые в Минске, а свадьбу сыграли в Киеве. Фото: личный архив.

Бабушка была из богатой семьи, окончила в Москве новый юридический колледж для женщин, отец учил ее, что материальные блага конечны, а знания и жизненный опыт - навсегда. И бабушка после учебы пошла на фронт, где стала сестрой милосердия. Предложение дедушка сделал прямо в госпитале, в окружении больных дизентерией.

Фото: Алексей СОЛОМАХА.

Фото: Алексей СОЛОМАХА.

Когда на фронте восстали солдаты - а бабушка и дедушка были против большевиков - они вынуждены были уехать в Москву. Затем перебрались в грузинский Тифлис. По семейной легенде, когда в 1921 году большевики заняли Тифлис, правительство Грузии пришло к моему деду, князю Ираклию, и попросило его стать королем Грузии. Это была плохая идея: они хотели, чтобы он стал тем, кого большевики в итоге бы победили. Гражданская война закончилась: большевики захватили сначала Армению, потом Грузию.

Дедушка с бабушкой уехали в Турцию. Мы знаем, что с мая по октябрь 1921 года они провели в турецкой тюрьме - знаем благодаря британскому секретному агенту по имени Аллан Роулинсон, который в мемуарах описывает свое пребывание в тюрьме в Эрзуруме. Он писал, что в соседней камере находилась семья князя и княгини Туманоффых с маленьким сыном. Им был мой отец. Британского агента выпустили, перед этим он оставил рекомендательное письмо в британскую армию моему дедушке.

Дедушка американского профессора – князь Ираклий Туманофф. Фото: личный архив.

Дедушка американского профессора – князь Ираклий Туманофф. Фото: личный архив.

В итоге в 1923 году вместе с детьми бабушка и дедушка бежали из Константинополя в Нью-Йорк. Денег на билеты у семьи не было, но удалось занять у знакомых.

На иммиграционных бумагах в Америке дедушка написал: «Князь Ираклий Туманофф, музыкант». Он играл на скрипке, но денег не хватало, и дедушка устроился охранником в один из музеев в Гарварде. Бабушка стала учительницей французского в элитной женской школе.

Но военные ранения - у дедушки вся спина была в деревянных щепках от удара неразорвавшейся бомбы в деревянное укрепление окопа - позволяли работать только на свежем воздухе. И семья переехала в Нью-Гэмпшир, где купила ферму по выращиванию индюшек.

Князь Ираклий Туманофф и его домашний любимец на американской ферме. Фото: личный архив.

Князь Ираклий Туманофф и его домашний любимец на американской ферме. Фото: личный архив.

Ферму назвали «Хутор». Дедушка и бабушка никогда не рассказывали детям свою историю побега из России, те знали только, что они из княжеского рода. Ну, княжеский и княжеский…

На этом фото с офицерами 4-го Императорского гвардейского полка запечатлен царь Николай II. Полковник, князь Ираклий Туманофф - четвертый слева. Фото: личный архив.

На этом фото с офицерами 4-го Императорского гвардейского полка запечатлен царь Николай II. Полковник, князь Ираклий Туманофф - четвертый слева. Фото: личный архив.

«Отец разрабатывал «Союз-Аполлон», а дядя был любимым дипломатом Хрущева»

- Бабушка и дедушки умерли в середине прошлого века, но отец мне рассказывал, что они много раз говорили ему про опасность Советского Союза, семейную же историю держали в секрете. И сейчас, приехав в Беларусь, я знаю о ней больше, чем знали мои отец и дядя. Мой папа окончил Массачусетский технологический институт, дядя - Гарвард, у обоих были успешные карьеры. Дядя был дипломатом, служил в Госдепартаменте США. Несколько лет работал в Москве, считался любимым дипломатом Хрущева, возможно, потому, что свободно владел русским.

Было много фотографий, где рядом с Хрущевым мой дядя - Владимир Туманофф. Однако дядю объявили персоной нон грата вскоре после того, как в 1960 году над Свердловском сбили Пауэрса (один из эпизодов холодной войны: 1 мая 1960 года в СССР был сбит американский самолет-разведчик. - Ред.)

- Было много фотографий, где рядом с Хрущевым мой дядя - Владимир Туманофф (на фото - справа от Хрущева).

- Было много фотографий, где рядом с Хрущевым мой дядя - Владимир Туманофф (на фото - справа от Хрущева).

Отец был космическим инженером, работал с американскими астронавтами в Калифорнии. Поскольку хорошо знал русский, участвовал как инженер и как переводчик в проекте «Союз-Аполлон», который американцы называют «Аполлон-Союз» (совместный экспериментальный полет советского космического корабля «Союз-19» и американского «Аполлон», который произошел 15 июля 1975 года, еще называют «рукопожатие в космосе». - Ред.)

