2018-05-11T13:31:08+03:00

«Я испытывал к нему презрение, но убивать не хотел»: в Жодино судят пенсионера, который застрелил предпринимателя

Перед трагедией было 8 лет судебных тяжб из-за наследства
Поделиться:
Комментарии: comments6
Евгений Шульга сам пришел в милицию и рассказал об убийствеЕвгений Шульга сам пришел в милицию и рассказал об убийствеФото: Павел МАРТИНЧИК
Изменить размер текста:

- Скажите, а где вы раньше были, когда я к вам обращался, права ребенка защищал! - с обидой в голосе говорит журналистам обвиняемый Евгений Шульга, когда его вводят в зал суда.

63-летнего пенсионера обвиняют в умышленном убийстве 40-летнего предпринимателя и незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении обреза охотничьего ружья и 22 патронов.

Трагедия случилась в Жодино 14 декабря 2017-го: 63-летний Евгений Шульга в магазине сантехники выстрелил из обреза охотничьего ружья в грудь 40-летнему Дмитрию Коваленку. От ранения мужчина скончался на месте. Убитый мужчина был братом погибшего в ДТП зятя Евгении Шульги - Александра Коваленка. Много лет между семьями этих людей были напряженные отношения, они долго судились за имущество и бизнес. Все началось еще в 2009 году: тогда дочь пенсионера Снежана вместе с мужем Александром попала в ДТП - в той аварии ее супруг умер, женщина чудом осталась жива. После этого, по словам Снежаны, родители мужа стали распоряжаться семейным имуществом, свекор стал индивидуальным предпринимателем. Между когда-то близкими людьми начались судебные тяжбы - Снежана и родные ее погибшего мужа делили коттедж, 4-комнатную квартиру, машины, магазины, бизнес.

Жена, сын и дочь обвиняемого тоже пришли в суд Фото: Павел МАРТИНЧИК

Жена, сын и дочь обвиняемого тоже пришли в судФото: Павел МАРТИНЧИК

По решению суда семье Коваленок отошла 4-комнатная квартира в Жодино и товар на 11 500 рублей. Снежане достался магазин, нежилое помещение, коттедж, два автомобиля, гараж, земельный участок.

«Не было желания убить его»

В суд пришли родители убитого Дмитрия Коваленка, его жена и другие родственники. На соседних скамейках - родные обвиняемого, его жена, дочка, сын.

- В отношении оружия полностью не признаю вину, - комментирует обвинение Евгений Шульга. - По статье «Убийство» признаю с оговоркой: у меня не было умышленного желания убить его.

Эти слова обвиняемого в зале встречают смехом.

Обвиняемый говорит, что собирался только припугнуть Дмитрия Фото: Павел МАРТИНЧИК

Обвиняемый говорит, что собирался только припугнуть ДмитрияФото: Павел МАРТИНЧИК

С Дмитрием Коваленком обвиняемый был знаком с момента свадьбы его дочери - 2000 года. Никаких отношений с братом своего зятя он не поддерживал.

- А с его семьей нормальные человеческие отношения были до 2009 года, когда погиб мой зять. Дочь осталась инвалидом, в течение месяца она находилась между жизнью и смертью. Больше двух лет была инвалидом второй группы. Сашу, зятя, похоронили, а через несколько дней Василий Парфенович (отец Александра. - Ред.) пошел распродавать нажитое дочерью и зятем имущество. На моих руках остался 7-летний ребенок, который был все время со мной.

На первой скамейке - жена убитого Дмитрия Коваленка Фото: Павел МАРТИНЧИК

На первой скамейке - жена убитого Дмитрия КоваленкаФото: Павел МАРТИНЧИК

- Какие чувства вы испытывали к Дмитрию Коваленку? - задает вопрос прокурор.

- Презрение. У человека кроме жадности и трусости ничего не было, у него на глазах было написано - $100. На судах он представлял интересы своих родителей, я представлял интересы свои и дочери.

«Подумал, что под обрезом он мне все расскажет»

За несколько дней до убийства Евгений Шульга нашел в гараже обрез ружья - по словам обвиняемого, он хотел сдать оружие, но забыл.

- Мне принесли ответ из суда об отказе в удовлетворении моей надзорной жалобы о новом рассмотрении дела - все мысли были только об этом.

Евгения защищают два адвоката Фото: Павел МАРТИНЧИК

Евгения защищают два адвокатаФото: Павел МАРТИНЧИК

Обвиняемый рассказывает, что 14 декабря он ехал сдавать оружие, но в городе случайно увидел машину Дмитрия, и «в голове стукнуло».

- Я знал, что он трус по жизни, и подумал, что под обрезом он мне все расскажет, кто ему помогает. Я остановил машину и пошел в магазин. Дмитрий сидел около компьютера. Я спросил, кто ему помогает. Он ответил: «У меня такие подвязки, что у тебя и твоей стервы дочки ничего не получится». В этот момент прозвучал выстрел. Я не знал, как это произошло, не знал, был ли заряжен обрез, - рассказывает обвиняемый. При этом, отвечая на вопросы прокурора, он добавляет, что его разозлили слова Дмитрия. - У меня 8 лет судов, я был на пределе. После этого я сел в машину, позвонил сыну и сказал, что совершил преступление. Попросил прощения у жены и поехал в прокуратуру.

По пути он встретил милиционеров, спросил, к кому обратиться.

