Звезды21 мая 2018 12:41

Александр Куллинкович о себе в фейсбуке: «Меня банят за невинные тексты, а чувство юмора у меня всегда было чернушное»

Лидер группы «Нейро Дюбель» в большом интервью рассказал «Комсомолке» о виртуальной жизни, из-за чего почти перестал материться и почему многие знакомые перестали ходить на его концерты
Александр Куллинкович всегда подбирает нужные слова - и в песнях "Нейро дюбеля", и в своем Фейсбуке.

Александр Куллинкович всегда подбирает нужные слова - и в песнях "Нейро дюбеля", и в своем Фейсбуке.

Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

- Как вам год после 45-летия?

- Как-то не очень, не задался он – сплошные неприятности, все из рук валится. Хуже годов у меня в жизни, наверное, не было. Когда тебе 45, тебе еще 40, а вот 46 стукнет через пару дней – и тебе уже сразу 50. Тут и болячки какие-то повылазили – раньше это списывал на похмелье, теперь – на возраст.

- О вашем имидже. Кроме известного музыканта Куллинковича из «Нейро дюбеля», есть еще и Фэйсбук-персонаж Куллинкович. У вас такие посты там, что иногда вас банят на меясц…

- Раньше я сразу все писал и публиковал. Но с утра перечитывал и было ощущение, будто звонишь своим бывшим по пьянке. Сидишь и думаешь: «Господи, что же я наделал?» Сам, правда, таким не страдал, но ощущение – то самое. Так что теперь сначала в вордовский файлик записываю свои посты и статейки, а потом наутро перечитываю. Еще Хемингуэй сказал: «Пиши пьяным – редактируй трезвым». Под пьяным я имею ввиду состояние, когда ты на эмоциях все вываливаешь в соцсеть.

Подсказывать слова песен Куллинковичу не надо - публика проверенная временем.

Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

- Вам кажется, что за время с вашего появления в Фэйсбуке, к вашей персоне стало больше негативного внимания?

- Нет, все осталось, как и было в реальной жизни. Даже проще: в сети люди, которые ко мне плохо относятся, просто удаляют меня из друзей. Точно так же, как и те, кому просто охота помахать шашкой. Я живу по принципу: мне противна ваша точка зрения, но я отдам жизнь, чтобы вы ее могли высказать.

- Но вот появился же у вас второй аккаунт – Александр Куллинкович-Забаненд…

- Банит-то меня сам Фэйсбук! Причем я думаю, что все дело обстояло, как в песне «Нейро дюбеля»: «Ополчились на меня правильные люди – было, правда, пару с*к, но о них не будем». Вот эти и пишут какие-то доносы в сам Фэйсбук – чем их больше, тем больше шансов получить бан. А попадаю я всегда за какие-то невинные тексты, как правило, связанные с феминизмом. Потом перечитаешь (у меня же есть файлик!) – и понимаешь, что ты вообще ни к чему не призывал! Я понимаю, что какие-то вещи я просто не могу себе позволить как культурный человек, хотя могу по-разному относиться к тем или иным явлениям. Последний раз меня забанили вообще смешно: у меня был текст о том, что скоро начнут банить за то, что ты не поставил лайк кому-то. Я открываю Фэйсбук и думаю: «Ну, вааще!» Причем на 30 дней закрыли! Так и появился Александр Куллинкович-Забаненд – стал собирать туда друзей, чтобы каким-то боком общаться.

Веселые картинки из соцсетей из коллекции Александра Куллинковича.

- А ведь в свое время вы аккаунт, помнится, открыли не для общения.

- Соцсети как способ общения мне всегда не нравились - я был ярым противником этого дела. Мне надо было связаться с человеком – я это сделал и, как мне казалось, удалил страницу. Когда через какое-то время мне снова надо было связаться по делам с кем-то, выяснилось: как бы ни так – страница существует! А потом уже втянулся в эту историю и как-то сложилось, что я осел в Фэйсбуке – Вконтакте есть страница, но я там почти не бываю. Правда, в последний год как-то скучно там стало. Раньше, бывало, почитаешь интересные статьи, а сейчас я не удаляюсь оттуда, чтобы было куда афишку запостить.

