2018-05-08T13:23:31+03:00

Белорусский мельник в Первую мировую отравил сослуживцев Александра Блока

Ученый собрал факты и мифы о белорусских мельниках и рассказал об их кодексе чести
Поделиться:
Мельница в Нанонсах на берегу Нарочи, конечно, восстановленная, но дает представление о том, как ветряки выглядели раньше.Мельница в Нанонсах на берегу Нарочи, конечно, восстановленная, но дает представление о том, как ветряки выглядели раньше.Фото: Дмитрий ЛАСЬКО
Изменить размер текста:

Мельники в Беларуси раньше считались кастой неприкасаемых. На них смотрели как на знахарей, были уверены, что они заговаривают воду, пускают реки против течения, успокаивают ветер. Потому и обращались к ним только по делу.

- На такие мысли наводила неразговорчивость и обособленность мельников, они старались не смотреть другим в глаза. Это традиция, которая передавалась от дедов и отцов - вести себя так, чтобы тебя остерегались. Считается, правда, что все это пошло от добрых мельников - они не хотели забирать у человека его энергию. Например, если мельник куда-то собирался, он никому не говорил куда. Отвечал на вопросы родных и соседей так: «По делу». Вот и выходило, что мельник может губами прошептать, как он устал, а досужие люди скажут: «Шепчет на недоброе...» - рассказывает доктор филологии, профессор Алексей Ненадовец, автор книги «Легенды старых млыноў».

Белорусский художник Виктор Немцов написал более 30 картин, изучив всевозможный материал о белорусских мельницах.

Белорусский художник Виктор Немцов написал более 30 картин, изучив всевозможный материал о белорусских мельницах.

БОЛЬШЕ ВСЕГО МЕЛЬНИЦ УНИЧТОЖИЛИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

Ненадовец видит в образе мельника народного гения, который без всякого образования оседлал две стихии - воздух и воду. Причем при помощи всего лишь пилы и топора.

- А еще надо было выкопать пруд, сделать запруду, пустить воду, отрегулировать все, - замечает профессор. - Да и работа мельника сама по себе тяжелая. У нас на Пинщине жена говорила с утра мужу: «Ты, Іванка, сёння нічога не рабі, толькі сатры тры торбачкі зерня». А это килограммов тридцать! Если вы видели домашние жернова прошлых веков, то представляете, какие камни стояли на больших мельницах.

Кстати, на них не только мололи муку, но и валяли сукно, чистили шерсть, на ветряках делали лесопилки. Даже удивительно, что этнографы долго не обращали внимания на работу мельников - все началось с Адама Богдановича, отца знаменитого поэта Максима Богдановича. А ведь мельницы в известном нам виде в Беларуси появлялись с XVII века. Сегодня таких сооружений осталось немного, а те ветряки, что есть, давным-давно на электрической тяге. И большинство, сожалеет профессор, показушные.

- Из настоящих что-то разрушено в Первую мировую войну, что-то во Вторую, а есть и то, что оказалось ненужным в советское время. Однако широко уничтожать мельницы стали все-таки в годы Второй мировой - и немцы, и партизаны говорили мельникам, мол, помогаете врагу. Остались от тех сооружений только воспоминания и народные названия - «Млыновая яма», место «ля млына», «сядзіба млынара». Только там все поросло бурьяном, - рассказывает Ненадовец.

Ученому повезло: в окрестностях его полесской деревни Чухова было сразу четыре мельника:

- Например, Иван Наривончик был «штукар». У него, говорили, нюх на машины. Он разбирался в мельницах, не понимая при этом, где плюс и минус. Наривончик построил 8-метровую мельницу, правда, потом председатель колхоза продал сооружение в обмен на трактор. Другой мельник, Франак, в свое время побывал на заработках в Канаде - я сам видел, как мыши съели его припрятанные канадские доллары. Ему однажды пан староста приказал не работать на все праздники всех религий: «Не дай бог, твоя машина свистнет». А когда люди были в церкви на какой-то фэсте, жуликоватый Франак в шутку посвистел своей паровой мельницей. На следующий день его ждали розги в полицейском участке.

А Иван, дед Алексея Михайловича, был уже не просто мельником, а настоящим деревенским интеллигентом - ходил по мельнице в халате. Он рассказал внуку о мельницах в Подбелье и Забелье:

- В Первую мировую войну русские войска строили в тех краях железную дорогу-узкоколейку. Они разобрали одну из водяных мельниц и пустили на шпалы. Это был путь для подвоза раненых параллельно линии фронта. Военные не послушали, хотя мельник просил не трогать его ветряк. Но он в долгу не остался: пришел в военную часть и сказал, что идет в беженство со своей семьей и оставляет свиную тушу солдатам и офицерам. Правда, наутро после сытного ужина часть военных уже не встала. Кстати, в этой инженерной части служил и русский поэт Александр Блок.

На полотна Виктора Немцова попали как ветряки, так и водяные мельницы.

На полотна Виктора Немцова попали как ветряки, так и водяные мельницы.

КОДЕКС МЕЛЬНИКОВ ГОВОРИЛ ОБ ОПЛАТЕ ИХ РАБОТЫ

У мельников были свои правила. Если из севка выпала жменя муки, хозяин не имел права ее поднимать - это мельнику. За помол брали ссыпку. Так действовали и монастырские, и помещицкие мельницы. Размер определяли по количеству мешков. Скажем, привезли на возу 5 мешков килограмм по восемьдесят - два-три горца ссыпали (килограмм-два муки). Деньги реже фигурировали в расчетах, но если могли ими заплатить, никто не отказывался.

- Правда, все тот же жуликоватый Франак на своей мельнице сделал дырочку - его «урожай» был два мешка в неделю. Франака словили на этом, всыпали по первое число, дырку закрыли, но ненадолго, - смеется Алексей Ненадовец.

Вообще, мельников нередко считали крохоборами. Но если их приглашали на свадьбу, то они всегда дарили больше других - у них водилось, что преподнести. Говорят, из-за этого им даже делали подбросы со злым умыслом. Но коль уж им обещали, то старались отдать все долги вовремя. А мало ли что?

Шутили, что у крестьян мельник в ступе толчет, а вот шляхта привозила по два-три воза зерна за раз. Когда было много «клиентов», все стояли под мельницей не один день. А по дороге на куст орешника крестьяне вешали красные ленточки - чтобы хорошо смолоть и заехать назад.

На мельнице запрещалось нарушать очередь. Исключение - если все до одного стоящие в ней соглашались пропустить кого-то. Нельзя было лазить по помещениям, где мололи, посторонние были только там, где нужно было носить мешки и высыпать зерно.

- Самое фантастическое из моих записей - это смерть и похороны мельника. Умирали они часто одинокими и тяжело, перед этим старались передать свои навыки родным и близким. Говорили, что когда умирал мельник, с ним приходили прощаться только мельники и родные. Никто его коллег специально не приглашал - они сходились со всех околиц, шептали молитвы, сами хоронили. После этого - никаких посиделок, мельники расходились во все стороны. Утром же погребенного никто не приходил будить, - делится традициями Ненадовец.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также