- Сказал, что завалил знакомого. Они не поверили, начали смеяться, мол, каждый день такие подходят. Но проверили, и по указанному мной адресу действительно был убит человек. Я еще раз повторяю: я не хотел его убивать, у меня было достаточно времени скрыться, стереть все следы преступления и выбросить обрез, - говорит обвиняемый.

Снежана, дочь обвиняемого, выступает в суде свидетелем. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Снежана, дочь обвиняемого, выступает в суде свидетелем.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Наталья Коваленок, вдова убитого мужчины, задает обвиняемому много вопросов. Евгений Шульга парирует, несколько раз акцентируя внимание, что Наталье тоже досталась часть имущества.

- Ты богатая сейчас наследница! - в запале бросает он.

«Если бы знал, что в обрезе есть патроны, не поехал бы в магазин»

Защитник уточнила, почему Евгений решил сдать обрез, если у него была возможность спрятать оружие.

- Я прекрасно знаю, что раз в год и палка стреляет. Тем более раз в год, и даже два раза в год, на меня Коваленки писали жалобы. У меня внук есть, он бегает везде, мало ли что.

В магазине Евгений находился не больше 5 минут. Куда попала пуля, обвиняемый не видел. После выстрела Дмитрий упал, но обвиняемый к нему не подошел - говорит, был шок. По этой же причине не вызвал «скорую».

- У меня закралась мысль, что он просто испугался пули и упал. Я не знал, что там есть патроны. Если бы знал, даже близко не пошел бы в магазин - поехал бы прямым ходом в милицию.

Обвиняемый вспоминает, что между ним и убитым несколько раз происходили конфликты. Дмитрий Коваленок, по словам пенсионера, четыре раза писал на него жалобы.

- Я не помню, угрожал ли я ему, - говорит Евгений Шульга.

«В магазине был запах гари, а Дима лежал за прилавком»

Наталья Коваленок рассказывает, что семью обвиняемого она знает больше 20 лет - Александр со Снежаной встречались 7 лет до свадьбы.

- Дмитрий всегда становился на защиту своих родных, потому что семья Шульги очень негативно отзывалась о родителях Саши и Димы. Саша очень любил Снежану и не мог отстоять честь родителей, но просил ее не выражаться плохо о родителях, не обзывать их нищебродами.

Наталья утверждает, что Евгений Шульга высказывал угрозы Дмитрию, его маме. Резко негативно он стал относиться к Дмитрию, когда тот стал официальным представителем своих родителей на суде.

- Мне он говорил: «Ты за все ответишь». Маме Дмитрия говорил, что уничтожит всю ее семью, перестреляет, Дмитрию угрожал убийством в 2016 году, слово «убью» на записи конкретно слышно.

Семьи встречались только в судах, в городе почти не виделись. Когда находились в одном помещении, Наталья и Дмитрий включали диктофон.

- Если бы была словесная перепалка 14 числа, Дима бы обязательно включил телефон, но не успел.

По словам вдовы, после ДТП, в котором погиб Александр, обвиняемый очень хотел, чтобы виновные в аварии были наказаны.

- Следствие затягивалось, и Евгений Михайлович сказал, что все равно своего добьется, устроит самосуд. Сказал, что у него есть чем с ними расправиться,- говорит Наталья. Из этих слов женщина поняла, что у Шульги есть оружие.

14 декабря Дмитрий собирался в Минск с утра, а Наталья должна была быть в магазине, но задержалась дома.

- Он открыл магазин, а я подошла попозже. К 11 утра я зашла в магазин и сразу услышала запах гари, а за прилавком лежал Дима. Я подумала, что его током ударило - ни крови не было, ничего. Я начала его тормошить, и поняла, что все… Пока ехала «скорая», я пыталась как-то его реанимировать, делала искусственное дыхание. «Скорая» приехала быстро, сказали, мол, извините, труп. Когда обнаружили огнестрельное ранение, я сразу сказала, что это Шульга - я была на 100% уверена. Одновременно со «скорой» приехала милиция, хотя я не вызывала - видимо, к этому моменту Шульга им уже обо всем сообщил.

Накануне этих событий закончился суд по разделу имущества - семья Коваленок была рада, что все закончилось.

- Никаких угроз от Евгения Михайловича в этот момент не было. Дима переживал только за родителей, за их здоровье, мама постоянно в больницах лежала.

100 000 рублей за моральный вред

Когда судья спрашивает о событиях 14 декабря, мужчина на минуту замолкает, вытирает слезы.

- Дима обычно звонит каждое утро, интересуется здоровьем мамы. Я набираю Диме - звонок сбрасывается. И тут позвонила Наташа и сказала: «Диму убили», - глухо говорит мужчина. – Мы полетели туда - две «скорых» было, милиция налетела. Когда мы их просили помочь, ничего не делали, а сейчас-то что. Такой парень был! Не пил, не курил, работал по 12 часов. Говорили ему, может так не надо, более постепенно. Он отвечал, что он еще молодой – всего 40 лет, гены хорошие.

Потерпевший заявил иск о возмещении морального вреда - 100 000 рублей. Защитник обвиняемого уточняет сумму – нет ли в цифре ошибки.

- А во сколько вы бы оценили его жизнь? – отвечает вопросом на вопрос Василий Коваленок.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

После гибели бизнесмена его родители и жена судятся за огромное наследство

После смерти 35-летнего Александра Коваленка из Жодино его родные встречаются только в судах. Делят недостроенный большой коттедж, 4-комнатную квартиру, машины, магазины, бизнес... (читать далее)

Жодинский пенсионер отомстил за дочь и застрелил продавца сантехники

Торговец был братом умершего мужа женщины (читать далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также