Двоюродная сестра моего отца знала множество языков и работала переводчиком в ООН. Она жила в Нью-Гэмпшире рядом с границей штата Вермонт. Когда Солженицын эмигрировал из Советского Союза в Вермонт, она стала его секретарем…

Для меня история моей семьи - история успеха русских эмигрантов. Я жил везде - родился в Калифорнии, вырос в Нью-Йорке, окончил Йельский университет в Коннектикуте, женился во Флориде, окончил докторантуру в штате Вашингтон, первая работа преподавателем была в штате Мэн

У меня два сына: Николай Петрович и Андрей Петрович. Внучке 10 месяцев, и я немного смущаюсь, говоря, что ее зовут Алексис - в Америке Алексис превратилось в женское имя. Меня всегда интересовала экономика дореволюционной России и постсоветских стран. Я написал диссертацию по Столыпинской реформе. Но лишь много лет спустя, когда нашли дневники, узнал, что ее когда-то изучала и описывала в своей научной работе моя бабушка.

«Думаю, на нашу семью есть досье в КГБ»

- И мой отец, и дядя бывали и работали в СССР. Я впервые приехал в Ленинград еще стажером, в 1977 году, в Москве бывал во времена Горбачева. Думаю, на нашу семью есть досье в КГБ (улыбается).

- Не боялись ехать в СССР?

- Я был частью программы обмена - ничего страшного... Хотя в Ленинграде меня сразу арестовали. Мы только прилетели, был август, выходной день, отличная погода. Мы шли в парке к памятнику - две американские пары - фотографировали, как многие туристы.

Но один человек маленького роста вдруг начал за нами следить. Он садился на скамеечки рядом и прикрывался газетой. Понятно, что это был не КГБ. И тут же стали случаться смешные вещи: зашли в один парк - за нами закрыли ворота, пока не вступились люди и не открыли их снова. Когда выходили из столовой - увидели милицейскую машину. Милиция арестовала меня и другого американца, а женщинам сказали уходить.

- А говорите - не страшно!

- Так не страшно (смеется)! Через 45 минут они проверили адрес и документы и нас отпустили. К тому же после этого события у меня появились привилегии в Ленинграде. Я познакомился, а после подружился с тренером по парусному спорту.

В Америке я занимался парусным спортом, и тренер из Ленинграда пригласил меня поехать на международную регату в Таллинн. Это стало возможным только благодаря моим связям с местной милицией: уже зная меня, понимая, что до этого задержали без причины, мне выдали справку, разрешающую передвижение в соседнюю республику.

- Питер, вы четыре недели провели в Беларуси, давали мастер-классы для белорусских студентов. Наши сильно отличаются от американских?

- Белорусские студенты очень хорошие, внимательные. И хотят знать, как можно стать студентами в США. Большую часть месяца я провел в Новополоцке, большую часть времени - в университете. Но Полоцк я отметил особо - это же центр Европы (улыбается).

В Полоцке есть замечательный променад - улица Франциска Скорины. Я знаю, что город сильно пострадал во время Второй мировой войны, но церкви восстанавливаются, они великолепны.

Я много ездил по советским и постсоветским странам, бываю каждый год с 1994-го, но в Беларуси впервые. Для меня важно видеть и понимать изменения, которые происходят с постсоветскими странами.

В некоторой степени Беларусь близка к России, но ваша страна мне кажется более приятной во многих аспектах. Белорусы с самого начала очень щедрые и дружелюбные. Такая же чистая и дружелюбная из тех стран постсоветского пространства, где я бывал, только Армения.

Представители посольства США в Беларуси и Полоцкого университета организовали визит Питера Туманоффа на историческое для его семьи место - станцию Залесье. Фото: Алексей СОЛОМАХА.

Представители посольства США в Беларуси и Полоцкого университета организовали визит Питера Туманоффа на историческое для его семьи место - станцию Залесье. Фото: Алексей СОЛОМАХА.

Но для меня и моих семейных корней места, где у меня есть связь с прошлым, значительно интереснее других. Именно поэтому в будущем я привезу в Беларусь свою жену Сюзанну. Именно поэтому, хоть мой университет находится в Милуоки в Висконсине, где я долго жил, после выхода на пенсию я переехал в Нью-Гэмпшир - на ферму, которую после побега из России купил мой знаменитый дедушка.

Благодарим за помощь в организации интервью отдел информации, образования и культуры посольства США в Беларуси.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также