2018-05-16T17:12:40+03:00

Дирижер Михаил Казинец: Сел за руль в 70 лет, а чтобы завести зал, снимаю на сцене фрак под Besаme mucho

Когда видишь, как Михаил Казинец управляет Национальным академическим народным оркестром имени Жиновича, никогда не поверишь, что маэстро на пороге 80-летия - настолько он экспрессивен и артистичен [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments3
Дирижер, профессор, народный артист Беларуси Михаил Казинец рассказал "Комсомолке" о своем рецепте оптимизма!Дирижер, профессор, народный артист Беларуси Михаил Казинец рассказал "Комсомолке" о своем рецепте оптимизма!Фото: Павел МАРТИНЧИК
Изменить размер текста:

А ведь Михаил Антонович, пожалуй, старейший дирижер в Беларуси, который продолжает активно выступать. О секретах творческой и физической активности народный артист Беларуси рассказал в нашей рубрике «Оптимисты»

- Моя профессия предполагает в хорошем смысле двуличность, - сразу признается Михаил Казинец. - Когда становлюсь за пульт, я совершенно не похож на себя в быту - запускается какая-то внутренняя энергетика. И в 80 лет сцена все такая же сладкая, манящая, но я уже хорошо знаю: это штука жестокая. Ты вышел - и тебя пробивает по десяткам каналов, ты перед публикой, как на рентгене.

Когда Казинец за дирижерским пультом, его энергией заряжаются и оркестр, и солисты (здесь - "песняр" Анатолий Кашепаров), и публика. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Когда Казинец за дирижерским пультом, его энергией заряжаются и оркестр, и солисты (здесь - "песняр" Анатолий Кашепаров), и публика.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

- Но вы чувствуете свои 80 лет?

- На сцене - нет, только после концерта спускаешься с небес, чувствуешь, где у тебя что-то побаливает. А еще возраст я чувствую, когда задумываюсь: сколько же мне в моей профессии еще отмерено? К счастью, для меня выступить на нескольких концертах оркестра в месяц в Минске и на гастролях - no problem!

- Год назад в Киеве на «Битве оркестров» вы дали еще и артистический мастер-класс: то выходили в капитанской фуражке, то начинали раздеваться на сцене…

Старейший дирижер в Беларуси продолжает активно выступать.

Старейший дирижер в Беларуси продолжает активно выступать.

- Мне такое лицедейство очень близко. Да, пошалил я в Киеве перед номером Besаme mucho. Перед ним оркестр сыграл очень трепетную мелодию тишины, и зал на 3500 мест ощутил это состояние. И вдруг я резко оборачиваюсь к публике, снимаю и бросаю на сцену фрак, потом шляпу - и начинаю дирижировать этой страстной мелодией. В зале напряжение - не 220 вольт стояло, а все 300! В финале номера киевский зал аплодировал стоя!

- Но это было телешоу. А на концерте оркестра в родной филармонии вы можете себе подобное позволить?

- Надо всегда чувствовать своих слушателей. Наш традиционный концерт все-таки не одно лишь развлечение. Пусть и подспудно, программа дает пищу для раздумий. Национальный академический оркестр не может быть только музыкой для ног. Конечно, случаются импровизации, но не они главные.

- Белорусская народная музыка, которая лежит в основе репертуара оркестра, согласитесь, не особо близка современной публике…

- Мы играем фолк, но сегодня я сказал бы, что нам больше подходит название «Национальный академический оркестр белорусских народных инструментов». Мы можем играть все - от Баха до Лученка, но наш звук - это народные инструменты, нас узнают по инструментовке, аранжировке. А в последние годы оркестр заново открывает публике крупные формы Владимира Мулявина и «Песняров». Причем порой это восстановление с нуля - ту же рок-оперу «Песня пра долю» наш музыкант и дирижер Александр Кремко снимал для оркестра по слуху с ужасного качества записи.

