2018-05-10T09:38:04+03:00

«Деда засыпало землей и трупами, он выжил чудом…»

День Победы. 12 историй от наших читателей [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments3
Фото: коллаж.Фото: коллаж.
Изменить размер текста:

Дорогие читатели! Вы прислали нам невероятное количество писем на конкурс «Фото из прошлого», который мы проводили в начале этого года. Конкурс завершился, не опубликовать военные истории, которые вы нам присылали, мы не могли - особенно в День Победы.

Спасибо вам за письма, за ваши семейные истории, за память о наших дедах!

«Родителей в Германии выкупили за 31 марку»

- Мой дядя Николай Колос (на фото крайний справа) родился с 1916 году в деревне Корчевое. В 1940 жил в Гомеле с женой Женей, дочкой Галей и сыном Мишей. Оттуда его, старшину, призвал на сверхсрочную службу Полесский облвоенкомат. Он попал в 635-й стрелковый полк, куда примерно за неделю до войны приехала к нему в гости мама Анастасия.

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

Он подарил ей фотографию с однополчанами. Вместе с женой и детьми дяди Коли мама села на поезд, идущий в Хойники, и попала под немецкую бомбежку… Дядя пропал без вести в октябре 1941 года. Моих родителей угнали в рабство немцы. Там, в Германии, гросбауэр выкупил маму за 14 дойчмарок, отца за 17. В конце апреля 1945-го их освободили американские войска.

Михаил Лукьянчик, г. Дятлово.

«Ночью молились, чтобы в госпиталь не попала бомба»

- Моя мама Ирина Аксенинкова с двумя подругами пришли в военкомат в 1944 году, попросили отправить их на фронт. Они оказались в полевом госпитале №2312 военной части 14117. Днем они заботились о раненых, а ночью во время кратковременного отдыха молились: «Сохрани госпиталь, пусть бомбы его не коснутся».

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

Вместе с армией и госпиталем девушки дошли до немецкого Розенбурга, где и изображены на этом фото. Мама - крайняя справа. Они демобилизовались 15 октября 1945 года.

Федосенко М.Н., г. п. Мачулищи.

«На войне, где люди теряют друг друга, отец и сын встретились»

- Мой дедушка Никифор Маглыш ушел на фронт в 43-м году. Дома осталась жена Мария и четверо детей. В бою, рассказывали, он всегда кричал «За Родину! За Марию!» А жена горько плакала и молилась о его возвращении домой.

В конце войны на фронт призвали и старшего сына Андрея, которому тогда едва исполнилось 18. И там, на войне, случилось невероятное! Там, где тысячи людей теряют друг друга, отец и сын встретились. Дедушка, пройдя все военные дороги пехотинцем, никак этого не ожидал. Обычно, когда приходило пополнение, он интересовался, есть ли кто из Слуцка. И однажды из толпы новоприбывших вышел худощавый, совсем еще зеленый юнец, и сказал: «Здравствуй, папа!» У него ноги в землю вросли!

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

Шли бои за Кенигсберг, наши войска стали наступать. В бою деда ранили, его засыпало землей и трупами. Выжил чудом. Его стон услышала медсестра, которая искала раненых, и вытащила. Дед попал в госпиталь, так и жил потом с осколком. А Андрей дошел до Берлина. Судьба его уберегла: в здание, где укрылись бойцы, попал снаряд - все погибли, а он выжил. Домой вернулись оба, обоих наградили орденами ВОВ I степени. Мы помним о них и гордимся.

Татьяна Михнюк, г. Минск.

«От войны уходили и уезжали, и на обочинах этой дороги лежали убитые»

- Это Трофим и Евдокия Моторные, мои родители. На фото 1945 год. Отец был на фронте с первых дней. Мы были беженцами. От войны уходили пешком, уезжали в теплушках. Немцы бомбили дорогу, обстреливали из пулеметов - на обочинах лежали убитые.

Когда мы добрались до Лоева, мама и бабушка стали ткать, чтобы прожить. В 1942-м умерла бабушка, сестре в руку попал осколок и оторвал три пальца, стало еще тяжелее.

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

В 1943 году снова пришлось бежать: немцы начали отступать, люди прятались от них по деревням. В наш дом попал снаряд, разворотил угол. Снова пришлось уходить, ночевать просто в яме у реки, просто на ветках - на всю жизнь у меня остались больные почки и суставы. В 1945 году с войны вернулся отец.

Тамара Коломцева, г. п. Лоев.

«Информацию о дислокации немцев бабушка зашивала в подкладку фуфайки»

- Дедушку и прадедушку мы видели только на фотографии. Дедушка Сидор Шелег попал на войну в 38 лет, был связным местного партизанского отряда. Он пешком ходил в Шацк, чтобы обменять продукты на вещи - и передать информацию о дислокации немцев, записки с которой бабушка зашивала ему в подкладку фуфайки.

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

Были и бои: в 1944 году с ранами он попал в санбат. После выздоровления дошел до Германии, а завершил службу под Москвой в деревне Поздняковка - там эту фотографию в августе 1945 года и сделали. На обороте написано: «На долгую память дорогой жене Анне и родным деткам: Вите, Анютке, Мане, Нинке и Надьке от мужа и отца Шелег Сидора Григорьевича».

Николай Шелег, г. Минск.

«Спустя 95 лет в семье снова появился Яков Михайлович»

- На фронтах воевал мой дедушка и трое его братьев: Зеленковские Кузьма, Дмитрий, Иван и Яков. Двое погибли. Двое вернулись: один с тяжелой контузией, второй - с ранением ноги. Долго не прожили, умерли от ран… На обороте снимка есть дата - 7 октября 1940 года. Справа - младший из братьев, Яков.

