2018-05-31T12:18:51+03:00

Светлана Алексиевич: «Страшно потерять любовь»

В день 70-летия первого белорусского лауреата Нобелевской премии по литературе «Комсомолка» познакомилась со страницами будущей книги бесед с Алексиевич
Сергей ШАПРАН
Поделиться:
Комментарии: comments8
Лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана АлексиевичЛауреат Нобелевской премии по литературе Светлана АлексиевичФото: Виктор ГИЛИЦКИЙ
Изменить размер текста:

Журналист и исследователь белорусской литературы Сергей Шапран соберет в издание «У пошуках сэнсу» интервью и диалоги со Светланой Александровной, записанные им на протяжении более чем четверти столетия.

Вот несколько цитат Алексиевич.

«Чтобы человек ужаснулся самого себя»

- Я просто смотрю на все нормальным женским взглядом. Ведь это аномально: мать учит сына не убивать бабочку, а приходит в школу тетя-снайпер и рассказывает, как она убила 73 человека. Мы же сами наставляем своих детей: «Без армии ты не мужчина!» Поэтому я не говорю, что рассказала обо всей войне. Я сделала это так, как увидела…

Меня обвиняют в излишнем натурализме. Но это не натурализм - я показываю исчезновение человеческой жизни, как уходят краски с лица, какого цвета были у этого человека глаза, кровь. Я анатомирую это, чтобы человек ужаснулся самого себя. И никакая идея не может быть выше человеческой жизни.

(1991)

- Меня радуют очень многие вещи - общение, книги. Но мне больше радости приносит не сам процесс, скажем, влюбленности, а воспоминания об этом… И я могу приехать в Вену или Париж и два дня не выходить на улицу, если вдруг под рукой оказалась интересная книжка! Безусловно, я получаю удовольствие и от самого процесса написания, но в тех случаях, когда удается это ухватить за хвост и сформулировать. Мне очень интересно суметь остановить мгновение!..

Когда была в Афганистане, один полковник предложил посмотреть, что итальянская мина оставляет от человека - полведра мяса. И добавил: «Там наших ребят ложкой с брони соскребают, чтобы хоть что-то родителям отослать»... Думаю, что мои книги во многом имели успех именно потому, что я посмотрела на войну глазами женщины.

(1997)

«Профессионализм - наше убежище»

- Человеку, только начинающему жизнь, я бы внушила самые простые вещи: во-первых, жизнь интересна и - как это у Бунина? - сколь ни грустно в этом непонятном мире, он все же прекрасен. Во-вторых, готовых ответов нет. Есть только рабочие ответы и наш путь. Жизнь и есть этот путь. У меня недавно спросили: что вы сделали в жизни? Я ответила, что главная моя работа - сооружение самой себя. Надо стараться не упускать свое биологическое время, сжираемое баррикадами, надо не предаваться апатии, депрессии или просто плыть по течению. […] Важно сохранить себя, сделать себя. Поэтому именно профессионализм и может сегодня быть нашим убежищем и противостоянием. Хотя бы потому, что он порождает чувство собственного достоинства.

(2000)

- Не думаю, что «Чернобыльская молитва» стала популярной потому, что западные люди сочувствуют нам и нашему страданию. Полагаю, что дело в том, что мы ничего не знаем о новых страхах. А тема «Чернобыльской молитвы» - это по большому счету тема времени и тема новых страхов. Ведь ясно же, что гуманистические идеи не смогли объединить мир - они в этом оказались бессильны. И столь же очевидно, что объединить людей может только страх. Апокалипсис - это часть современной культуры. Страх занимает в нашей жизни все большее место, он занимает даже место любви.

(2001)

- Мне интересно лишь интеллектуальное противостояние. Все остальные вещи меня не задевают - кто что обо мне говорит, какие ходят слухи... Самое страшное в нашей жизни - это потеря близкого человека и потеря любви.

(2006)

«Не хотелось бы, чтобы жизнь быстро кончилась»

- Я давно счастливый человек. Счастливый в том плане, что делаю то, что хочу, и живу в том ритме, который сама выбрала. По крайней мере, так было до Нобелевской премии. А сейчас вроде бы сама себе не принадлежу!..

(2016)

- Я бы не сказала, что у меня есть большие сожаления. Может, только хотелось бы просто больше жить и наблюдать, как протекает это бытие… Я хотела писать книги - я их написала. И еще пишу… Нет, у меня нет больших сожалений. Но, может, только не хотелось бы… не хотелось бы, чтобы жизнь так быстро кончилась.

(2018)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также