Михаил Казинец управляет Национальным академическим народным оркестром имени Жиновича Фото: Павел МАРТИНЧИК

Михаил Казинец управляет Национальным академическим народным оркестром имени ЖиновичаФото: Павел МАРТИНЧИК

«МОЛОДЕЖЬ СМЕЯЛАСЬ, КОГДА Я СДАВАЛ НА ПРАВА»

- Мой роман с музыкой определился еще в моем деревенском детстве на Вилейщине, когда я лет в восемь взял гармонь. Потом - музыкальная школа, деревенские танцы и свадьбы, дальше музучилище и два консерваторских образования - по народным инструментам и дирижированию. Правда, в детстве хотел быть шофером. Когда в деревню заезжали грузовики, величайшим счастьем было пробежаться за ними и подышать дымом из выхлопной трубы. А уж проехать на машине рядом с водителем - это сродни полету в космос. Эту свою мечту я осуществил в 70 лет - сдал на права и сел за руль! Мечта ведь сверлила мне голову все эти годы. Правда, оказалось, что это не удовольствие, а тяжелый труд по уровню концентрации внимания - сказываются возраст и отсутствие опыта. Так что пользуюсь автомобилем нечасто - езжу на дачу и малую родину.

Зал филармонии на концертах оркестра, особенно с тематическими программами о наследии "Песняров", всегда аншлаговый. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Зал филармонии на концертах оркестра, особенно с тематическими программами о наследии "Песняров", всегда аншлаговый.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

- Не смущала вас компания молодежи, которой большинство на курсах вождения?

- Без улыбок за спиной не обходилось. Но я отнесся к подготовке очень серьезно. Когда 25 человек посадили сдавать тест на компьютерах, оказалось, что с первого раза сдали тест только 8 человек - и я в том числе. А вот вождение прошел со второго раза - сказалась незнакомая машина.

Всегда стильный маэстро! Фото: Татьяна МАТУСЕВИЧ

Всегда стильный маэстро! Фото: Татьяна МАТУСЕВИЧ

- Со второго раза вы стали и ректором консерватории - причем на рекордный срок в 20 с лишним лет.

- В оркестре я работал с 1972 года, а в 1975-м после смерти Иосифа Жиновича стал главным дирижером. Я тогда очень увлекся работой - динамика была атомная. Для оркестра писали все наши гранды-композиторы, начиная с Евгения Глебова и Дмитрия Смольского. Вот поэтому я без раздумий и отказался от предложенной должности ректора в 1984-м. А вскоре у меня случился инфаркт. Признаться, я даже внутренне обрадовался - ситуация с моим отказом вроде как сама собой разрешилась. Но, оказалось, мне просто дали полгода, чтобы оправиться…

Казинец вспоминает, что в годы работы ректором консерватории он не заострял внимания на занятости талантливых студентов вне учебы. А теперь они - к примеру, Петр Елфимов - выступают вместе с маэстро. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Казинец вспоминает, что в годы работы ректором консерватории он не заострял внимания на занятости талантливых студентов вне учебы. А теперь они - к примеру, Петр Елфимов - выступают вместе с маэстро.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Конечно, это был уникальный период моей жизни. Первые годы я сидел в консерватории с 8 утра до 22 вечера и меня шатало от объема работы. Спасал, конечно, изумительный коллектив - от преподавателей до деканов и проректоров. Этими людьми нельзя руководить - мы сотрудничали. Я всегда посещал академические концерты студентов, знал, кто чего стоит, и говорил коллективу, зная о бытовых или других проблемах: «Давайте временно не будем заострять внимание на этом». Консерватория - не большой вуз, так что задача ректора - в каждом рассмотреть зерно будущего. Наверное, по той же причине преобразовал учебный оркестр в оркестр «Молодая Беларусь», вел его 20 лет и объездил с ним полмира. Кстати, закончившие консерваторию в мою бытность ректором студенты как раз и выступят в моем юбилейном концерте в ноябре.