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

Его призвали в 1939-м, он служил в Плявинисе в Латвии. Оттуда и ушел на фронт. Все с сожалением говорили, что он «хлопцам пайшоў», то есть был молодым и неженатым. Похоронка прабабушке Дуне пришла во время войны… Спустя 95 лет в нашей семье родился маленький Яков Михайлович. Хочется думать, что это непрерывающаяся связь поколений.

Вера Косьянова, Гомель.

«Когда немцы бежали, он забрал Наташу и ее маму с собой»

- Мой отец Иван Киримович погиб на фронте 28 февраля 1945 года. Мы с мамой и братьями жили в Минске. Я помню сирены, которые оповещали о бомбежках, и помню, как мы с подушечками и свечками бежали в бомбоубежище. Помню нары, большие каменные ступени, где мы пережидали атаки. Бомбили Минск три дня, где-то по 27 раз за день. Потом стало тише - немцы двинулись на Москву.

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

В 6 или 7 часов наступал комендантский час. Немцы ходили с овчарками и проверяли дома, где горел свет (керосиновые лампы, на которых мы с сестрой гладили ленты для кос). Смотрели, нет ли посторонних. На этом фото я с подругой Наташей. Нас сфотографировал немец из охраны завода, санки, на которых мы сидим, Наташе тоже подарил он. Говорят, что когда немцы бежали, он забрал Наташу и ее маму с собой. Кто знает, где она теперь?

Антонина Михасенко, Минск

«Война - трагедия всей семьи: тетю расстреляли, дядя вернулся без пальцев»

- Война погубила все. Мою тетю Марию расстреляли в 1943-м. Это были наемники фашистов - свои же, земляки. Ее муж, дядя Николай, погиб в первые дни войны. Их пятеро детей попали в детдом.

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

23-летнюю тетю Олю расстреляли полицаи. Муж дядя Вася прислал фото из госпиталя - его ранило в руку, с войны вернулся без пальцев.

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

Дядя Георгий, который выслал нам фото с фронта, был танкистом. И это последняя весточка, которую мы от него получили.

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

Трагедию нашей семьи не забыть. Пусть всегда будет мир и пусть никто никогда не узнает ужасов войны, бомбежек и пожаров.

Лидия Мищенко, Полоцк

«Помню папин ремень через плечо и плач мамочки»

- На фото справа - мой отец Василий Кривонос. Когда началась война, мы жили в деревне Гореничи Березинского района. Отец ушел на фронт добровольцем. Мне было пять. Я хорошо помню только его ремни через плечо и плач мамочки.

Вскоре беда пришла и в нашу деревню. Как и многие сельчане, я получила пожизненный штамп на своем теле. Угнали сразу весь скот, курицы не осталось, собак убили. Мы очень сильно голодали, я заболела туберкулезом.

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

Когда война закончилась, мама, видя, что я вряд ли выживу, решилась на отчаянный шаг - отправиться в Польшу за коровой. Вместе с учителем Степаном Филипповичем, который это придумал, и другими женщинами, они сходили туда пешком. Их не было несколько недель, когда мама вернулась, ее ноги, обмотанные тряпьем, были все в ранах, а от худобы ее трудно было узнать. Меня корова спасла, а мамочка вскоре умерла. Не вернулся с войны и отец: однажды к нам пришел его товарищ по службе, который долго искал нас по Союзу, и рассказал, что папа погиб в деревне Красница под Могилевом.

Т. Татаринцева, Минск.

«Наше фото с фронта принес односельчанин»

- Эта фотография военного времени. Фотографировались для воевавших на фронте мужей: слева мама со мной на коленях, а справа - тетя Поля со своими тремя детьми. 22 августа 1944 года призвали служить обоих братьев. А в октябре они оба погибли в боях под Варшавой с разницей в два дня. 7 октября старший брат Александр, 9 октября - мой папа Терентий.

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

Фотографию принес нам обратно вернувшийся с войны односельчанин, который был очевидцем их ранений и смертей... Маме тогда был 21 год, тете Поле - 30.

Ольга Горелик, Гродно.

«Партизаны собирались в лесу каждый год»

- Этому снимку больше 50-ти лет. На нем бывшие партизаны, которые каждый год собирались в лесу Стародорожского района. В том самом месте, где во время войны был создан партизанский отряд, ставший впоследствии сотой бригадой имени Кирова. Ею, кстати, командовал родной дядя моего отца Алексей Иванович Шуба (на снимке первый слева).

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

На тот момент ему было 30 лет. В партизанах была вся семья, даже мой отец, которому было 14 (он на фото первый справа). Всего в отряде было более 3000 партизан! Теперь на этом месте стоит обелиск с датой создания отряда.

Михаил Шуба

«Отец ушел на фронт добровольцем, 16-летняя мама осталась за старшую»

- Эти фотографии моей маме Нине подарили ее братья, - рассказывает. Когда умерла моя бабушка Степанида, шестеро детей остались с отцом, моим дедушкой Игнатом. Вскоре он добровольцем ушел на войну, и 16-летняя мама осталась за старшую.

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

Выживали как могли: собирали в поле мерзлую картошку, нанимались к людям на работу, помогали партизанам. Дед Игнат погиб под Донецком в 1943 году.

Фото: личный архив.

Фото: личный архив.

А мамин брат, дядя Миша, поступил в училище и стал летчиком. Вся семья гордилась тем, что сирота смог так высоко взлететь - в прямом смысле слова.

Валентина Бабинич, дер. Сорочи.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также