- Или веселую картинку – у вас, заметил, очень специфическое чувство юмора. Оно, кстати, отличается у вас 20-летнего от теперешнего?

- Нет, у меня чувство юмора всегда было своеобразно чернушное и с легкой безуминкой. Другое дело, что в мои 20 лет картинок-то и не было. А выбираю я их, наверное, через какое-то внутреннее сито. Моей папке с такими картинками уже лет десять. Недавно пересмотрел: все нормально, ничего удалить не хочется. Правда, судя по лайкам, лучше люди реагируют все-таки на посты – если негативная реакция, так вообще народ расходится. Но особенно и писать не хочется.

Альбом "Першы" стал первым для нового этапа развития "Нейро дюбеля".

Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

«МАТА СТАЛА МЕНЬШЕ, А ДРУЗЬЯ НЕ ПРИХОДЯТ НА КОНЦЕРТЫ – ТАК И ГОВОРЯТ: «САШ, НЕТ ДЕНЕГ»

- Как вам альбом «Першы» год спустя после его премьеры?

- Ничего не изменилось. Недавно ехали из Гомеля, послушали его – как считал, так и считаю его лучшим альбомом «Нейро дюбеля». Не потому, что мы его записали последним по времени, - мы действительно очень серьезно подошли к работе. Я сужу по музыкальному саунду, стараюсь быть объективным. Ни за что не стыдно! Мы раскошелились на дорогую студию, нас хорошо сводили профессионалы в Москве, помогли собранные через краудфандинг деньги. Конечно, полную сумму мы не собрали – все-таки популярность «Нейро дюбеля» - не популярность «Ленинграда» и Brutto. Но вообще, для нас «Першы» - определенный перелом, он первый такой.

- А тексты ваши повзрослели?

- Да, вот меньше стало в сравнении со старыми альбомами скабрезностей и мата. В начале нашего творчества были песни, где мат был ради мата. У Шнурова, кстати, лет десять назад – та же история, мат ради мата. А вот теперь и у него, и у меня мат только там, где по-другому и не скажешь – к примеру, «на фоне Эйфелевой башни, с айфона селфи за*башим». Тут это слова не заменишь просто так, оно очень эмоционально окрашенное. Это у Шнурова. У нас в альбоме «Першы» мата нет на записи, но в двух песнях на концертах иногда вворачиваем лихие слова. Короче, прошла любовь ко всему этому. Может, повзрослели-поумнели-помудрели? А может, я научился выражать свои мысли более человеческим языком.

Веселые картинки из соцсетей из коллекции Александра Куллинковича.

- А может, вы окончательно перешли в статус легенды белорусского рока, которой материться не с руки?

- Нет-нет, не легенды «Нейро дюбель». И дело не в мате – буду я ругаться матом или нет, моя популярность не станем больше или меньше. Это в начале карьеры можно было много-много поругаться матом, чтобы ты понравился публике. Но тогда было другое время, все без башни были.

Это лето обещает быть у "Нейро дюбеля" концертным.

Фото: Павел МАРТИНЧИК

- Но «Ленинград» с ежегодной «Минск-ареной»…

- Там песни пошли совсем другие. Хотя, может, я и не прав.

- Новых людей на концертах «Нейро дюбеля» становится больше?