Михаил Антонович управляет оркестром имени Жиновича на самых ответственных концертах уже более 45 лет. Фото: Татьяна МАТУСЕВИЧ

Михаил Антонович управляет оркестром имени Жиновича на самых ответственных концертах уже более 45 лет. Фото: Татьяна МАТУСЕВИЧ

«С УДОВОЛЬСТВИЕМ КОШУ - ДЛЯ МЕНЯ ЭТО ЛУЧШИЙ ОТДЫХ»

- Вы после инфаркта разрывались между двумя творческими коллективами, да еще и третий, молодежный, добавился. У вас есть свой рецепт здорового образа жизни?

- Как раз после инфаркта я и пересмотрел многое. Большую роль в этом сыграл мой старший брат Николай - он был прекрасным врачом, философом по характеру. Он оценил мой образ жизни и сказал: если и в быту будешь себя вести так же на износ, как на работе, на здоровье не рассчитывай. На советах Николая я сам стал совершенствовать некоторые аспекты. В первую очередь бросил курить - это самое большое безумие, которое делает человек над своим здоровьем. В питании перешел на более щадящий режим с упором на овощи. Конечно, во многом помогло то, что я деревенский парень, который с 8 лет работал плугом, серпом, косой - до сих пор прекрасно кошу. Это для меня лучший отдых. Ну не на пляж ведь загорать за тридевять земель мне ездить в отпуск! Зато есть возможность обдумать планы оркестра.

О себе Михаил Антонович говорит: "Я ходок". Каждый день на работу и с работы дирижер ходит исключительно пешком. Фото: Павел МАРТИНЧИК

О себе Михаил Антонович говорит: "Я ходок". Каждый день на работу и с работы дирижер ходит исключительно пешком.Фото: Павел МАРТИНЧИК

А еще я ходок. Из дома на улице Кузьмы Чорного в филармонию на площади Якуба Коласа и обратно хожу пешком. А когда был ректором, то и с площади Свободы делал такие прогулки - моя служебная машина простаивала. Раньше ходил пешком из дома на дачу - это где-то 23 километра. Вообще, если хочешь остаться в профессии, всегда найдешь возможность в чем-нибудь себя ущемить. Надо быть диктатором над собой в этом плане, и утром ты будешь рад, что накануне не сделал какую-то глупость.

Михаил Казинец уверен в интеллигентной публике национального оркестра, потому и никогда не изменял сцене. Фото: Татьяна МАТУСЕВИЧ

Михаил Казинец уверен в интеллигентной публике национального оркестра, потому и никогда не изменял сцене. Фото: Татьяна МАТУСЕВИЧ

- Для себя вы определили, что такое оптимизм?

- Если что-то не удалось, надо время, чтобы это перетерпеть, а не вдаваться в отчаяние. Что-то получилось - тоже переживи это спокойно. Когда очень уж хорошо, меня это страшит - ожидаешь черной полосы…

А без оптимизма человечество не выжило бы - такие драмы оно переживало. В моей семье хранится история о том, как моя мама во время войны спасла еврейскую семью. В доме был склеп, где хранились овощи, там и пряталась эта семья. Нас, детей, мама туда не пускала. А потом их переправили к партизанам. Спустя десятилетия я сказал маме, что за такие поступки людям присваивают звание праведников мира. Мама долго удивлялась, что же она такого сделала - помочь ближнему для нее было естественно…

Удивительно, но после очередного исторического катаклизма человечество всегда поднималось и шло дальше. Так что оптимизм - это еще и вера, что все будет, скажу так, нормально.

А вы знаете, как звучит Besame mucho в дирижерской и актерской интерпретации Михаила Казинца? Фото: Игорь ЗАДОРОЖНЫЙ (из архива оркестра)

А вы знаете, как звучит Besame mucho в дирижерской и актерской интерпретации Михаила Казинца? Фото: Игорь ЗАДОРОЖНЫЙ (из архива оркестра)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также