- У нас, наверное все-таки поменьше зрителей стало вообще. Нас сильно подкосили последние годы, когда мы играли по малым залам. Хотя на большие концерты у «Нейро дюбеля» всегда полный зал собирается. А вообще, то ли народ стал лениться, то ли банально денег нет. Я разговариваю со своим знакомыми, приглашаю на концерт, а они сразу, мол, денег нет. Предлагаю: я тебя так запишу – приходи. На это приятель говорит: Саш, ну я же приду с девушкой. Она бокальчик вина захочет, я – стаканчик пива, и твой бесплатный вход все равно обернется тратами, а денег нет. А людей, которые раньше ходили на все концерты подряд, теперь нет.

Александр в соцсетях придерживается позиции: можно быть не согласным с чужим мнением, но дать его высказать. Фото: Татьяна МАТУСЕВИЧ

«ХОЧУ СДЕЛАТЬ ПРОЕКТ С ВОЛОДЕЙ ПУГАЧЕМ, НО СТАЛ ФАТАЛИСТОМ – НЕ ЗАГАДЫВАЮ НАПЕРЕД»

- А сами на концерты ходите? За молодым белорусским роком следите?

- Нет, даже не вспомню, когда был последний раз. Наверное, на The UNB – мне эта группа нравится. И то я так, в уголочке постоял. Я всегда теряюсь и вдруг перетягиваю внимание, начинаю раздавать автографы. Чаще выступаю на чьих-то концертах. У «Крамы» на 25-летии «Нейро дюбель» играл, с «Крамбамбулей» выступил – если зовут, я с удовольствием. Все пытаемся с Володей Пугачем из J:Морс что-то замутить, мы с ним очень хорошие друзья, а жизнь все не дает.

- Кстати, вы не особо светились в «супольных музычных праектах».

- Да, раньше были массовые штучки, та же «Крамбамбуля». А теперь у всех получилось, что все немножечко по своим хаткам позабивались. Вроде мы не разъединились, все равно мы все друзья, но стало меньше возможностей встречаться. Нет той же «Рок-коронации», где все вместе играли, выпивали.

Веселые картинки из соцсетей из коллекции Александра Куллинковича.

- Вы там однажды завоевали главную рок-корону и просто сумасшедший приз к ней…

- Это только с нашим счастьем. Если «Нейро дюбель» что-то и выигрывал, то только в кризисные времена. В предыдущие годы группам доставались деньги, стиральная машина, а нам к рок-короне подарили полъящика спиртного. Это было так смешно. Но радость наша была не от этого спиртного, а от того, что мы получили рок-корону да еще и из рук самого Владимира Мулявина.

- Когда мы первоначально договаривались об этом интервью в Фэйсбуке, вы написали: «Будем живы, встретимся». Мне кажется, или вы стали достаточно суеверным человеком?

- Да, в последнее время стал суеверным и даже фаталистом. У меня в последнее время постоянно вертится в голове фраза: «Хочешь насмешить бога, расскажи ему о своих планах». Просто столько я себе не так давно планировал, а боженька как будто усмехнулся: «Вот так вот, да?»

Александру всегда есть, чем поделиться со своими слушателями и читателями. Фото: Татьяна МАТУСЕВИЧ

- Но новый альбом задумали?

- Даже есть несколько песен к нему, правда, пока нет концепции. Даже выбрали кавер, который традиционно делаем на каждый альбом. Но это позже – пока все лето в этом году у нас концертное.

- Ладно, давайте завершать. «Нейро дюбель» за годы своего существования стал бизнес-проектом?

- Нет, это семья. Мы и ругаемся, обижаемся периодически, как какие-нибудь домочадцы. Секрет долголетия как раз в том, что мы держимся друг за дружку. Нет у нас дележки денег – ведь многие команды распадаются из-за этого. Даже уходили люди просто потому, что у них что-то менялось в жизни. По другого характера причине группу покинул только Юрий Наумов, правда, и с ним мы остались друзьями, нет вражды, но мы не общаемся.

Веселые картинки из соцсетей из коллекции Александра Куллинковича.

Экспрессии на сцене Александру Михайловичу не занимать!

Фото: Павел МАРТИНЧИК